Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
386
+0.58
EUR
427
-0.55
RUB
6.05
+0.01

Смена элит в Казахстане непредсказуема — эксперт

8259

— Замир, последние события, касающиеся земельного вопроса, событий в Актобе, показали, что какой-то системный сбой у нас все-таки присутствует. И многие склоняются к тому, что следует ожидать известной ротации в управленческих кадрах. Что можете сказать? 

— Ротация идет. Да, для Казахстана это была шоковая ситуация. Мы всегда считались стабильным государством на постсоветском пространстве. Но случился такой казус. Конечно, политическое руководство страны пытается восстановить стабильность. Восстановить за счет кадровых перестановок. Потому что проблема не только в терактах в Актобе, но и в земельных реформах. Достаточно взрывоопасный бульон. Сейчас мы видим попытку создать равновесие. Это можно заметить по недавним назначениям. Министра сельского хозяйства сделали вице-премьером. В прошлом он занимал пост главы Южно-Казахстанской области. Это аграрный регион нашей страны. Он занимался еще и идеологической работой. Мне кажется, как раз эти две комбинации, информационная и хозяйственная, нужны для проведения земельной реформы в стране. Тем более, что она проводится не только для аграрного сектора, но и для привлечения инвесторов. Об этом говорил глава государства.

Появилось новое ведомство по миграции. Это тоже актуальная программа для Казахстана. Вы знаете, что там, где есть неподконтрольная миграция, там обычно возникают какие-то волнения, напряжения. В данном случае необходимо создание такого министерства. Думаю, что там тоже будут назначения.

Болашаковцы – актуальная проблема для Казахстана. Про них говорят уже не первый год. Помню еще с начала 2000-х. Говорят, что надо привлечь эту группу в руководство страны. Но фактически мы признаем, что

ставка на болашаковцев остается до сих пор каким-то мифом

— В 2008 году президент говорил, что надо перестроить работу госаппарата. И он очень надеялся на болашаковцев. В прошлом году были озвучены данные – в госаппарате, который сейчас насчитывает чуть более 100 тысяч человек, работают всего 319 выпускников программы «Болашак». Мало. С чем это связано? Старые кадры не дают дорогу молодым? Или молодые оканчивают факультеты политических наук, а потом уходят в бизнес или куда-то еще?

— Здесь все объясняется просто. Достаточно посмотреть на биографию нашего политического руководства или тех людей, которые достигли олимпа в нашей политической модели. Обратите внимание, в большей части это люди, прошедшие через один коридор рекрутирования. Это так называемый «госаппарат». Там представителей бизнеса мало, представителей науки мало. Это бывшие чиновники. Если посмотреть на госслужбу, то все встанет на свои места. Попасть на госслужбу проблемно. Я посмотрел статистику. Оказывается, число людей, у которых стаж на госслужбе выше 10 лет, составляет 50%. Это старожилы. А новобранцев, которые не дотягивают до 5 лет, 30%. И то не все из них остаются на госслужбе, кого-то отсеивают. Проблема в закрытости нашей политической элиты. Потому что

на нашу госслужбу не каждый может попасть, взобраться по этой лестнице. Мы все понимаем, для того, чтобы попасть в госаппарат нужны не только знания

зубов1

— Опыт?

— Опыт. И в руководстве страны признают, что есть такой элемент, который много критиковали — тестирование, так называемый госэкзамен. Мол, эта система достаточно непрозрачная, где-то требуются связи, часто родственные. Это обстоятельство тоже играет роль сдерживания. Еще один момент. Когда мы говорим о болашаковцах, то не говорим, что они сокурсники. Это люди, которые закончили вузы за рубежом. Они не референтная группа. У них общее только то, что они учились за рубежом. Но у них нет между собой каких-то формальных или неформальных отношений. Один другого не потянет.

В России сидит Путин. Кто такой Кудрин? Это его друг-товарищ. Он его до аэропорта довозил. Медведев – его сослуживец по Питеру

Мы понимаем, что вся питерская команда сидит в Кремле. С болашаковцами мы этого не видим. Потому что это люди, у которых нет личного характера, и это обстоятельство сильно их сдерживает. Сейчас много шума было, что акимом Алматы стал молодой выпускник «Болашака».

— Не только Алматы. Это можно сказать и о Шымкенте, Западном Казахстане и Восточно-Казахстанской области.

— Если брать пример с Алматы, то посмотрите — 5 замов у нашего акима, но из них только двое выпускники «Болашак». Реальная ситуация такова, что

разговоры о том, что болашаковцы придут в реальное политическое руководство страны, остается мифом

Даже и в национальных компаниях присутствие болашаковцев составляет 2%. Это неплохой показатель, учитывая, что доля государства в экономике превышает 40%. Мы видим очень низкое представительство выпускников «Болашак» как в госсекторе, так и на госслужбе.

Смена поколений в элите Казахстана еще впереди

— Вы заговорили о молодых акимах. Мне кажется, пример с Байбеком достаточно удачный. Он смог расположить к себе население. Не всех, конечно, но большую часть за счет новых технологий – работа в соцсетях, создание различных советов, общественных комиссий. Это постоянное пребывание на каких-то объектах. Не сидит в кабинете. Может ли быть так, что эта модель будет интегрирована и в другие регионы? И постановка Байбека – это такой сигнал старой гвардии: ребята, незаменимых людей нет!

— Давайте начнем с того, что уже сегодня выпускники «Болашак» присутствуют в госаппарате. Мы это прекрасно знаем. Они широко представлены на уровне замакимов. С Байбеком или с Западно-Казахстанской областью – это редкий случай, когда они стали акимами. Мы видим, что они добились определенных результатов, но не стали представителями какого-то властного класса Казахстана. Это высший слой административных работников.

Это ступенька, чтобы переступить порог и войти в группу очень влиятельных людей, которые принимают решения в Казахстане

Второй момент – давайте признаем, что активная политика в Казахстане начинается не с 40, а с 40-50 лет. То есть смена поколений еще впереди. Может, такие люди, как Байбек придут к власти – станут министрами или возглавят администрацию президента. Это у них еще впереди. Если говорить о том, к чему это может привести… Очень интересный вопрос. Сейчас в основном сидят люди, которые закончили советские вузы.

— Как правило, два образования. Одно из них – высшая партийная школа.

— Есть опыт работы в советском госаппарате. Даже по парламенту видно, по мажилису, что людей младше 40 лет можно буквально по пальцам пересчитать. Все остальные старше 40 лет. У этих людей опыт хозяйственников, как у Лужкова, опыт государственников. Но впереди, скорее всего, смена поколений. Это будут люди, которые обучались где-то в Америке, в Европе. Это совсем другой опыт. Прекрасный опыт дает история России. Откуда возникли декабристы? Была Отечественная война. Был выход военных офицеров в Европу. Они видели Францию, Германию. Видели, насколько Россия отстала от Европы. Был у нас послевоенный период в 20-ом веке. Это хрущевская оттепель. Откуда? Опять же, была война, был выход советских солдат, советских граждан в Германию. Они видели, какие там машины ездят, какие там дороги шикарные. Мне кажется, что

болашаковцы – это наши выходцы в Европу и Америку

С этими людьми будут связывать какую-то степень открытости в экономике, политике, большую конкурентоспособность. Будет происходить модернизация политической элиты, что позволит Казахстану конкурировать.

— Но ждать по вашему прогнозу еще 10 лет.

— А что же делать? Если брать исторические примеры, то мы знаем, что смена элиты никогда не происходила очень быстро. Это всегда такой революционный шаг. Приходили люди новой волны, но у них не всегда был опыт управленческой работы. Мы это сейчас хорошо видим по Украине.

— По Грузии.

— Не всем удается быстро стабилизировать и политическую ситуацию, и экономическую. У них начинается какой-то штопор. Про Грузию молчу, у них более-менее хороший пример.

— Она же маленькая совсем.

— Маленькая. Они где-то прислушивались к МВФ, активно привлекали финансовых специалистов. А Украина продемонстрировала тот негативный пример, когда к власти приходят…

— Меняют все одним махом.

— Нет никакого опыта. Есть большие ожидания, что произойдет смена власти и все изменится к лучшему. Надо быть реалистами. И на одних ожиданиях рост ВВП никогда не произойдет. Поэтому смена элиты – довольно болезненный процесс, который не всегда приводит к предсказуемым результатам. И еще хочу сказать, любая элита – продукт зрелости общества. Если общество смогло продемонстрировать свою зрелость, то у него и будет такой лидер. Любой лидер, скажем, Обама – это продукт американского общества. Это процесс перемен в обществе. 50 лет назад говорить о том, что президентом США может стать темнокожий, было на грани фантастики.

— Или женщина.

— А теперь все по-другому.

— Ну что же! Спасибо вам за такую лекцию! Будем ждать и надеяться!

Видеоверсию смотреть здесь.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter