18+
Астана
Сейчас
-3
Завтра
-7
USD
377.62
0.00
EUR
426.03
0.00
RUB
5.67
0.00

«Заберу паспорт и напьюсь!» — как в Узбекистане получают выездную визу

8717

Чтобы получить выездную визу, обычной девушке из Ташкента нужно пройти 9 кругов ада.

Выездная виза – барьер на пути за рубеж, который приходится преодолевать лишь гражданам Узбекистана и Северной Кореи. Официальное название визы – стикер разрешительной записи — действует два года, без него можно выехать лишь в девять постсоветских стран. Выезд во все остальные государства и территории без этого стикера невозможен.

Как поясняет «Фергана.ру» (портал, предоставивший нам эту публикацию — 365info.kz), для получения визы нужно собрать и сдать большой пакет справок, анкет и характеристик. Так, одной девушке удалось пройти этот этап за несколько дней.

Уровень 1-2. Это тебе не Machinarium

«Я наконец-то прошла многоуровневый квест «Сдай документы на выездную визу!». Это вам не какой-нибудь Machinarium, где подумал-подумал и прошёл уровень. Это совершенно алогичный квест с непредсказуемыми заданиями, постоянно меняющимися переменными и неявным развитием сюжетной линии. Никогда не знаешь, где вдруг споткнёшься об очередную справку из махалли (орган самоуправления) или характеристику от домкома с подписями двух соседей. Знаете, в играх есть такая опция — выбрать уровень сложности?

У меня по умолчанию был уровень Нard (трудный) по той простой причине, что я — девушка, не достигшая 35 лет

Первые два уровня квеста за меня прошла мама: на прошлой неделе сначала сходила с моим паспортом и заказала, а потом забрала в ЗАГСе справку формы №71 о том, что я не состояла и не состою в браке. Причём поначалу справку маме отказывались выдавать, требовали меня лично. Наверное, хотели посмотреть, насколько я страшненькая, что ни разу не сходила замуж. Но мама справку мне всё же добыла. Затраты — только расходы на дорогу, в пределах пяти тысяч сумов.

Выездная виза в Узбекистане

Такие демотиваторы «гуляют» по узбекским соцсетям

Уровень 3. Разрешение от мамы

На третий уровень мы пошли вдвоем — делали нотариальное разрешение от мамы на мой выезд за границу. Это специальный уровень для девушек моложе 35 лет. И неважно, что я уже 12 лет живу в другом городе без родителей — государству на это плевать: вынь да положи разрешение от матери. Если родители не в разводе, то ещё и от отца. Если ты замужем, то от мужа.

У меня риторический вопрос:

в понимании государства девушка до 35 лет — некое недееспособное существо с тонкой струйкой слюны изо рта, не способное принимать самостоятельные решения?

А равенство полов? А свобода передвижения? Нет, мы, девушки Узбекистана, этого недостойны.

Хорошо, что нотариусов в Ташкенте много, этот уровень мы проскочили относительно легко. всего за полтора часа.

Уровень 4. Здесь вам не тут

Во вторник утром я отпросилась с работы и съездила с мамой в областной ОВИР (так в Узбекистане называют отделы въезда, выезда и оформления гражданства ОВВиОГ), чтобы сдать требуемый пакет документов и получить наконец стикер.

Областной ОВИР — это четвертый круг ада. Поясню ситуацию, чтобы вы понимали масштабы бедствия.

В областной ОВИР должны обращаться жители Ташкентской области. Он один на всех. В Ташкентской области проживает 2,6 млн человек. Как и в ташкентских ОВИРах,

здесь одна касса, одно окошко приёма документов, одно окошко для записи на собеседование с инспектором

Представили, какие очереди скапливаются в областном ОВИРе?

На подступах к ОВИРу начинают встречаться небольшие конторки по заполнению анкеты на визу. Там же продают и саму форму анкеты: скачать её заранее нельзя.

Засада в том, что сведения о работе в анкете должны быть заверены печатью компании, в которой вы трудоустроены, и подписаны начальником отдела кадров или директором. Если не работаете, требуется печать из махаллинского комитета по месту прописки.

То есть «здесь вам не тут»:

вы сначала приезжаете в ОВИР, получаете бланки анкеты, потом возвращаетесь с этой анкетой на работу или в махаллю, чтобы заверить её печатью, и снова едете в ОВИР

И одного дня вам не хватит: пока вы вернётесь в ОВИР, уже ни в какой очереди до нужного окошка не достоитесь.

Но мы «взломали систему» — месяцем ранее взяли у одной знакомой пустую форму анкеты и сняли с неё копии. На всякий случай сразу четыре штуки, хотя нужны две. В понедельник я притащила пустые анкеты на работу и попросила поставить мне печати на все четыре штуки. И хорошо, что сделала лишние, потому что одну анкету забраковали — сказали, что печать бледная и не слишком чёткая.

Уровень 5. Зачем-то еду в Индию

Мы не стали заполнять анкеты дома: там больше вопросов, чем ответов.

Как указывать даты работы? Цифрами? Название месяца писать словами? «Сведения о родителях» — ФИО, дата рождения и место работы достаточно? Или нужен ещё их адрес проживания? А их паспорта указывать? А адрес их работы тоже нужен? И так далее.

Даже самый самоуверенный человек при заполнении этой анкеты не раз замрёт с мучительным сомнением на лице,

пытаясь предугадать правильную форму подачи информации.

Обычно на сайтах посольств к пустой форме анкеты прилагается инструкция по её заполнению. Но у нас не тот случай. У нас даже формы анкеты в интернете нет, не то что инструкции. Поэтому все туристические сайты рекомендуют воспользоваться помощью стола услуг, где анкету заполнят максимально правильно.

Мы обратились в первый попавшийся на пути стол услуг. Тётенька быстро заполнила размашистым почерком под мою диктовку две анкеты. На мой взгляд, слишком небрежно.

Она сказала, что в анкете надо указать, в каких странах я была за последние два года. Полистала сама мой паспорт и написала, что в 2014-2016 годах я выезжала в Россию и Казахстан. Я робко заикнулась, что в тот же период выезжала ещё и в Италию, Таиланд, Малайзию и Турцию, но

женщина, оборвав меня словами «России и Казахстана достаточно!», быстренько подшила все мои документы в дело, отметив на обложке, что я подаю на получение визы в Индию

Ну надо же было мне что-то сказать, а в Индии я давно хочу побывать.

И мы продолжили путь в ОВИР.

Уровень 6. Рус тилини билмайман

В ОВИРе сразу встать в нужную очередь не удалось: в лёгкий ступор ввели два зала с девятью разными окошками со скупой информацией о порядке очерёдности обращения к ним. Даже пресловутое «мне только спросить» не дало результатов, потому что мы либо натыкались на «рус тилини билмайман» («не знаю русского языка»), либо на таких же совершенно потерянных людей, мыкающихся между окошками и также не понимающих, куда им надо и к какой очереди лучше примкнуть.

После 15 минут скитаний нам удалось выяснить у девушки в одном из окошек, что сначала надо оплатить госпошлину в кассе, а потом пройти во второй зал за резолюцией на анкету.

В кассе всё прошло быстро. К анкете прилепили квитанцию об оплате и мы пошли искать второй зал, где надо было получить резолюцию.

Задача оказалась непростой: мы никак не могли найти этот второй зал. Нигде никаких надписей или цифр.

Методом перекрестного опроса посетителей ОВИРа удалось установить, что второй зал — это и есть то самое помещение, где мы скитались,

а резолюцию ставят в окошке с надписью «Приём документов».

За время этих бестолковых скитаний у меня опять возникла куча риторических вопросов. Почему нельзя где-то крупно на стене вывесить информацию о порядке обращения в окошки и всей процедуре? Почему нельзя организовать электронную очередь, чтобы люди не толпились и чуть ли не дрались у каждого окна? Почему нельзя создать в области несколько ОВИРов или увеличить штат в этом единственном, чтобы не накапливать такие очереди? Почему?

Уровень 7. Чем вы занимались в России?

Отстояв в хаотичной очереди около часа, мы наконец добрались до того самого инспектора, который ставит резолюцию на анкету.

Минут пять девушка-инспектор с пристрастием изучала мой паспорт с разными визами, затем наконец спросила, чем я занималась в России и как долго там находилась. Также

чиновника интересовало, почему я не указала точный адрес проживания в Москве с детализацией вплоть до номера квартиры

Я объяснила, что была там в командировках по работе не более трёх-шести дней каждый раз, жила в разных гостиницах и адреса, естественно, не помню.

Инспектор поворчала и велела дописать внизу в скобках слово «командировки». Пока я быстренько исправляла анкеты, мама держала мне очередь к другому окошку, чтобы не стоять потом ещё час.

Когда я снова пробилась к окошку, там уже сидел другой инспектор: девушку сменил мужчина, он заново начал выяснять у меня про командировки. В конце концов черканул мне наискосок свою фамилию и подписал одну анкету, а вторую отказался, пояснив, что теперь мне надо на собеседование к инспектору из СНБ и только после этого у меня примут документы на визу.

Очередь к снбшнику — отдельная песня. В 10 утра там стояли уже 45 человек, а запись на приём была закрыта. Нам рассказали, что приезжать в ОВИР надо к 6 утра.

К 6 утра у дверей уже скапливается народ и кто-то записывает фамилии пришедших на листок

В 9 утра приходит секретарь из соответствующего окошка, забирает список и делает перекличку. Если не откликнулся на фамилию, то из очереди вычёркивают. Инспектор, кстати, принимает всего два дня в неделю — во вторник и пятницу. То есть во вторник я свой шанс уже упустила, теперь придётся ехать в пятницу к 6 утра.

Уровень 8. Осада «Чёрного замка»

В пятницу мы вскочили в 5.15, выбежали из дома и поехали на осаду «крепости».

Именно как осаждаемая крепость (или как Чёрный замок из «Игр престолов») и выглядит областной ОВИР ранним утром. Ворота наглухо закрыты, а перед ними развёрнут лагерь на колёсах, который бдит, готовый в любой момент сорваться на решительную осаду с прорывом внутрь.

В 5.30 утра я была шестой по списку!

Девушка, оказавшаяся в списке первой, приехала в час ночи, вторая — в три, ещё трое подтянулись к пяти утра

В 6.45 ворота крепости открылись и люди кинулись внутрь с таким рвением, будто первому прорвавшемуся в зал обещали поставить визу без очереди…

В 7.45 пришла секретарь и начала формировать свой список для инспектора: глядя в утренний листок, называла фамилии записавшихся и проверяла, есть ли на руках папка документов. Тех, кто откликался, записывала в свой лист.

Что тут началось! В списке к тому моменту значились уже 56 человек. Невзирая на свои номера, все дружно ломанулись к окошку. Девушка, условно 48 номер, встала прямо у окошка, не давая третьему номеру просунуть свои документы секретарю.

Тут выяснилось, что необходимо раздобыть некий бланк, который, оказывается, нужен для собеседования.

Бланки давали в окошке с надписью «Ксерокопия. Срочное фото». Нелогично, не очевидно, но кто обещал, что будет легко?

Порядком измявшись в толпе, я всё же смогла сдать свои документы. В список секретаря я попала под седьмым номером, хотя была шестой. В 8 утра — за час до начала рабочего дня инспектора — список из 50 человек уже был сформирован.

Уровень 9. Инспектор службы безопасности

В 9 утра инспектор начал приём посетителей. Мы с волнением скопились у его двери. Первая девушка вышла минут через пятнадцать, к ней сразу кинулись с расспросами: «Что спросили? Прошла?» Это было похоже на сдачу экзамена у злобного преподавателя.

После пятого номера в очередь воткнули каких-то двух блатных с орущим ребёнком на руках…

Пропускная способность инспектора – примерно десять человек в час, поэтому я зашла в кабинет в 10 утра…

Инспектор сидел один и работал на износ. У него был включён телевизор, он с интересом смотрел на экран,

где шёл узбекский аналог программы «Смак», при этом рассеянно листая мою папочку с документами. Мне даже неловко стало — пришла тут, отвлекаю человека.

Между нарезанием огурчиков и карвингом морковки инспектор соизволил взглянуть на меня и спросил, как часто я бывала за границей? Я на всякий случай начала с упоминания командировок. Инспектор даже оторвался от созерцания нарезки и заинтересованно спросил, а кем работает девушка, которая часто по работе ездит за границу?

Я рассказала ему историю «про нас, про вас и Нефтегаз» и захлопала верноподданническими глазами

— А вы замужем? — зашёл инспектор с другой стороны.

— Нет, в браке не состояла, — бодро отрапортовала я.

Инспектор ещё полистал мои документы, потыкал пальцем в свидетельство о расторжении брака родителей, придирчиво изучил характеристику с работы и… отпустил с миром.

Ура, квест пройден! Гордые, мы с мамой вышли из ОВИРа.

Через 25 дней я могу забрать свой паспорт с вклеенным стикером. В этот день я точно напьюсь».

Узбекистан мог бы накормить Казахстан, но мешает… бизнес