18+
Нур-Султан
Сейчас
19
Завтра
17
USD
386.05
-0.86
EUR
428.25
-0.56
RUB
5.84
+0.05

Шесть демонов, с которыми сталкивается избитая женщина в Казахстане

Из-за недоработок в законе правоохранители бессильны: женщин продолжают избивать. Нередко до смерти.

По статистике, около 70% женщин в Казахстане хотя бы раз в жизни подвергались домашнему насилию. А опыт работы кризисных центров показывает, что о самых тяжелых случаях полицию информируют только 10% пострадавших женщин. Все это приводит к плачевному исходу, когда сделать что-то для защиты уже не представляется возможным: женщина либо жестоко покалечена, либо убита мужем-агрессором. В этой ситуации можно говорить о шести негативных факторах, с которыми сталкивается жертва домашнего насилия.

1. Бессильный полицейский

По мнению Марианны Гуриной, президента фонда «Улагатты жануя», основная проблема слабой борьбы с бытовым насилием в Казахстане «зарыта» в законодательстве.

Законы прописаны таким образом, что не позволяют пресекать агрессию в семье на ранних стадиях ее проявления

— Законодательство у нас не принимает практических мер по защите женщин. Когда пострадавшая вызывает полицию и говорит, что над ней издевается муж, ей советуют написать заявление. Очень редко женщина пишет его, потому что ждет какой-то защиты непосредственно в тот момент. Если же она все-таки пишет, дебоширу либо просто предупредительно «грозят пальцем», либо забирают на ночь или несколько суток, если он очень буйный. В некоторых случаях предусмотрен штраф. Вот и представьте ситуацию: если муж пьет, денег в семье уже и так мало, а тут еще и штраф, который ложится на семью. А значит, условно говоря, дети останутся без ботинок. К тому же, если женщина пишет заявление на мужа, в большинстве случаев он это не прощает и «припоминает», вымещая на ней новые потоки агрессии, — говорит Гурина.

Кыргызстан ужесточил закон о защите жертв семейного насилия

Также Марианна Гурина считает, что заявление должна писать не женщина, а непосредственно сотрудники полиции (именно это недавно внедрили в Кыргызстане), которые были вызваны и столкнулись с фактом проявления домашнего насилия. И это должно быть прописано в законе.

— Тогда ситуацию нельзя будет просто решить «примирением сторон», как это обычно бывает, ведь факт проявления насилия уже будет отмечен, — подчеркивает Гурина.

По словам Дины Смаиловой, лидера национального движения против сексуального насилия #НеМолчиKZ,

сотрудники правоохранительных органов в Казахстане зачастую и рады бы помочь жертвам насилия, однако у них «связаны руки»,

так как закон не позволяет им удерживать дебошира в СИЗО более трех часов.

2. Бесполезное защитное предписание

На сегодняшний день в Казахстанском законодательстве хоть и предусмотрено защитное предписание, налагающие особые требования к поведению агрессора, по словам Зульфии Байсаковой, председателя правления «Союза кризисных Центров» Казахстана, никто его не соблюдает.

— Защитное предписание — возможность для женщины, подвергшейся насилию, почувствовать безопасность. Оно показывает, что государство готово создать жертве условия для жизнедеятельности с учетом ее потребностей. Но реалии диктуют обратное —

у нас отсутствует механизм реализации данного предписания

Поэтому, безусловно, те меры, которые мы принимаем сегодня в Казахстане,  заявление жертвы по факту насилия, — это не решение вопроса. Людям надо четко разъяснять их права, а также информировать, какой  уровень ответственности предусмотрен за содеянное преступление, — говорит Зульфия Байсакова.

— Каким образом защитное предписание будет соблюдаться, если, к примеру, агрессивных муж находится с жертвой в одной квартире? И когда он его нарушает, никто его по факту не наказывает, — добавляет Смаилова.

3. Бюрократизм и проволочки

Зульфия Байсакова также считает необходимым упростить процедуру сбора документов для женщин, пострадавших от рук агрессора и решивших придать делу законный ход.

— Если муж избивает женщину, то по закону она, несмотря на свое состояние, избитая, с синяками и переломами, должна подать заявление в суд

А чтобы собрать доказательную базу, ей нужно снова пойти в полицию, взять направление на судебно-медицинскую экспертизу, пройти ее, сдать все результаты полиции, тогда только дело перенаправляют в суд. Вы представляете, каково женщине делать все это в том физическом состоянии, в котором она находится? — недоумевает Байсакова.

По убеждению Марианны Гуриной, нужно также ввести в закон о бытовом насилии пункт, согласно которому люди, проявившие агрессию и насилие в семье, должны будут проходить проверку на психическую устойчивость и при необходимости получать должное лечение. Сейчас же законодательство предусматривает такую проверку только с согласия самого человека.

4. Пугливый сосед

По наблюдениям Гуриной, сегодня в некоторых областных центрах страны введена служба «Неравнодушные соседи». По горячей линии соседи могут позвонить и рассказать анонимно о бытовом насилии, свидетелями которого они стали.

— Сигнал поступает, полиция уже тогда принимает меры. В этом случае уже не женщина «виновата», что так произошло, и не сосед, которому еще жить рядом. А ведь обычно

соседи в таких случаях придерживаются принципа «моя хата с краю — ничего не знаю»,

— отмечает она.

По ее словам, такую службу надо ввести повсеместно, в том числе и в крупных городах страны. И сделать это нужно как можно скорее.

Кроме того, Марианна Гурина считает, что обезопасить женщин от бытового насилия помогло бы введение сигнальной кнопки. Это устройство, сделанное в форме часов, выдавалось бы тем женщинам, которые уже находятся в зоне риска.

— Как только женщина почувствует опасность, она сможет нажать на кнопку, а органы полиции, увидев, что ее жизни угрожают,

смогут сразу же отреагировать, — рассказывает она.

Зульфия Байсакова также считает данный девайс необходимостью.

— От лица неправительственных организаций мы внесли предложение о необходимости создания базы данных, в которой бы отмечались особые характеристики женщин, столкнувшихся с бытовым насилием. А

когда женщина нажимала бы тревожную кнопку, на аппарате высвечивались ее данные, к примеру, высокое давление

или инвалидность второй группы. Тогда специалистам было бы проще быстро отреагировать и оказать вовремя необходимую помощь. А если в базу будут включены номера ближайших родственников и знакомых жертвы, можно будет их сразу проинформировать. Если бы такая система была внедрена, у насильников сформировалось бы понимание, что нести ответственность за совершенные деяния они будут в любом случае и знать, что проявляя агрессию, не добьются ни внимания, ни возврата женщины, ни возмездия или целей, какие бы они не преследовали, — говорит Байсакова.

5. Коррумпированный травматолог

По словам Дины Смаиловой, против жертв насилия нередко играет коррумпированность некоторых структур. В частности, нанеся тяжелые увечья жене, муж часто дает взятку судмедэксперту, чтобы тот не писал в заключении правду.

— Как-то мы столкнулись со случаем, когда муж избил жену буквально до полусмерти и привез в больницу, заявив, что ее сбила машина

Однако врач, прекрасно видя побои, подтвердил в заключении, что женщина попала под машину. К сожалению, очень часто травматологи идут на такое преступление, — рассказывает она.

По ее словам, причиненные при домашнем насилии травмы на сегодняшний день фиксируются как «легкая» или «тяжкая» степень нанесения побоев.

— Так вот, «тяжкая» карается законом, а при «легкой» степени дело можно свести к примирению. И

травматологи делают все, чтобы зафиксировать степень травм как «легкую», вступая в сговор с полицией,

— утверждает Смаилова.

По ее словам, какие-то серьезные меры принимаются только тогда, когда агрессор серьезно покалечит свою жертву. И закон в Казахстане сегодня построен таким образом, что пока муж не нанесет женщине серьезных телесным травм или, в худшем случае, не убьет, ему все сходит с рук.

6. Агрессор с чувством безнаказанности

Ситуации с убийствами жен мужьями — далеко не редкость для казахстанских реалий. Не так давно страну потряс вопиющий случай: в Алматинской области мужчина, ловко перепрыгнув через прилавок в аптеке, напал с ножом на свою жену, работавшую там фармацевтом.

Убийца нанес женщине более двадцати ножевых ранений и успокоился лишь после того, как она скончалась

А между тем незадолго до этого женщина жаловалась в полицию — у супругов произошел конфликт, после чего муж ее избил. Увы, правоохранительные органы своевременно не отреагировали. А в день убийства родственники женщины самолично отвели ее мужа в отделение полиции, однако спустя несколько часов отпустили.

Большой резонанс вызвал случай, произошедший в 2015 году в Астане, где

бывший муж облил бензином и поджег свою жену, учительницу средней школы

Женщину доставили в больницу с термическими ожогами 70 процентов тела, через некоторое время она умерла. 43-летний убийца был арестован. Как оказалось, он состоял на учете в категории «семейный дебошир», за что неоднократно привлекался к административной ответственности. Учительнице даже пришлось переехать в Кризисный центр, где она проживала с детьми на протяжении двух месяцев. Однако эти меры ее не спасли…

В Астане скончалась учительница, пострадавшая от поджога

В том же году в ЗКО мужчина также убил бывшую жену, застрелив из ружья. Он поднялся на второй этаж учреждения, подошел к кабинету своей бывшей супруги и произвел в нее 4 выстрела из обреза, затем перезарядил оружие и выстрелил еще два раза. По версии полиции, мужчина совершил убийство из-за ревности. В тот день супруги получили решение суда о разводе.

Эти случаи, получившие огласку, не являются единичными: как отмечает Зульфия Байсакова, председатель правления «Союза кризисных Центров» Казахстана, ежегодно от бытового насилия в нашей стране погибают порядка 450 женщин.

— Именно ощущение безнаказанности вселяет в некоторых людей уверенность, что человека можно «облить бензином и поджечь»,

«застрелить или зарезать на рабочем месте». Самое страшное, что мы не защищены, даже если и напишем заявление. Нам нужен четкий план реализации закона о профилактике бытового насилия, — заключает Байсакова.