Нур-Султан
Сейчас
20
Завтра
14
USD
412
0.00
EUR
459
0.00
RUB
5.84
0.00

Перуашев против министра Саринжипова: чья возьмет?

4650

— Вы знаете, что такое лоббирование — это оказание услуг за деньги при проталкивании каких-то законов. Согласно Уголовному кодексу Казахстана, оскорбление депутата, связанное с использованием СМИ, влечет определенную ответственность, — возмутился Перуашев.

Всегда не готов!

Мы решили узнать у Азата Перуашева подробнее, чем министр образования и науки так не устраивает депутатов, если они дважды за неделю раскритиковали его работу — сначала 18 мая во время правительственного часа, а затем 27 мая — на пленарном заседании.

— Азат Турлыбекович, нас заинтересовало ваше выступление по поводу Саринжипова. Дело в том, что мы тоже делали серию публикаций о недостатках в работе министерства при его руководстве, в том числе по реализации программы e-learning, по работе Центра «Учебник», а также по работе департамента внутреннего контроля. Мы тезисно изучили ваши претензии к Саринжипову, может быть, еще какие-то подробности хотите рассказать? Вы поднимали только проблемы аккредитации вузов или какие-то еще?

— Там, на самом деле, проблем выше крыши. Сегодня у нас претензии были именно по аккредитации, поскольку мы обсуждали поправки в закон об образовании. В нем министерство предлагает сдвинуть переход на аккредитацию с 2015 года, как это было запланировано в государственной программе, еще на два года позже. Оно поясняет это неготовностью вузов, системы и так далее. Мы считаем, что ответственность за эту неготовность несет, прежде всего, само министерство. Каждый раз подгонять законы под способности наших министров… Я считаю, это неправильно. Неспособные министры сами должны говорить, что они не могут справиться, сами признать это.

Сегодня Саринжипов фактически в этом расписался: «Мы не можем, мы не готовы»

Вузы не готовы, кто-то не готов, система не готова, все кто угодно, кроме самого министерства, получается. Тогда чем занимается министерство? Непонятно, если в регулируемой им сфере такая неготовность… Кроме того, было соответствующее поручение главы государства по переходу в контрольно-разрешительной системе от лицензий и аттестаций на современные международные методы. Это как раз аккредитация, которая принята во всем мире.

— А когда этот переход начался, то есть подготовка к нему?

— Он в этом году должен был завершиться. Я не могу сказать, когда начался. Эти решения были приняты еще в 2011 году.

— Саринжипов пришел в сентябре 2013 года, то есть, не при нем это начиналось.

— Хорошо, неважно, он же министр, я к нему обращался не как к Саринжипову, это касается всех наших министров. Почему все наши министры приходят все время со своими поправками в законы в связи с тем, что они во что-то не уложились, чего-то не успели? Я вопрос так поставил —

нам правильнее тогда менять несправившихся министров, чем менять законы под очередного министра

— Эти современные методы аккредитации позволят избавляться от вузов-однодневок, которые продают некачественное образование, отсеять с рынка неконкурентоспособные вузы?

— Конечно, это их задача. Другое дело, что это должны делать независимые органы, а наше министерство не хочет передавать. Когда мы начали работу над этим законопроектом, на независимые центры аккредитации начали оказывать давление. Более того,  сотрудники министерства заявили, что создадут свое «независимое агентство». Что это за независимое агентство? Вся проблема в том, что все вузы жалуются —

 существующая аттестация, за которую они бьются, сведена практически к очень широкому коррупциогенному полю.

Аккредитация проводится международными специалистами-экспертами. Они приезжают, их командировки оплачиваются, все нормально. Я, правда, не сильно знаком с работой наших центров, но я так себе ее представляю. Кроме того, участие в аккредитационных системах тоже, на мой взгляд, не должно быть бесплатным, поскольку это допуск в мировую систему образования. Дипломы неаккредитованного вуза не будут признаваться в мире.

Чьи тролли победят?

— Сейчас я вижу, что в интернете устроили истерику в поддержку Саринжипова. Понятно, что там сидят тролли, посадили сотрудников, деньги-то огромные, на это министерство миллиарды выделяются. А они вместо своей работы занимаются тем, что в этой грязи копаются. Хотя сейчас их министр подпадает под норму Уголовного кодекса в связи с оскорблениями депутатов. Но это отдельная тема.

Есть вузы, которые не прошли аккредитацию, я специально запросил их список в связи с сегодняшней дискуссией. Здесь спор между министерством и независимыми центрами больше по поводу того, кто здесь главный. Вот о чем речь. Оно не хочет отдавать контрольные функции, хотя это предусмотрено государственной программой и поручениями президента.

— А сколько  казахстанских вузов из 127 не имеют аккредитации?

— Я думаю, большинство. Я думаю, три четверти, наверное, не имеют.

— То есть, скорее всего, только крупные государственные имеют, а остальные нет?

— Опять же из спора с Минобром, как они заявили, в первый год прошло аккредитацию 5 вузов, во второй — еще сколько-то, а в третий еще 30 вузов прошло. Всего их у нас около 130, то есть еще около ста не прошли. Я поддерживаю эту систему как проверенную современную международную систему эффективности работы учреждений образования. А что происходит внутри этой системы, надо разговаривать с этими центрами.

— Вы сказали, что в системе образования много еще других проблем.

— Смотрите, по математике у нас пять разных учебников, дети готовятся в одной школе по одним, в другой — по другим, в зависимости от того, какой учебник есть в этой школе. А ЕНТ они сдают по непонятным вещам. Практически по всем предметам, за исключением двух, по самопознанию и, по-моему, по истории Казахстана. По всем остальным предметам существует несколько учебников. Это, соответственно, разные методики, разные подходы и разный уровень знаний, получаемых детьми. Этот вопрос поднимался на прошлой неделе на правительственном часе. Масса вопросов была связана с финансированием различных программ, которые реализовываются министерством.

— На прошлом правительственном часе министр Саринжипов заявил, что им не хватает 2 млрд тенге на учебники, сегодня заявил, что не хватает времени на введение аккредитации…

— Им всегда чего-то не хватает. Вместо того, чтобы выполнять свои служебные обязанности, они просят время и чтобы их при этом не трогали.

— В 2013 году они также просили денег на реализацию e-learning. И тогда депутаты просили ничего не давать. Вы как считаете, ваше возмущение какой итог будет иметь? Саринжипов уйдет?

— У меня нет претензий лично к Саринжипову как к человеку, я с ним не знаком даже, близко с ним ни разу не общался. У меня претензии к самому подходу наших министров, наших чиновников. Когда у них что-то не получается, а у них очень часто не получается, хотя мы принимаем правильные программы, мы принимаем правильные заявления и ориентиры, президент дает стратегические задачи, очень много из этих программ на самом деле не реализуется. И министры потом бегают, вносят поправки в программы, законы, чтобы прикрыть свою неэффективность. Хорошо, что в данном случае они попробовали решить это через поправки, через закон. Это оказалось на виду у депутатов, мы это увидели, вопрос поставили. А так они часто решают вопросы своими методами, своими внутренними документами. Поставлена задача, и ее фактическое неисполнение преподносят так, чтобы им за это еще и заплатили, просят побольше денег, побольше функций, полномочий и так далее.

— Вы не поддержали инициативу по отсрочке внедрения аккредитации. А когда будет приниматься решение по поправкам? Ваши коллеги вас поддерживают?

— Посмотрим.

— Ну, если в итоге не одобрят предложение по переносу сроков, получится, что не будет исполнен указ президента?

— Совершенно верно.

В первом раунде Саринжипов победил

— Какая ответственность в таком случае ждет министра Саринжипова?

— Это вопрос не ко мне, а к главе правительства и к вице-премьеру, курирующему этот блок. Кроме того, в парламенте мы все-таки парламентское меньшинство.

Сегодня наша фракция не поддержала законопроект, однако он прошел большинством голосов. Сегодня было первое чтение.

В целом законопроект хороший. Я даже в самом начале поблагодарил министерство и рабочую группу за проведенную работу, потому что целый ряд наших поправок был принят. По тем поправкам, по которым у нас были предложения, мы в целом нашли компромисс, остался только этот момент.

— А какие глобальные изменения нас ждут?

— Тот факт, что министр так нервно отреагировал на критику именно по этому пункту, заставляет задуматься, что там, видимо, какие-то большие интересы задействованы. Для них же это еще и рычаг давления. Они заявляют, что Перуашев лоббирует частные вузы, и заявляют, что поручение президента заключалось в ликвидации частных вузов. Я хочу напомнить, что Конституция гарантирует равенство государственной и частной собственности, и рыночное развитие экономики — это стратегический выбор и нашего лидера нации, и нашего государства. Если с этим министр не согласен, значит, он не согласен в целом и с курсом государства.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter