Нур-Султан
Сейчас
3
Завтра
5
USD
427
+1.34
EUR
497
-1.07
RUB
5.53
-0.03

Логика противостояния Китая и США в 21 веке: три сценария

2347

По мере развития новых торгово-дипломатических отношений с перечисленными выше странами, особенно в Персидском заливе и с новыми партнерами в Африке, Пекин озаботился вопросом обеспечения непрерывности и безопасности поставок СПГ морем из Африки, точнее, с ее восточного побережья. КНР стала опасаться терроризма, пиратства и политической нестабильности, но больше всего того, что

США и НАТО в случае разрыва или ухудшения отношений между США и Китаем могут перекрыть маршруты морских энергетических караванов

Старые исторические претензии, реваншизм и национализм вкупе с борьбой за будущее не энергетическом рынке мира объясняют достаточно агрессивное поведение КНР в южных морях.

000191102_-_Stroitelstvo_truboprovodov_Kitayskoy_Natsionalnoy_Nefftegazovoy_korporatsiey

Китайская военно-морская экспансия

Ответом Китая на проблему безопасности поставок стали следующие шаги:

  1. более жесткая военно-морская и дипломатическая деятельность;
  2. присвоение государственных флагов торговым судам и применение международного законодательства;
  3. развитие дипломатических отношений и строительство нефте- и газопроводов из добывающих территорий Центральной Азии.

Народно-освободительная армия КНР и военно-морской флот обеспечивают достижение целей следующим способом:

  1. начиная с 2008 г. военно-морская группировка КНР присутствует в Аденском заливе;
  2. созданы и укомплектованы части для защиты интересов КНР в Индийском океане и Южно-Китайском море, через которые идут торговые маршруты;
  3. дипломатическая деятельность и организация военной логистики, а также заходы в порты Персидского залива и Африки, точнее – в Омане, Йемене и Джибути.

КНР развивает подводный флот для патрулирования морского пространства в орбите ее интересов. Совсем недавно дизельная субмарина китайского ВМФ прошла через Малаккский пролив и зашла в порт Коломбо на Шри-Ланке, чтобы далее направиться в Персидский залив. Это был первый прецедент захода боевой подводной лодки КНР в Индийский океан.

Несмотря на неготовность современного подводного флота КНР держать под контролем весь мир, некоторая мощь для нанесения ударов по американским целям в Индийском океане и вокруг него имеется

Расширение охвата военно-морской оперативной деятельности потребовало решения отдельного задания по защите морских коммуникаций. Группировка ВМФ КНР в Аденском заливе дала возможность КНР обрести опыт распространения своего влияния далеко за пределы территории КНР.

В 2014 г. фрегат с управляемым ракетным вооружением «Цзянкай 2» был передислоцирован в Средиземноморье для поддержки операции по вывозу химического оружия из Сирии.

В апреле 2015 г. ВМФ КНР выполнил невоенную миссию в Йемене — эвакуировал из этой воюющей страны граждан КНР и других стран.

В дополнение к этому ВМФ разрабатывает самолеты, которые обеспечат защиту морских коммуникаций КНР по всей длине экспортных маршрутов. Первый такой боевой самолет, «Ляонинь», был запущен в эксплуатацию в 2012 г.

И в дополнение к развитию подводного флота и морской дальнобойной авиации, КНР активно и широко практикует присвоение государственных флагов танкерным судам, что дает им возможность в полной мере пользоваться положениями международного морского законодательства, а точнее защитой. В случае нападения на такой танкер КНР спокойно заявит, что имело место нарушение национального суверенитета Китая, что в определенной мере развязывает руки военным. 33% танкерного флота КНР защищены государственным флагом, и этот показатель растет (для сравнения — 91% индийских судов ходят под государственным флагом. Южная Корея и Япония, которые также зависят от импорта, присваивают государственные флаги 5 и 14 процентам своих судов, соответственно).

china_Songs

Китайская континентальная экспансия

Китай содержит транснациональные трубопроводы для транспортировки нефти и газа из Казахстана, Узбекистана, Туркменистана и России. Китай также реанимировал свои планы по строительству нефтеэкспортного трубопровода из Мьянмы, когда заключил с ней соответствующее соглашение в марте 2009 г., а также начал поставки газа из этой страны в сентябре 2013 г. КНР получает по железным дорогам, морем и трубопроводами 4% импортируемой нефти из Казахстана и 9% из России. В 2013 г. примерно половина всего импортированного в тот год природного газа, а это 24,4 миллиарда кубических метров, пришла из Туркменистана.

Китайские трубопроводные инициативы в Центральной Азии повлияли на геополитику данного региона, например, подстегнули китайско-российскую конкуренцию за регион,

но они не могут кардинально решить вопрос удовлетворения всех нужд экономики Китая. Строительство трубопроводов — дорогое занятие, морская транспортировка дешевле. Китай импортирует примерно 40% нефти морем, а трубопроводы просто не могут обслужить такое количество топлива.

Поиск новых альянсов и последствия

Снижение китайского энергопотребления будет означать менее маниакальную озабоченность вопросом энергетического импорта, что даст Китаю время переосмыслить свои дипломатические и военно-морские шаги. Энергетическая революция в США затягивает энергетику мира обратно в условия свободного рынка —

сломана система искусственного квотирования, которую любит ОПЕК, Россия лишается возможности использовать энергетику, как оружие

Китаю следует перенаправить ресурсы на развитие военной мощи или для осуществления дипломатических прорывов – например, вступив в союз с такими странами, как Россия или Иран.

В случае успешного заключения подобного союза поменяется вся расстановка сил на глобальном энергетическом рынке. Например,

если Китай сблизится с Ираном, это будет прямым вызовом Пятому флоту США, который контролирует Персидский залив

Это вызовет «балканизацию» мирового энергетического рынка, формирование каких-то блоков, что негативно повлияет на цены и доступность продукции энергетического рынка.

Тогда возникают два вопроса:

  1. может и желает ли Китай стать системной угрозой доминированию США?
  2. в состоянии ли США далее гарантировать существование международной системы безопасности?

Ответами на эти вопросы являются следующие сценарии:

Сохранение текущего состояния (самый вероятный). Уровень добычи в США стремительно растет, а потребности в энергоресурсах практически близки к нулю, что превращает США в энергетического экспортера. Это ведет к более низким глобальным ценам и газовому рынку в состоянии долларовой деноминации. Китайская экономика растет медленно и в стране нет реальных реформ экономики. Производство и потребление энергоресурсов растет гораздо медленнее, чем планировалось. Растет и импорт, но не так быстро, как последние 15 лет. Таким образом,

Штаты превращаются в поставщика, а Китай – в инертного потребителя

Китай будет желать больше нефти и газа от Ирана, Ирака и России. При таком раскладе США становятся еще сильнее. США могли бы помочь Южной Корее, Японии и Тайваню создать новый энергетически-инфраструктурный альянс с тем, чтобы переформатировать то, как они покупают и транспортируют энергетику. США могли бы таким же образом организовать отношения с новыми центрами силы – Индией, Вьетнамом и Индонезией. В случае решительных и кардинальных рыночных реформ все три страны могли бы нарастить свои потребности в энергоресурсах. Имея США в качестве надежного поставщика, они могли бы диверсифицировать свои источники, каковыми на сегодняшний день являются Россия и Средний Восток.

Китай все еще нуждается в больших объемах импорта и потому наверняка заинтересован в реальном союзе с, например, Ираном или Ираком. Союз с кем-то из государств Персидского залива мог бы помочь Китаю получить доступ к богатым нефтяным пластам данного региона.

Другой союз, который, по всей видимости, более предпочтителен Китаю – это достижение энергетического соглашения с Москвой. Страны могли бы отложить в сторону историческое недоверие, чтобы выровнять свое энергетическое развитие. Ведь развитие внутриконтинентальных связей может помочь Китаю нивелировать риски работы в удаленном нефтеносном ближневосточном регионе.

В такой ситуации Центральная Азия может стать площадкой для расширения сотрудничества Китая с Москвой

Второй сценарий – реформы в Китае. Этот сценарий является вторым по вероятности – Китай все-таки реформирует свою экономику и энергетику. Тогда не будет замедления темпов роста и по мере увеличения внутреннего производства энергоресурсов Китай сократит зависимость от внешних поставок. Таким образом, Китай и США станут независимы от внешних поставок энергоресурсов, но Китай может оказаться в более выигрышном положении, так как американским добывающим компаниям рынок Китая нужен больше, нежели Китаю нужен рынок американский. У Китая есть варианты сотрудничества с Ираком, Ираном и Россией, что ставит его в более выгодное положение. Этот сценарий ставит союзников США, например, Японию, в менее выгодное положение. Они будут находиться в зависимости от внешних поставок.

Для сохранения своих политических интересов и влияния в Азии США придется

  • нивелировать некоторые риски своих союзников, той же Японии, которой Америка будет поставлять энергоресурсы и
  • привести в порядок свое стратегическое положение на Ближнем Востоке, для чего придется вовлекаться во все ключевые политические процессы региона.

Китай, в свою очередь, обладает достаточной мощью, чтобы представлять системную угрозу глобальному влиянию США. Китай продолжит перекройку Азиатско-Тихоокеанского региона под свои интересы. Создавая глобальную морскую систему и устанавливая присутствие своего ВМФ во всех больших водах мира, Китай сможет сократить зависимость от поставок из нестабильных регионов.

Третий сценарий – лучший для КНР: в США падает уровень добычи по политическим причинам (утеря интереса к сланцевому буму), а реформа в КНР идет успешно, в связи с чем падает потребность во внешних поставках. Как и во втором варианте, третий сценарий приводит к тому, что КНР обретет достаточно мощи, чтобы сосредоточится на Азиатско-Тихоокеанском регионе, в то время как США снова придется вернуться к переговорам с ненадежными поставщиками. США утеряют позиции в Азии, региональным гегемоном станет КНР. В рамках развития такого сценария Штаты вернутся в состояние до сланцевой революции – больше связки с Персидским заливом и меньше баланса в отношениях с Ираном и Россией.

Но самое главное опасение – это утеря Штатами способности поддерживать либеральный экономический мировой порядок, за который они ратуют

Выводы

Рост Китая невозможен без реформ. Скорее всего, сектор энергетики Китая в ближайшем и более отдаленном будущем реформирован не будет, что означает рост зависимости от внешних поставок. Для США наиболее вероятный сценарий – это продолжение бума добычи и дальнейшее сокращение зависимости от поставок извне. У США больше накопленного от продаж энергоресурсов объема наличности, который можно направить на усиление армии и организацию новых договоренностей в Азии и на Ближнем Востоке. Китаю все еще нужен сильный союзник, чтобы иметь возможность распространять свое влияние без лишних трат. Таким образом, Ираку, Ирану и России обеспечены места в стратегической конкуренции КНР и США. Что касается союзников США в Азии – Южной Кореи и Японии, то они заинтересованы в продолжении энергетического бума в США, за счет которого Штаты только утвердят свое положение в южных морях.

84235132

Источник: аналитический центр RAND Corporation

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter