Нур-Султан
Сейчас
24
Завтра
22
USD
412
0.00
EUR
459
0.00
RUB
5.84
0.00

Какие скелеты в шкафу прячет Министерство образования?

16085

Во всяком случае, наша редакция получила ответ Минобра, в котором ведомство недвусмысленно дало понять общественности: несмотря на все вышеназванные факты, сотрудница принципиальна и профессиональна, претензий к ней нет.

Впрочем, мы с аргументами министерства не согласны и готовы рассказать о нюансах непотопляемой карьеры Каирбековой.

Не на своем месте?

А теперь обо всем по порядку.

«Каирбекова А.М. была приглашена в Министерство в январе 2014 года на должность директора Департамента внутреннего контроля. Ранее данный сотрудник долгое время работал в Счетном комитете и обладает достаточным опытом», — пишет в своем ответе МОН РК.

Этот пункт в послужном списке Анар Мерекеевны действительно есть. Проработала она в Счетном комитете на разных должностях 8 лет — с 2003 по 2011-й. А затем ушла в Жамбылскую область рядовым членом ревизионной комиссии. То есть на понижение. Уже оттуда госпожа Каирбекова и вовсе была уволена из-за проваленного тестирования по управленческим компетенциям. Правда, об этом факте из биографии сотрудницы министерство в своем ответе на наши критические материалы почему-то скромно умалчивает.

Возникает резонный вопрос: почему министерство, центральный исполнительный орган, приглашает на работу человека со спорной профессиональной репутацией словно речь идет о трудоустройстве в частную лавочку?

Мы нашли фамилию Анар Каирбековой в списке лиц, зачисленных в кадровый резерв административной государственной службы корпуса «А» в 2014 году, хотя годом ранее она же в этот список по единогласному решению Национальной комиссии по кадровой политике при президенте страны не вошла. Получается, карьерный вопрос для Анар Мерекеевны решился в январе 2014-го:

Каирбекова прошла отбор в резерв и практически сразу же была принята на работу в Минобразования на должность директора департамента внутреннего контроля

Какое неслыханное везение, подумают некоторые. Однако — нестыковка: в резервном списке корпуса «А» Анар Каирбековой присвоена 2 категория, то есть по реестру должностей государственных служащих, утвержденных указом президента № 523 от 7 марта 2013 года, работать она может только «председателем и членом ревизионных комиссий областей, столицы, города республиканского значения».

Чтобы руководить департаментом центрального исполнительного органа, Каирбекова должна попасть в резерв корпуса «В» с категорией С-1.

Но Министерству образования, по всей видимости, «принципиальность и профессионализм» сотрудника важнее его соответствия требованиям, предъявляемым по президентскому указу.

Одна за всех

«За время её работы было проведено 45 проверок деятельности подразделений Министерства, подведомственных организаций и высших учебных заведений за период 2011-2013 гг… Были выявлены и устранены нарушения на сумму 43 млрд. тенге. Тот факт, что прежний состав департамента внутреннего контроля не выявил имевших место нарушений, поставил под вопрос их компетентность и добросовестность, что повлекло освобождение от занимаемой должности отдельных сотрудников департамента», — написали в своем ответе о незаменимой сотруднице представители Минобразования.

Юрий Герасимок

Юрий Герасимок

И вот что один из этих «отдельных сотрудников департамента» Юрий Герасимок нам поведал:

— В 2014 году службой внутреннего контроля не был проведен ни один комплексный контроль, который предполагает значительные расходы как времени, так и человеческих ресурсов. Поэтому в 2014 году в погоне за показателями были проведены только выборочные тематические 45 проверок по отдельным вопросам, где речь шла о внушительных суммах бюджетных денег. К примеру, в 2013 году мы провели 20 комплексных проверок, а в 2012-м — 19. Кстати, информация министерства о выявлении и устранении Анар Каирбековой нарушений на сумму 43 млрд тенге  не совсем достоверная. Любой ревизор вам подтвердит, что из выявленных нарушений подлежит устранению только та часть, которая должна быть возмещена в доход бюджета. Так вот,

в 2014 году из этих 43 млрд тенге доля таких нарушений составила только 2,5%, то есть 1 млрд тенге.

И, кстати,

Анар Мерекеевна за весь период нашей совместной с ней работы — с января по август 2014 года — лично не выявила ни одного тенге нарушений, хотя систематически участвовала в контрольных мероприятиях.

Нарушения по бюджетной программе по внедрению системы электронного обучения «e-learning» на сумму 14,7 млрд тенге, например, вообще были выявлены нашей комиссией в составе трех человек, в которой Анар Каирбекова не состояла. И после этого нас называют некомпетентными?

В качестве подтверждения того, что в 2013 году служба внутреннего контроля Минобразования не баклуши била, а работала, Юрий Герасимок прислал в редакцию пояснительную записку по результатам проверок, которая в свое время в качестве отчетности была направлена в комитет финансового контроля Минфина. Так вот, судя по этому документу, в 2013 году контролем было охвачено 147,6 млрд бюджетных средств Минобразования, нарушений нашли на 6,3 млрд тенге, из которых восстановлению и возмещению подлежали 1,6 млрд тенге.

На фоне этих логических нестыковок непонятно, почему Министерство образования так рьяно защищает Анар Каирбекову? Казалось бы, после фактов, выявленных  проверкой Акорды в Минобре можно ставить под сомнение законность ее деятельности в Минобре, но… министерство предпочитает защищать сотрудницу. Почему?

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter