18+
Нур-Султан
Сейчас
17
Завтра
19
USD
386.82
0.00
EUR
428.67
0.00
RUB
5.86
0.00

Беташар – как открывать лицо невесты?

11349

До беташара никто не имеет права видеть лица невесты. Считалось, что она будет счастливой, если его откроют при всех.

Беташар как шоу

Беташар — открывание лица невесты — проводят после того, как девушку привозят в аул жениха.

История говорит о том, что зачастую это делали акыны. Потому как у беташара есть еще и воспитательная сторона. Акыны, восхваляя ту семью, куда приходила невестка, также в шутку и всерьез прохаживались по недостаткам некоторых аульчан, что способствовало их исправлению. Это было целое шоу, в котором участвовали все присутствующие и стар и млад.

В своей автобиографической повести «Наша семья» Бауржан Момышулы, описывая события, которые имели место в начале прошлого века, очень ярко повествует о том, как происходил беташар в ауле, куда была засватана невестой его старшая сестра Убианна:

«Появление Утепа вызвало общее оживление. Он приветствовал всех широкой улыбкой. Его посадили отдельно, на большую подушку, впереди всех. Одна из женщин внесла сковородку, наполненную горящими углями, и поставила перед Утепом. Утеп, засучив рукава, сделал движение над сковородкой, как будто согревая на огне руки. Потом он протянул руку в сторону и ему вручили длинную скалку толщиной пальца в два, которой обычно раскатывают тесто.

По знаку Утепа открылась дверь, и две молодые женщины ввели покрытую белой шелковой шалью Убианну. Сопровождавшие ее женщины сделали поклоны во все стороны.

– Шагните вперед, милая сноха. Вы вошли в юрту свекра! – сказала одна из старух, нарушая торжественное молчание.

Убианна сделала два шага вперед и стала перед Утепом. Их разделяла сковорода, угли которой подернулись серым пеплом.

– Э-э-э-эй! – начал напев Утеп, размахивая своей палкой и требуя внимания гостей.

Сноха пришла, проходите!

За то, что увидите, подарок мне дадите.

Вы, снохи, прекрасное лицо увидите

После принесенного мне подарка…

– Дадим! Дадим! – раздались возгласы. — Айналайын, скорей показывай ее!

Утеп отвечал стихами, что он словам не верит, и пока не посеребрят его руки, не прочистят ему горло маслом, он не откроет лицо прекрасной невесты.

Малибай бросил к ногам Утепа несколько серебряных полтинников. Женщина поставила перед ним пиалу, наполненную растопленным жиром. Другие, в свою очередь, бросали монеты: на кошме перед Утепом вырастала горка серебряных монет.

Бата беру – древнейший и важнейший обычай казахов

Но Утеп пел, что того ему еще мало, требовал больше: пока перед ним не вырастит серебряная копна в рост снохи, он не откроет ее лица. Гости выражали деланный гнев, а Утеп пугал их, распевая, что вот улетит райская птица счастья, по его же волшебному жесту вспорхнет и улетит через открытый купол шанырака.

Тогда все разыгрывали испуг, уговаривали не делать этого, и снова бросали монеты. Утеп опять указывал на разницу между кучкой монет и ростом Убианны.

И опять женщины бросали кольца, браслеты, серебряные или перламутровые пуговицы…

Раздавался запев Утепа. Он начинал петь об Убианне, о нашем роде в хвалебном эпическом тоне, рассказывал о нашей родословной, хвалил бабушку и представлял ее обществу как орлицу, мать славных орлят, в гнезде которой воспитывалась и росла сноха.

И бабушка под общее одобрение подарила Утепу золотое колечко.

Затем Утеп перешел к достоинствам Убианны: воспевал ее красоту, мягкий характер, доброе сердце, ее искусство в рукоделии, говорил, что скоро этот аул наполнится не только ее красотой, но и художественными изделиями, и узорами ее вышивок.

-Э-э-э-эй! – снова затягивал Утеп, призывая к вниманию. — О сидящий здесь на почетном месте 80-летний Майлибай…

Он перешел к исполнению песен-скороговорок, распеваемых в стремительном темпе. Запел хвалебную песню о Майлибае и потребовал от Убианны низкого поклона свекру. Убианна покорно склонилась перед стариком. Каждый свой куплет он заканчивал словами «такому-то поклон».

Затем Утеп перешел к представлению своих сверстников из майлибаевской родни, но представлял их в комедийном плане. Его эпиграммы на бедных ата, каинага, абысын имели такой успех, что юрта сотрясалась от громового хохота. Некоторые смеялись до слез…

Утеп спокойно и с достоинством приступил к новой песне, в которой давал Убианне наставления, как обращаться с мужем, с людьми, как вести себя себя на новом месте, что следует молодухе делать и чего следует избегать, давал советы, учил ее…

Потом Утеп приподнял «жезлом» конец покрывала и сбросил его с головы Убианны наземь.

Народ зашумел, впился глазами в невесту.

Смущенная Убианна вылила на сковороду поданное Утепом масло из чаши. Оно зашипело, создавая дымовую завесу вокруг молодой. Люди кричали: «Благослови!»

Этим древнейшим обычаем, дошедшим до нас по-видимому со времен огнепоклонников, завершалась церемония открытия лица невесты».

Роль акына

Как пройдет беташар, во многом зависело от акына. Но они не всегда хвалили, бывало и так, когда именно акын высказывал свое принципиальное отношение к происходящему. Не секрет, в прошлые века случалось, что зажиточные казахи брали себе новую жену помимо нескольких, пользуясь несостоятельностью родителей девушки и ее беззащитностью.

Как здороваться по казахским традициям? Пособие

Майлыходжа Султанходжаулы, чьи терме-назидания очень часто исполняются современными певцами-термеши, в своей жизни не раз проводил церемонию беташар. В книге «Нақыл», составленной ученым Асильханом Оспанулы, приводится такой случай: «Один богач по имени Толеу, имевший несколько жен, взял себе еще одну жену и позвал на беташар акына Майлыходжу. Когда к концу обряда невеста сделала поклон всем, акын спросил: «Кому еще?». Все сказали «Майлы-еке, теперь вам самому». И тогда акын во всеулышание сказал стихами следующее:

Сноха пришла из Жортпаса,

Вся горит, как в огне.

Сверху четырех жен

Пятой женой, милая,

Как пришла ты, не побоявшись?

Акын таким образом стихами пристыдил хозяев свадьбы, осудив их поведение в отношении молодой.

Иногда случалось так, что лицо невесты открывал младший брат жениха. Такой случай красиво описан в произведений писателя Дулата Исабекулы «Гаухартас». Очень редко, но бывало, когда это делал свекр невесты. Известный акын-песенник Кенен Азербайулы, который в своей жизни видел много трудностей, обрадовавшись, что его сын Коркемжан привел невесту, сам открыл лицо невестки. Радость акына можно понять, у него много детей умерли. Об этом в книге «Кенен ата» написала дочь поэта Торткен: «На той было приглашено много народу. Причитающийся подарок за беташар он отдал кому-то из аульчан и сам открыл лицо невестки. Акын попросил молодых стать рядом и в стихах высказал им свои назидания, вспомнил, как долго ждал это радостное событие. Все со слезами на глазах слушали старца».

Продолжительность беташар

Сколько будет длиться беташар, зависело от таланта акына. Иногда обряд длился долго, иногда не очень. В Казахстане очень был известен акын Нартай Бекежанулы. Его ученик Айдар Достиярулы написал о своем наставнике книгу «Өздерің білер Нартаймын» («Я тот самый Нартай, которого вы все знаете»), где и описал беташар, длившийся несколько часов: «Провести беташар Нареке доверил колхозному кузнецу, который был акыном и жыршы, своему другу Палжигиту Берсигурулы. Палжигит мог сутки напролет исполнять жыры — сказания о батырах, у него была очень хорошая память. Палеке мог аккомпанировать себе как на домбре, так и на гармони. Он был самым достойным и ему можно было доверить такую важную просьбу-поручение. Собравшиеся на этом беташаре слушали стихи,  стоя несколько часов».

Таков Беташар, древний казахский обычай.