Нур-Султан
Сейчас
0
Завтра
-13
USD
418
0.00
EUR
506
0.00
RUB
5.59
0.00

Ребенок вернулся из школы без глаза: трагедия в Костанайской области

14262

Конец урока

VishnyA_199740  !! МТрагедия произошла на уроке физкультуры, в спортзале находилось всего 5 учеников. У учительницы физкультуры Галины Мироновой дрожит голос и слезы на глазах, когда она рассказывает о трагедии:

— Христик в тот день был очень активный, не успокоить. Он бежал, его догонял другой мальчик. И он его почти поймал, метра полтора не хватило. Но Христьян, глядя в сторону, на скорости буквально влетел в стену. У стены труба, на которой крепится волейбольная сетка. Вот на эту трубу он и налетел глазом… Мы играли в игру-догонялки «Краски» (я ее сама разработала). Это был конец урока…

Директор, хотя и считает, что в случившемся вины педагога нет, вынес ей дисциплинарное взыскание. Нам же пояснил, что школа готова оказать материальную помощь в лечении ребенка.

Между тем местные жители вовсю судачат о том, что Христьян ударился не о трубу, а наскочил на крюк, к которому и крепилась сетка. Его, мол, в тот же день сваркой срезали. Подтвердить это или опровергнуть сможет теперь лишь экспертиза. В школе нас уверили, что ребенок травмировался именно о трубу и без нее в спортзале не обойтись.

VishnyA_201118 М

VishnyA_201143 М

VishnyA_201125 М

Опасно раненого ребенка никто не хотел принимать

— Вдруг звонок: «Заберите ребенка из школы!» Муж побежал, я с младшей дочкой дома осталась, — рассказывает Светлана, мама  Христьяна Генинга.

Папа был в шоке. У сына в лохмотья разодраны бровь, веко и глаз. Весь в крови, перепуган, говорит: «ничего не помню, кроме удара». Учителя руками разводят, мол, сам ударился. В тот момент разбираться было некогда. Важней было то, что в поселковом ФАПе сломалась машина «скорой помощи».

-У нас обычно так: то бензина нет, то сломана, – отмечает Светлана.

В итоге для ребенка в школе вызвали такси до больницы в ближайшем городе Рудном. Там, отмечают родители, врачи возмутились, что его привезли без сопровождения медработника из школы: а если бы сердце боли не выдержало? Но школьный медработник ограничился выпиской направления. При этом рудненские врачи сообщили, что помочь Христьяну не могут, за «столь серьезные случаи берется только область».

-Машина от рудненской больницы повезла нас в Костанай, в областную детскую, — рассказывает папа Александр. — Едва мы вышли, ее и след простыл. Даже не узнали, приняли ли нас.

А их не приняли и здесь. В областной детской, оказывается, просто нет специалистов для столь серьезной травмы глаза. Христьяна направили в областную офтальмологическую больницу.

— Объяснили, что это совсем рядом. Но я в Костанае плохо ориентируюсь. В общем, бегал с сыном на плече, а потом поймал такси, – вспоминает папа.

В глазной больнице мальчику зашили раны и направили на консультацию к нейрохирургу в другую больницу.  Но это был вечер субботы, и папа повез сына обратно домой.

«А мы вообще не обязаны его везти»

-А дома начался кошмар, — вспоминает Светлана. — Христьян рыдал от боли, ночью и вовсе начались судороги, его рвало. В понедельник мы снова на такси повезли сына в Костанай. На этот раз его положили в областную детскую больницу.

Там  мы и встретились с Христьяном, его мамой и травматологом Санжаром Жагапаровым:

— Изначально у мальчика тяжелым было признано состояние именно по глазу. Вот зачитываю диагноз врачей из глазной больницы: «контузия тяжелой степени, тотальная отслойка сетчатки». Мы, когда это увидели, сразу маму туда направили, а она говорит: «Нам в госпитализации там отказали, домой отправили». Тогда мы его положили, чтобы снять внутричерепное давление, нейрохирург установил сотрясение головного мозга. Но мальчик постоянно жаловался на боли в левом глазу, потому мы инициировали его перевод в областную офтальмологическую больницу.

Отслойка сетчатки – серьезнейший диагноз, в короткий срок приводит к полной потере зрения. Так почему не госпитализировали сразу? Почему не пытались спасти зрение?

— Из-за травмы поврежден зрительный нерв, — пояснил нам Игорь Колесников, лечащий врач Христьяна в областной офтальмологической больнице. — Удар, судя по всему, был очень сильным. И, к сожалению, в этой ситуации никто не сможет помочь ребенку вернуть зрение. В левом глазу — зрения ноль, даже на свет не реагирует. Еще не придумала наука в этом случае спасения. Потому мы и не госпитализировали ребенка, обработали и зашили рану, а родителям рекомендовали обратиться к врачу за консультацией по поводу черепно-мозговой травмы. Это было на тот момент важнее. Во второй же раз госпитализировали, потому что появилось небольшое раздражение глаза.

Что же было важнее: глаз или черепно-мозговая травма, была ли затянута госпитализация. Если родители потребуют, теперь будет выяснять комиссия. Но и дилетанту видна недоработка в системе, если учесть, кто, как и куда вез мальчика из Рудного.

— Почему ваша машина, едва ребенка из нее вынесли, уехала, не убедившись в госпитализации? – с этим вопросом мы обратились в приемную главврача рудненской больницы.

— А мы вообще не обязаны были везти этого пациента, — пояснила дежурная медсестра Гульнара Бидаулетова. — Мы выполняли чужую работу. Они сами должны добираться, мы ведь не «скорая». Тем не менее пошли навстречу и выделили свою машину — просто водителя, без медицинского сопровождения. А доставка у нас в один конец, потому и не ждал водитель. Из поселка же они как-то к нам добрались…

«Как-то» — это верное определение путешествию Христьяна, изнывающего от боли, из Набережного в Костанай. Те же рудничане, по словам папы, отругали его, что без медсопровождения сына привез. Но и сами это сопровождение до Костаная не дали.

— По нормативам и не обязаны, — пояснил Каикмулла Шугаев, замруководителя облуправления здравоохранения. — Машины при больницах – это не «скорая помощь». К «скорой» однозначное требование – убедиться в госпитализации пациента. А для машин от больницы это не прописано. Другой разговор, что чисто по-человечески они могли бы убедиться в госпитализации ребенка. Но, не сделав этого, правил не нарушили. Рудненская больница и везти ребенка действительно не обязана была. Если состояние ребенка крайне тяжелое, вызывается санавиация. Видимо, ребенок не был тяжелым.

А теперь вспоминаем доводы травматологов и офтальмологов, уверенных, что ребенок был тяжелым. Да и рудничане его не приняли, потому что за «столь серьезные случаи берется только область». Странно и то, почему рудничане по телефону не выяснили, куда Христьяна везти. Уж они-то должны знать, что в областной детской за столь серьезную травму глаза браться некому.

Что делать дальше? Советы психолога и юриста

Эта трагедия обнажает множество промахов в системе, прежде всего когда больничная машина – не гарант помощи. А ведь для простого человека она равнозначна «скорой». Когда, не согласовывая действия, медики заставляют травмированного ребенка метаться от одного порога больницы к другому. Когда постоянно сломана машина сельского ФАПа. Ведь и спустя два дня после трагедии родители повезли Христьяна в больницу на такси.

Семья Христьяна – это родители и две сестренки в съемной квартире. С нового года у папы, монтажника железобетонных мостовых конструкций, нет работы —  по причине кризиса вахты приостановили. Не так давно его взяли в местное ТОО «Казахстан»,  руководитель которого, кстати, единственный, кто сразу же семье оказал помощь.

-Им бы всем поселком помочь в такой момент, — отмечает библиотекарь Жанна Мирошниченко, у которой семья снимает жилье. — Я с них деньги отказалась брать. Такая беда. К акиму пошла, говорю: давайте деньги всем миром им соберем. Он выслушал. Пока тихо. А ведь год назад мы всем селом сбрасывались на лечение той самой учительнице физкультуры…

Эта тишина, признается Светлана, ее оскорбляет, но не из-за денег:

-Порой школьники между собой подерутся, и у нас тут же полиция, аким, чуть ли не сход. А тут ребенок покалечился на уроке — и тишина. Мы с мужем сами ходили в школу, так потом пришла учительница физкультуры — явно директор отправил. Я виновата, говорит, но не обращайся никуда, не хочу работу потерять. Вот и все ее волнения. Потом добавила, что просила у Христьяна прощение, когда все случилось. Он ей сказал, что не в обиде. Я плакала. В дом ее не пустила. Пусть она ему теперь наполовину слепому объяснит, как не обижаться за такое…

Сейчас Христьян дома. Глаз открылся и даже стал подвижен, но ничего не видит. Светлана никак не может решиться, чтобы сказать сыну, что это навсегда.  Она надеется, что ему все же можно вернуть зрение в российских клиниках, специализирующихся на сложных глазных операциях.

Психолог Игорь Зуев рекомендует родителям начинать жить по-новому:

– Конечно, здесь бы подключиться профессиональным психологам. Знаете, как за рубежом, если медицина бессильна, сразу же к пациенту приходит психолог. У нас к этому все только идет. Надо признать, школьная психология отстала от общей, и от медицинской в частности. Крайних в этой истории найти будет сложно. Бежал, ударился, так бывает. Школа у нас все еще массового подхода, а не индивидуального. Лучше маме начать учить ребенка жить по-новому, раз врачи говорят, что зрение не вернуть. Во-первых, наверное, в этом конкретном случае лучше — домашнее обучение. Дети любопытны и порой злы, потому возвращение мальчика в обычную школу, скорее всего, будет болезненным на этом этапе. И не нужно бояться комиссий. Без разрешения мамы никто ничего там ребенку делать не будет. Это не психбольница, а обследование, наблюдение. И еще совет маме – приводите сыну в примеры людей, которые и с одним глазом добились успеха. Те же полководец Кутузов, адмирал Нельсон… Наш современник актер Андрей Зибров, который потерял глаз, защищая жену. Он продолжает сниматься в кино со стеклянным глазом.

Юрист Светлана Абдрашитова дала рекомендации, как быть, если родители все же хотят найти виновных:

– Во-первых, нужно написать заявление в полицию. Тогда начнется выяснение обстоятельств случившегося. Если будет установлено, что ребенок травму получил не по неосторожности, а, к примеру, из-за нарушения техники безопасности, тогда будет дан ход судебному иску в адрес школы или учителя. В этом случае семья может требовать возмещение материального и морального ущерба.

Пока родители Христьяна написали заявление лишь в районный отдел образования. Парадоксально, но дело почти не движется. И это при том что в стране для защиты прав детей целые департаменты открываем. Много всего. А дитя все равно без глаза. К сожалению, не в переносном смысле.

Фотографии Константина Вишниченко.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter