Нур-Султан
Сейчас
9
Завтра
13
USD
427
0.00
EUR
515
0.00
RUB
5.72
0.00

Кыргызстану грозит экологическая катастрофа — экологи

945

— Как-то я говорила с сотрудником «Бишкекглавархитектуры» о вырубке деревьев в городе. Чиновник заметил, что вместо каждого нового пенька будет высажено несколько деревьев. Он отметил, что город развивается, значит где-то же должны располагаться новые магазины, дома.

Эмиль Шукуров: Это большая ложь! У нас до сих пор нет нормальных стандартов озеленения. В итоге мы видим огромное количество вилл, которые оказались словно в пустыне. Ни деревца, ни травинки — все заложено плиткой.

На берегу высохшего моря: как выживают в узбекском Приаралье

То, как разрушают нашу среду обитания, не лезет ни в какие ворота

Иногда говорят, что на озеленение просто не хватает средств. Совершенно очевидно, что город у нас не супербогатый, чтобы тратить на это какие угодно деньги.

Однако при этом сажают уже взрослые деревья, которые стоят в 10 раз дороже, чем обычный нормальный саженец! Но нет, сажают именно такие, оправдывая тем, что и вырубили большие. И еще находят сотни причин, почему те, старые, вырубили: мол, они были аварийные, больные, пятое-десятое. Просто уму непостижимо, почему горожане позволяют это делать!

«Бишкек — не вилла богатея»

Нам объясняют, что саженцы не приживаются, но это тоже не аргумент! Все деревья, которые вы видите в городе, тоже когда-то были саженцами. Давно добросовестные и честные озеленители засадили весь Бишкек таким способом. А нынешние значит расписываются в своей некомпетентности или нежелании, которые не дают им сажать так, как это делалось раньше?

Бишкек в принципе не должен озеленяться крупномерами, потому что это город, а не вилла какого-то богатея, чтобы так расточительно тратить деньги.

Еще все вдруг начали увлекаться хвойными деревцами, но их кроны не затеняют тротуар, это делают исключительно лиственные деревья. Зато хвойные стоят гораздо дороже обычных.

Э. Шукуров

Э. Шукуров. Фото: Sputnik/Табылды Кадырбеков

Чиновникам проще посадить одно драгоценное дерево — и все, бюджет реализован, да и трудовых затрат меньше

А вот листовая поверхность — это прекрасный освежитель и увлажнитель воздуха. Из-за этого в городе такой приятный климат. Кроме того, листья копят на себе пыль, которой стало безумно много с этой идиотской автомобилизацией.

Воздух Бишкека опасен

Выяснилось, где в Казахстане самый грязный воздух

Анна Кириленко: Вы знали, что в 2015 году многими странами, в том числе Кыргызстаном, приняты Цели устойчивого развития до 2030 года? Там есть очень интересная одиннадцатая цель, один из пунктов которой касается доступа горожан к зеленым зонам. В ней говорится, что для полноценной жизни человека необходимо, чтобы зеленая зона располагалась как минимум в полукилометре от дома. Это особенно важно для маленьких детей.

Столичная мэрия никогда не расплатится за тот урон, который наносит горожанам повальная вырубка,

ведь это просто колоссальное негативное воздействие на всех нас.

Кыргызгидромет регулярно отслеживает показатели качества воздуха в Бишкеке. Есть даже карта, в какой части города превышается предельно допустимая концентрация загрязняющих веществ. Когда вы увидите ее, поймете, что в настоящее время

мы живем в очень опасной экологической среде

Талдыкорган лидирует в списке городов с очень грязным воздухом

Дороги — свалка автохлама

— Если бы у нас работали заводы, было бы понятно, откуда в воздухе столько грязи. Но ведь у нас и производства-то нет!

Э.Ш.: Проблема в безумной автомобилизации. Наши трассы — это просто свалка подержанных автомобилей. Они запрещены в развитых странах, а у нас ничего, продаются.

А.К.: Необходимо принимать меры, чтобы ограничить «нашествие» машин. Например, в Китае в один день на дороги выезжают машины с четными номерами, в другой — с нечетными.

Э.Ш.: Нужно решать проблему и с парковками в центре города. Еще 25 лет назад предполагалось, что центр станет чуть ли не прогулочным и такого большого количества машин точно не будет. Но кажется, что сейчас все происходит стихийно.

Все нормы — это видимость. Каждый делает, что хочет, где хочет и как хочет

Экотуризм в Кыргызстане и за рубежом

Олигархи портят воздух Астаны

— Хотелось бы обсудить еще одну проблему: отчаянное свинство в местах отдыха на природе. Как-то мы поехали отдыхать на Мертвое озеро. Там установлен шлагбаум, где люди сомнительного вида собирали с каждой машины приличные деньги. Однако никаких условий для отдыхающих не создано: ни раздевалок, ни урн, ничего. С этим как вообще можно бороться?

Э.Ш.: Элементарно, Ватсон! Нужно брать пример с других стран. Например, я был в национальном парке Дана в Иордании. Природа этого места в сто раз беднее, чем живописные виды любого из наших ущелий. Но парк находится рядом с пустыней и на ее фоне, конечно, выглядит роскошно.

Туда не может заехать ни одна посторонняя машина, все передвигаются в специальных грузовиках, сидя на тюках с сеном. Туристов довозят до места, там есть магазин сувениров, кафе, кинотеатр, где читают лекции. Все ходят группами, ни один человек не имеет права болтаться там без гида. О костре и помыслить нельзя!

А.К.: И в Африке так. Ты даже не можешь сам открыть дверь машины, ехать можно только по определенной дороге. Предоставленные автомобили должны отвечать стандартам. Так делается во всех цивилизованных странах, так можно делать и у нас.

Мораторий государству не нужен

— Еще одна болезненная для нас тема — охота. 16 марта депутаты парламента отклонили законопроект о введении моратория на отстрел животных, занесенных в Красную книгу. При этом очевидно, что такая охота — забава богатых…

А.К.: Ну так сколько еще мы будем позволять какой-то группе богатых людей принимать решение за нас и лишать будущего наших детей и внуков? Это принципиальный спор, он напрямую связан с тем, кто принимает решения в стране.

Э.Ш.: У противников моратория главный аргумент, что без охотничьих хозяйств начнется разгул браконьерства. А сейчас что, не раздолье для браконьеров?! Однако закон не отменил бы охоту, он просто запретил бы отстреливать некоторые виды животных, только и всего.

А. Кириленко

А. Кириленко. Фото: Sputnik/Табылды Кадырбеков

Охота превратилась в истребление

— Насколько серьезно сейчас стоит проблема охоты в Кыргызстане?

Э.Ш.: Представьте стадо косуль из ста особей. При благоприятных условиях самки принесут потомство 40 детенышей в год. До следующего лета из-за хищников и болезней не доживет и половина, так что за год прирост составит 10 особей. Из этих десяти охотники без ущерба для природы могут отстрелить лишь одного.

То есть можно отстрелить 100 косуль из 10 тысяч, иначе популяция будет сокращаться

При этом есть еще одна проблема: если взять архаров, то для охотников самая желанная добыча — это самцы с хорошо развитыми рогами, чтобы было чем украсить комнату. Сейчас стали отстреливать даже молодняк.

Охота превратилась в истребление, ведь в природе самцы должны драться друг с другом за самок. Если этого не происходит, самец либо сходит с ума от своих гормонов, либо может и вовсе утерять интерес к размножению.

Охота на браконьеров: поймать несложно, наказать — почти невозможно (фото, видео)

На подсчет животных нет денег

— Чтобы рассчитать, сколько животных можно отстрелить без потерь, нужно знать, сколько их всего. Насколько хорошо в Кыргызстане отслеживается количество диких животных?

Э.Ш.: Тут все не так просто. Все виды животных из года в год меняют свою численность: в какой-то год их больше, в какой-то меньше. А я смотрю на отчеты охотничьих хозяйств и вижу прямую линию! Кажется, они подсчитывают что-то неживое.

Иногда в этих отчетах численность одного вида за год увеличивается на тысячу голов! Такого быть не может! Я понимаю:

если их показатели совсем упадут, им запретят отстреливать, чего они и боятся

А.К.: У нас по закону, деньги, вырученные с продажи лицензий на охоту, должны расходоваться в определенном порядке. 40 процентов идут на биотехнические мероприятия, но какими они должны быть, нигде не расписано. Четверть поступлений идет в местные бюджеты. 35 процентов должно тратиться на мониторинг.

Но каждый раз, когда мы заикаемся о мониторинге, нам говорят, что денег на это нет! Сколько бы животных ни отстреливали, денег нет!

Э.Ш.: Все так озабочены судьбой снежного барса. Однако на территории Кыргызстана он практически перестал размножаться! Исключение составляют две-три популяции, которые обитают в верховьях Нарына.

То есть не сделано ровным счетом ничего! В бюджет эти деньги тоже не попали. Так где они? Известно, что процветают коррупционные схемы, но никого за это не наказывают.

Соколы становятся жертвами чёрного рынка, а охотники-беркутчи процветают

Опыт США

— Как обстоят дела с охотой в других странах?

Э.Ш.: Будучи в США, я поехал в Йеллоустонский парк как раз в начале охотничьего сезона. Мы получили разрешение просто посмотреть, как и что там. Нам навстречу выехал пикап, в кузове которого лежал огромный бизон.

Хозяин рассказал, что это удовольствие обошлось ему всего (!) в 22 тысячи долларов. Дело в том, что там ты покупаешь право на выстрел, как пульки в тире. Промахнулся — сматывайся отсюда. При этом подстреленное животное — вовсе не твоя собственность. Ты должен привезти тушу на егерский участок и купить ее. Можно целиком, можно лишь голову или шкуру.

И вот мы едем вдоль дороги и видим самок и детенышей бизонов. Оказывается, они тут в безопасности, ведь нельзя расчехлять ружье как минимум в сорока метрах от трассы. И никому не приходит в голову эти правила нарушить.

Удручает, что мы все проблемы списываем на недостаток средств.

С нашими ущельями, с нашей природой можно зарабатывать баснословные деньги, не разрушая ее

Еще в советское время я водил по горам интуристов и знаю, о чем говорю. В наших условиях дело-то и не в деньгах, а в отсутствии желания сохранить наши природные богатства.

Асель Минбаева

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter