Нур-Султан
Сейчас
-7
Завтра
-13
USD
423
-0.47
EUR
503
-0.60
RUB
5.59
-0.01

Катар, Трамп и региональный разлад в Персидском заливе

1126

Вопрос, как поступать в отношении Ирана, всегда включен в повестку дня Совета по сотрудничеству стран Персидского залива (СССПЗ).

Каждая из стран залива «пучит глаза» и «держит стойку», дабы продемонстрировать способность и готовность ответить Ирану,

и отличия между ними заключаются в методах и подходах. Переговоры по иранской программе ядерных исследований и разработок вынесли эти методы и подходы на передовые линии. Под руководством Саудовской Аравии, Бахрейн и большинство эмиратов в составе Объединенных Арабских Эмиратов были настроены по поводу иранской сделки в лучшем случае скептически, выказывая опасения по поводу вмешательства Исламской республики в дела соседей. Другие, как Оман и Эмират Дубай надеялись монетизировать результат сделки и установить новые торговые партнерские отношения с Ираном. Кувейт и Катар зависли между указанным двумя группами. От главного приоритета – сдерживания Ирана – они не отказались, но при этом стремились к снижению напряжения, так как имеют общие с ним интересы в области торговли и разработки газовых месторождений.

Вооруженный конфликт в Йемене усложнил ситуацию в регионе. Эр-Рияд отправил туда свою авиацию, чтобы предотвратить распространения влияния Ирана на йеменских хуситов. Саудовская Аравия при этом совершенно убеждена, что к военным действиям в Йемене Иран однозначно приложил руку. Другие этой убежденности не разделяют, считая, что до конца роль Ирана в конфликте не прояснена и поддержка воюющим хуситам со стороны Ирана преувеличена. Таким образом Оман отказался присоединиться к коалиции арабских войск, вошедших в Йемен под командованием Саудовской Аравии. Страны, что присоединились к коалиции, т. е. весь СССПЗ минус Оман, считали, что США времен президента Обамы далеко отстранились от региона и своих союзников в нем, на основании чего им следовало бы тверже в военном отношении встать на ноги, чтобы гарантировать собственную безопасность. 

Фото REUTERS / THOMAS WHITE (Монитор компьютера, показывающий плотность трафика нефтегазоналивных танкеров через Персидский залив по состоянию на июнь 2017 г.)

По мере развития йеменского конфликта, разногласия внутри СССПЗ росли. Применение авиации дискредитировало себя своими результатами – состояние безопасности стран Персидского залива лучше не стало, их международный имидж упал, и они утеряли к себе доверие. Военные действия пожрали ресурсы, необходимые во времена кризиса, в страны залива стали прибывать тела погибших. Появились сомнения в целесообразности мероприятия, особенно с учетом игнорирования или подчинения саудовским интересов некоторых стран. Абу-Даби, например, больше всего интересовало сдерживание распространения исламизма в южном Йемене, но временами это вступало в конфликт, в войну саудовцев против хуситов. Тем временем резко выросло политическое самосознание и самоуважение ОАЭ, подкрепленное солидным военным потенциалом, и страна объявила об обязательном военном вовлечении в дела Йемена.

С ростом политического самосознания четче и наступательнее стала и внешняя политика ОАЭ.

Как свойственно арабам, свои конфликты и разногласия они пытались скрыть от внешнего мира. Достаточно иронично выглядит то, как на фоне растущих разногласий ОАЭ и Саудовская Аравия стали внешне ближе. Саудовцы называют Эмираты своим «ближайшим союзников в регионе», и их союз замешан на «общей крови, жертвах и судьбе». Так что СССПЗ выглядел объединенным против Ирана.

В январе 2017 г. Эмир Кувейта посетил Тегеран и передал его руководству письмо, в котором указаны предварительные кондиции, по выполнении которых будет организован диалог с Ираном. СССПЗ, включая Саудовскую Аравию, данное письмо поддержал. Предложение Кувейта заключалось в том, что Иран должен отозвать все свои силы и ресурсы, направляемые во вмешательства во внутренние дела стран региона. Тегеран позитивно отреагировал на идею организации переговоров как таковую, но предварительные кондиции назвал неприемлемыми Инициативы Кувейта, подкрепленные успешными переговорами между Тегераном и Эр-Риядом на предмет организации хаджей, казалось бы, способствовали появлению единой политики СССПЗ, которой организация бы придерживалась в переговорах с Ираном.

МИД Саудовской Аравии Адель аль-Джубейр в Москве, август 2015 г.

Иран, со своей стороны, переизбрал умеренного президента Хасана Роухани, который стал продавливать в стране идею диалога с соседями по Заливу. А потом в Саудовскую Аравию приехал Трамп, который открыто поддержал сторонников более жесткой линии в отношениях с Ираном и дал понять, что не откажется от своего ранее высказанного отношения к Ирану, как к угрозе. Агрессивная антииранская полемика вызвала критику со стороны некоторых членов СССПЗ, включая Эмира Катара, и сегодня мир наблюдает за растущим напряжением в регионе. Чиновники из Катара отрицают, что критика с их стороны имела место, но дипломатический кризис уже имеет место быть и нарастать.

На этой неделе пять стран Залива официально расторгли связи с Катаром за «поддержку различным террористическим и сектарианским группам, дестабилизирующим регион». За этим стоит нечто больше, чем просто опасения по поводу терроризма.

Это напоминает попытку изолировать Катар, особенно с учетом наметившегося диалога этой страны с Ираном.

Каковы выводы из всего этого. Первое – арабы не монолитны, и каждая из стран Залива имеет свои соображения в части национальной безопасности.

Второе – Трамп мог бы, не муссируя вопрос, что с Ираном нельзя договариваться, и не опираясь только на арабских «ястребов», использовать свое влияние, чтобы побудить регион решать свои противоречия дипломатическим путем.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter