Нур-Султан
Сейчас
5
Завтра
6
USD
425
+1.44
EUR
498
+0.42
RUB
5.56
-0.01

«Бывшие советские». Почему даже после 25 лет развала СССР мы находимся на стадии перехода?

3535

ОБЗОР

Уже практически 25 лет после развала СССР Россия, Украина и прочие постсоветские республики, которые сегодня коллективно все называют Евразией, сметают любые предположения ученых-историков о том, чего от данной части мира ожидать. К сожалению, сегодня там имеют место события, развернувшиеся по самому худшему сценарию — конфликт Украины и России. Владимир Путин ведет Россию опасным и конфронтационным курсом против Европы и США, это несет в себе риски растянуться на многие годы.

Центральная Азия — регион, который в 1991 г. рассматривался как первейший кандидат на проблематичное существование, на удивление оказался относительно стабилен, а точнее — застоен. Три страны Закавказья подвержены риску и прямой угрозе войны — Грузия продолжает сближение с Западом, Армения достаточно твердо и весьма несчастливо для себя оказалась придавлена большим пальцем России. Азербайджан стал авторитарной клептократией, у которой сложные отношения и с Россией, и с западом. Война на Украине и коллапс отношений Москвы с Западом породили весьма мощную нервическую волну среди руководств Евразии, которые усмотрели в этом риски расширения России и ее агрессии, а также показали неадекватность евро-атлантических структур безопасности.

Каждый сосед России чувствует себя уязвимо и некомфортно по поводу возможности оказаться «застигнутым посредине» между Москвой и Западом

01jfsefe

Фото: colta.ru

РОССИЯ

Непредсказуемый курс России продолжает оказывать долгосрочное влияние на весь регион. Россия за 25 лет подверглась драматическим изменениям, включая быстрый рост национального благосостояния, но при этом продолжала последовательно и упорно выказывать враждебность и отторжение политического и экономического порядка западного образца.

Длительное пребывание Путина в Кремле дало старт возрождению некоторых древних принципов и подходов к внутренней и внешней политике

Дихотомию между новым и старым знакомым в современном российском государстве можно разделить на целые массивы противоречий, которые сегодня не могут решить ни Путин, ни Россия.

  • Россия пережила сложный переход от плановой экономики к рынку, но все еще должна устранить напряжения, вызванные привычкой государства регулировать экономическую жизнь.
     
  • Россия обязана своим восстановлением после экономического коллапса 90-х гг. экономическим реформам, проведенным в начале правления Путина и резкому скачку на товары и услуги в первом десятилетии нового века. Но долгосрочная стратегия развития страны зависит от способности правительства и элиты отказаться от всепоглощающей зависимости России от экспорта товаров, в первую очередь нефти и газа.
     
  • Россия — самая большая в географическом отношении страна мира. Она пережила демографические проблемы — сокращение населения на примерно 7 миллионов с 1991 г.
     
  • Россия приняла демократию. Сегодня большинство русских считает, что демократия — правильная форма правления. Но оно же принимает подавление гражданского общества и бесконечные манипуляции с конституцией во благо стабильности. Русские принимают формальный парламент и президента-царя, управляющих другими ветвями власти.
     
  • На международной арене Россия признает первенство ООН, но несколько раз нарушала основополагающие принципы ООН и обвиняет в подобном другие страны.
     
  • Элита России переживает исключение из европейской тусовки, но своим соотечественникам говорит, что Россия — не Европа.
     
  • Путин заложил основы долгосрочного партнерства с Китаем и перенес приоритеты внешней политики на Азию, но элита России не верит и боится доминирования Китая. Долгосрочной стратегии развития сотрудничества с Азией у Москвы нет, кроме подобострастных заискиваний лидеров Китая и России, к которым некоторые политики России относятся как к рисковым действиям.
     
  • Армия России весьма грамотно разобралась с Грузией и Украиной, а сегодня бросает вызов США в Сирии. Победы на поле брани привели к образованию новых долгосрочных рисков, которые могут еще больше отдалить населения и элиты постсоветских государств, окружающих Россию.

Чем закончится эра Путина?

Оказавшись между Европой с одной стороны и Азиатско-тихоокеанским регионом и Китаем с другой, Россия задрейфовала и до сих пор ищет комфортабельного и безопасного места на планете. Россия имеет амбиции стать страной, устанавливающей правила, а не следовать таковым. Но вес России на международной арене умерен и может даже сократиться.

Положение России в мире зиждется на ее размере, ядерном оружии и месте, которое она заняла среди мировых держав после Второй мировой войны. В будущем все три фактора скорее всего утеряют значение. Революция в военных технологиях делает ядерное оружие устаревшим.

Сегодня кибервойна, космос и высокоточные традиционные боеприпасы вытесняют ядерные боеголовки из оперативных арсеналов

Россия остается важной военной силой, ее способность проектировать влияние на пограничные периферии будет оставаться серьезным вызовом Западу. Но с течением времени ее экономические проекты неизбежно вступят в конкуренцию с Китаем и США и их хорошо экипированными армиями. По мере того, как государства и негосударственные факторы будут обретать больше средств и ресурсов для ведения кинетических и некинетических войн, у России вызовов ее безопасности будет появляться все больше и больше.

Статус России как постоянного члена Совета безопасности ООН также является солидным фундаментом для озвучивания своих властных амбиций. Неспособность ООН решать ключевые вопросы при обструкционизме России и Китая, мешающих решению этих вопросов, может и далее подрывать роль и престиж организации и важность самой России в ней. Простирание России на обширных территориях Евразии также может только подорвать, а не укрепить будущее страны. Расположенная между двумя центрами притяжения — Европой и Азией, которые обладают несравненно более высокой динамикой экономического развития, военными потенциалами и местом в мире, Россия натолкнется на растущие трудности при распространении своего политического и экономического влияния на близлежащие периферии.

Для Москвы существует только одна внятная и правильная стратегия — модернизация политической, экономической, военной, общественной и законодательной баз государства

Без таковой Россия не станет конкурентом Европе и партнером Китаю. Без модернизации Россия останется сырьевым придатком Европы и Китая. Или одного из них. Но может ли Россия модернизироваться без дестабилизации? При Горбачеве такого не случилось.

Путин был адвокатом модернизации на ранних этапах своего президентства, но продолжал строить совершенно немодерновую систему из нефтедолларов и персональной власти. Потом передал пост президента Медведеву и дал ему мандат на проведение экономической модернизации. Но в 2012 г. в свете протестов нарождающегося среднего класса, который, по идее, являлся основным бенефициаром путинской модернизации, внезапно вернулся.

Если за ближайшие 10 лет Путин сможет модернизировать страну или хотя бы проведет осмысленные реформы, которые обеспечат экономическое и политическое стабильное существование страны, то обеспечит себе место в истории. Но сегодня кажется, что он страну ведет не в будущее, а в прошлое.

В современном состоянии России мало указаний на изменение отношений с Западом в обозримом будущем. Срок правления Путина истекает в 2018 г. Потом он может переизбраться еще на 6 лет. Либеральная оппозиция России обезглавлена. Антилиберальная оппозиция сейчас спущена с поводка и воодушевляема Кремлем, она дает Путину шанс выглядеть не самым плохим лидером России.

Эра Путина может растянуться еще на десяток лет

С момента возврата к президентству Путин разогнал оппозицию, вверг Россию в войну с Украиной и вмешался в дела Сирии. Эти реакционные мероприятия Путина имеют свою логику и последовательность. В делах внутренних они нацелены на концентрацию власти с оттенком ксенофобии и антизападной риторики. В делах международных мероприятия Путина преследуют цель восстановления империи и укрепления России как главного оппонента Запада.

Путинские действия несколько раз озадачивали Запад: Грузия-2008, Крым-2014 и Сирия-2015. Появились достаточно разумные опасения, что отношения с Москвой ухудшатся, но есть сдерживающий фактор — признание, что Путин еще не «выработался».

Аналогичное можно написать и про другие страны бывшего СССР. Скорость Майдана в Киеве изумила многих, в первую очередь самих украинцев. После многих лет принятия ситуации в регионе «как есть», западным политикам следовало бы готовить себя к большему количеству кризисов, вызовов и дестабилизирующих событий.

УКРАИНА

Украина будет находиться в объективе еще достаточно долго. Самый большой и самый важный сосед России последние 25 лет жил как на вулкане. К моменту начала протестов против правления Виктора Януковича Украина уверенно шла курсом на приобретение статуса авторитарной клептократии. Новое правительство республики ведет курс на существенное реформирование страны. Этому могло бы поспособствовать прекращение военный действий на востоке страны, но Москва имеет множество рычагов и механизмов влияния в Украине и может совершить эскалацию конфликта в любое время. В дополнение к неурегулированному конфликту

Украина имеет другие проблемы — глубоко эшелонированный и весьма мощный контингент олигархов, экономическую блокаду со стороны России,

экономику в недореформированном виде и вполне реальную утомленность Европы от необходимости заниматься делами Украины. Но Украина все же провела несколько честных и свободных выборов, совершила реструктуризацию долга и избежала дефолта по своим обязательствам. Дальнейшее продвижение представляется очень сложным, пока еще ни одно из нововведений Украины не обрело характер постоянного.

Если реформы будут успешны, Украина сможет стать со временем мощным барьером на пути дальнейшей экспансии России и, возможно, поставщиком безопасности соседям. Украина могла бы стать важным региональным игроком со связями в Европе и Азии. Украина может стать магнитом для сил, противостоящих экспансии России в Восточной Европе — от Беларуси до Грузии.

ЦЕНТРАЛЬНАЯ АЗИЯ

На первый взгляд Центральная Азия кажется застрявшей в прошлом. Лидеры самых густонаселенных и крупных республик региона, Казахстана и Узбекистана, правят в своих государствах со времен до распада СССР. Самый демократичный из всех центрально-азиатских государств Кыргызстан пережил два переворота и всплеск межэтнического насилия. Таджикистан остается полуфеодальным государством, выживающим за счет транзита героина и поступлений от гастарбайтеров, работающих в России (до одной трети ВВП). Диктатура Туркменистана сидит на крупнейших запасах газа (четвертые в мире) и следует доктрине позитивного нейтралитета, что на деле означает изоляцию от внешнего мира. По ту сторону границы, в Афганистане, скопились боевики-экстремисты, представляющие серьезную угрозу безопасности этой страны.

Несмотря на впечатление замороженности во времени, Центразия меняется. Казахстан стал лидером региона. Его ВВП в размере 400 миллиардов долларов США больше всех ВВП других стран региона. Многовекторная политика в искусном исполнении казахской дипломатии завоевала республике всемирное признание. Смена руководства в республике в предстоящее десятилетие ставит некоторые вопросы, вызванные тем, что там нет процесса передачи власти, который был бы отработан в истории. Но благосостояние страны, причем весьма значительное, а также размах реформ и новое поколение элиты, многие из которой учились за рубежом, дают основания полагать, что страна сохранит лидерство в регионе и усилит свое положение за его пределами.

Сама манера реализации внешней политики Казахстана дала ее руководству возможность адаптироваться к изменениям в геополитическом окружении Центральной Азии и придерживаться такой линии нейтрального поведения, которая является совершенно противоположной внешнеполитическому курсу Туркменистана, выразившемуся в фактическом устранении и удалении.

Казахстан активно поддерживает сотрудничество с Россией, Китаем и США, но воздерживается от слишком тесного сближения со всеми тремя центрами глобальной силы

Узбекистан располагает одним из самих мощных ресурсов обеспечения внутренней безопасности и имеет опыт вмешательства в дела соседей. Узбекистан, наверное, является второй после России страной, способной отреагировать на вызовы безопасности в регионе — экстремизм, политико-экономический коллапс одного из режимов или этнические конфликты, подобные тем, что имели место в Ферганской долине. Но его экономические проблемы, авторитарное руководство и предстоящая смена власти ставят под вопрос способность страны обеспечивать безопасность региона или то, что ее шаги будут соответствовать ожиданиям Запада.

Самым значительным изменением в геополитике Центральной Азии стало экономическое расширение Китая, которое сейчас обретает характер еще и политического

За 20 лет Китай стал крупнейшим инвестором в энергетический сектор региона — реализовал несколько инфраструктурных проектов и построил несколько магистральных трубопроводов, по которым теперь получает примерно 20% от объемов газа для внутреннего пользования. Торговля Китая с регионом сегодня составляет более 50 миллиардов долларов США. Новый интеграционно-экономический проект лидера Китая — «Один пояс, один путь», в рамках которого будет организован транспортный коридор, соединяющий Китай и Европу, обеспечит больше инфраструктурных инвестиций и закрепит роль региона как союзника КНР.

США и Европа ищут способы выйти из Афганистана, который оправдывал их присутствие в регионе. Россия также теряет позиции в регионе, так как у нее недостаточно экономических ресурсов обеспечивать свое присутствие здесь. Возможный выход Ирана из международной изоляции изменит картину региона, поскольку появится новый ключевой экономический партнер. Все это только отдалит регион от влияния Европы и Атлантики и обеспечит усиление роли Азии, точнее КНР.

Последствия этого пока не вполне ясны — может, в регион хлынет поток инвестиций, который крепче привяжет регион к Китаю и Азии. При этом на регион будет меньше прессинга с целью подтолкнуть страны к политическим реформам. В результате этого Центральная Азия может вступить в эпоху экономического процветания, но политического застоя. Особую важность обретают вопросы наследования-передачи власти и все, что будет после этого. Высказывания политиков России о евразийской интеграции и восстановлении престижа России выглядят анахронизмом и уходом от реальности.

СЕРАЯ ЗОНА

Шесть республик в Закавказье и Восточной Европе — Азербайджан, Армения, Грузия, Молдова, Украина и Беларусь, не являются однородной группой. При ближнем рассмотрении можно выявить некие общности. Самая главная из них — «зависнутость» между Россией и Западом.

За 25 лет многие из них пережили потрясения. За исключением Беларуси, все они по разу, а некоторые и больше, пережили войны. Полностью не восстановилась ни одна из них. В регионе пять замороженных конфликтов, которые замороженными можно назвать условно — недавно опять имели место враждебные действия Армении и Азербайджана против друг друга. Все шесть стран на разных этапах своего развития за последние 25 лет пытались выйти из под опеки России и сблизиться с Западом. Все попытки провалились. Ни одна из этих шести стран не была принята с распростертыми объятиями, никто их в НАТО или ЕС не пригласил.

Все шесть государств являются исторически сложившимися буферными зонами между Российской империей и Персией, османами, Австро-Венгрией и немецкими рейхами

Все эти страны одновременно переживают влияние центров силы мира и для всех пост-советский переходный период стал временем чрезвычайно трудных испытаний.

Вывод

Россия и Евразия по истечении четверти века с момента распада СССР все еще находятся на стадии перехода. Ни одна из постсоветских республик, за исключением Прибалтики, полностью не избавилась от наследия СССР. Все они могут скатиться в историческое прошлое по причинам внешним и внутренним, все они еще в состоянии непрерывной работы над собой.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter