18+
Нур-Султан
Сейчас
6
Завтра
6
USD
389.52
0.00
EUR
429.21
0.00
RUB
6.07
0.00

Правительство снизило цену на газ, а частники — нет. Они продолжают делать деньги на казахстанцах

8233

С 1 марта 2015 года сжиженный нефтяной газ (СНГ) в Казахстане чрезвычайно заинтересовал колумбийские наркокартели и даже, по слухам, Apple. Причина проста — с этой даты предельная оптовая цена газа в РК равна 6,6 тенге за литр, а «на пистолете» он уже 60-70 тенге — дороже в 9.1 — 10, 6 раза. Еще выгоднее продавать газ в розлив по баллонам — рост цены в 13, 63 раза…

Понятно, что на кокаине и героине с их рисками при транспортировке, логистике и реализации, где кроме безобидного СЭС, на склад могут ввалиться без приглашения отморозки из ФСКН или DEA, таких прибылей ждать не приходится. И у Apple упали объемы продаж айфонов.

А газ нужен всегда, даже в финансовый кризис.

Но по порядку. Сжиженный нефтяной газ (СНГ), будучи социальным товаром, в быту по-прежнему подчиняется международным законам физики Бойля-Мариотта, Авогадро и Гей-Люссака. А вот и при продаже, и при транспортировке в Казахстане — исключительно Закону РК «О газе и газоснабжении» от 9 января 2012 года.

Попытаюсь популярно объяснить принципы и практику ценообразования в Казахстане. Как написал бы Пушкин («Онегин и Газпром»):

«Как трейдер газа богатеет,

И чем живет, и почему

Не нужно золота ему,

Когда простой бутан имеет.

Отец его понять не мог,

Заправки отдавал в залог».

По закону или по понятиям?

Газовый рынок РК, на первый взгляд, живет по вышеуказанному закону от 2012 года. Где вроде бы все четко прописано. Во-первых, «смотрящий» за рынком, он же уполномоченный орган — Министерство энергетики РК во главе с Владимиром Школьником, который сам признался СМИ, что он не пророк в своей отрасли. И вправду — буквально осенью он, горестно заламывая руки на фоне простаивающих АЗС, рассказывал, что цены на бензин у нас сумасшедшие, потому что мы 30% закупаем в России. Теперь он же добивается запрета на ввоз дешевого бензина из России, иначе, мол, наши НПЗ прикажут долго жить. То есть, при любом раскладе мировых нефтяных цен, если в кране нет бензина, виновата «тетя Зина»? Из России, разумеется.

Я просто теряюсь в догадках — в РФ бензин в цене упал из-за того, что нефть подешевела почти в два раза (как и рубль). А в РК, похоже, в гордую позу встали не только тенге и министр, но и цена на нашу довольно высокосернистую тяжелую нефть (говорят, именно на ней любят жарить грешников в аду.) Иначе как объяснить сей парадокс, который прозвали «казусом Школьника».

Однако вернемся к нашим пропанам. Итак, согласно статье 20 «Государственное регулирование цен … на внутреннем рынке», предельная цена оптовой реализации сжиженного нефтяного газа на внутреннем рынке устанавливается ежеквартально и действует на всей территории Казахстана.

2 марта 2015 пришла благая весть — предельная цена снизилась в три раза с 1 марта текущего года. Вице-министр энергетики РК Магзум Мирзагалиев, едва сдерживая ликование, сообщил КазТАГ: «У нас цена в первом квартале этого года была на уровне 31 тыс. тенге за тонну. Учитывая то, что сегодня цены на мировом рынке упали на нефть, на нефтепродукты, в том числе на газ, мы понизили цены. Это буквально с 1 марта мы уже приняли. Цену мы сейчас установили на уровне 11 тыс. тенге».

А теперь немного физики — плотность сжиженной газовой смеси пропан-бутан, которая используется для заправки автомобилей и бытовых газовых баллонов, колеблется от 0, 570 до 0,600 кг/литр. Для простоты расчета возьмем ее равной 0,6 — как в умеренную зиму. Для точных расчетов зависимости плотности от температуры воздуха есть специальные таблицы.

При пересчете цены на объем, с 1 марта предельная отпускная цена с завода получается равной 6, 6 тенге/литр. Испытайте зависть: в розницу в Алматы — 60 -70 тенге за литр. То есть, цена «на пистолете» (в розницу на заправке) вырастает в Алматы в 9,1- 10, 6 раз!
Или взять бытовой баллон с газом емкостью 27 литров. Максимально в него, по мнению специалистов, можно закачать всего 10 кг — это 110 тенге на заводе, а продается он потребителю за 1500 тенге — рост в 1363%!

Я обзвонил накануне все знакомые автогазозаправки (АГЗС) в Алматы и Астане. Везде сказали — продаем пока по прежней цене. Некоторые операторы пожаловались, что народ не идет — все ждут изменения цен, но хозяева упорно держат качаловскую паузу.

Позвольте, воскликнет возмущенный читатель, а зачем тогда государство заставляет недропользователей по закону от 2012 года отдавать сжиженный газ по низкой, не рыночной цене, называя его социальным товаром, если потребителю она достается втридорога? Какой смысл снижать предельную цену в 3 (три) раза, если его розничная стоимость в крупнейшем мегаполисе страны за 4 дня даже не шелохнулась?

Замминистра энергетики Мирзагалиев в том же интервью отметил, что сжиженный газ является «социальным продуктом». Он скромно-горделиво заявил: «Мы поэтому его и регулируем. Поэтому мы даем очень четкий месседж рынку…». Но почему же рынок не слышит              «четкий месседж» Минэнерго? И кто должен щелкать кнутом социальной справедливости, чтобы пряники от государства не осели исключительно в карманах торговцев?

Статья 21, в частности, гласит — уполномоченный орган (УО) ( Министерство энергетики РК) осуществляет мониторинг оптовых цен и розничных цен на сжиженный нефтяной газ, реализуемый в РК. Не очень внятно — а если налицо сговор оптовиков и розничных сетей? Видимо, в этом надо разбираться антимонопольщикам и местным властям. Поверьте мне на слово, рычаги у них есть. Да и мораторий на неприкосновенность бизнеса закончился уже.

Я предвижу такую отговорку — трейдеры будут клясться на законе «О газе и газоснабжении», что все они под завязку набиты газом по старой цене, поэтому вынуждены держать ценник. Но УО легко сможет разобраться с этим делом, зная средние объемы продаж и газохранилищ.

Кто набивает цену на голубом газу

У нас себе цену набивают не только политики и прыщавые девицы на выданье, но и социальные товары. Трейдер, работающий на газовом рынке более 10 лет, рассказал порталу 365info о некоторых реалиях работы с эфемерным продуктом и о гримасах ценообразования.
В Казахстане ежегодно производится около 2,5 млн тонн СНГ, внутреннее потребление составляет примерно 620 тыс. тонн. Остальное можно экспортировать. То есть, дефицита газа нет.

К социальному газу особые требования — его могут купить на абы кто, а только аккредитованные организации. И продавать такой газ нужно по строгой отчетности, чтобы он не ушел огородами за кордон.

Цепочка прохождения газа до потребителя примерно такая: завод — газонаполнительная станция (ГНС) — газонаполнительный пункт (ГНП) — автогазозаправка (АГЗС) — потребитель.

Рассмотрим ценообразования на примере, когда предельная отпускная цена была в РК 31 тенге за кг. Примерно 7 тенге стоила транспортировка газа из ШНОС (Шымкент) до Алматы, откуда обычно закупает автогаз южная столица. А вот чистый пропан производит только ТШО на западе страны.

Существуют естественные потери товара — от 1-3% в зависимости от матчасти фирмы. Оптовики признаются, что некоторые заводы (не скажу какие) имеют практику не доливать до 5% — такой своеобразный «газовый откат». В целом потери могут составить 6-8%.
Далее идут всякие накладные легальные и иные расходы, по словам трейдеров, в том числе, «грев» чиновникам — ( железнодорожники, ЧС , силовики и т.д.).

Таким образом, для аккредитованной фирмы, имеющей свою газонаполнительную станцию (ГНС), газ обходился примерно в 53-55 тенге. Продавали оптом уже по 80-90 в зависимости от партии. В среднем выходило около 35% торговой наценки. Половина идет на содержание штата сотрудников, обслуживание кредитов, налоги и т.д. И 15% необходимы для развития фирмы. Добавлю, что дело это затратное — на строительство ГНС мощностью 1000 тонн необходимо $10 миллионов! Так что, приходя в этот бизнес на 25 лет, как утверждают крупные оптовики.

примерно 25% торговая наценка розничной продажи и выходила цена 60-65 тенге «на пистолете». И все же это дорого — при отпускной цене с завода 18,36 тенге за литр, конечная — 60-70 тенге, или возрастание цены в 3-3,7 раз.

Кому на газе жить хорошо?

Многие факты говорят о том, что указанная в законе работа по мониторингу и обузданию аппетитов торговцев не ведется. К примеру, в Павлодаре, где работает завод ПНХЗ, также производящий сжиженный газ, цена на него на местных АГЗС была в прошлые два года в среднем 63 тенге за литр. А в Астане, куда надо везти газ из того же Павлодара (затраты 3 тенге на кг) — 48-50. Получается, в черте города на социальный товар продавцы внаглую накрутили около 40 тенге за литр — доход свыше 200%.

Самое смешное, что прошлой весной в Павлодаре появился газовоз от «Астанагаза», который привозил товар из столицы за 450 км и продавал его в розницу за 50 тенге. Я сам там заправлялся, когда приезжал туда по делам. Между прочим, в Актау цена на автогаз в розницу в это же время была около 35 тенге за литр. Там местные власти и антимонопольщики, как и в столице, видимо, намного жестче следят за порядком в этой сфере.

По мнению эксперта, в нынешней ситуации, когда отпускная цена газа составляет 6.6 тенге за литр, розничная цена в Алматы, даже с учетом роста нормы прибыли, должна быть в пределах 35, максимум 40 тенге за литр. Выше этого — уже наглость трейдеров. И тут нужно жестко разбираться — на каком этапе безбожна задрана цена и дать по рукам.

Очень важный момент — по прямому распоряжению главы государства, в крупных городах страны, прежде всего в Астане и Алматы, общественный транспорт, в том числе и такси, переводят на автогаз. Это и намного дешевле, и главное, защита экологии. Мы же постоянно слышим стенания перевозчиков, жалующихся на рост стоимости топлива. В данном случае наведение порядка в ценообразовании имеет огромную социальную роль. В частности, это должно было привести к серьезному снижению себестоимости перевозок, а значит, и снижению инфляции. И где же ожидаемый эффект?

Проживая в нефтяной державе, мы наблюдаем, как Минэнерго сражается за то, чтобы наши частные НПЗ имели хорошую прибыль. Кстати, нынешние цены на ГСМ в РК уже близки по абсолютным величинам к ценам в США.

На мой вопрос — почему же розничная цена на газ в Алматы традиционно выше на 20-25%, чем в Астане, оптовики молча улыбаются. В Алматы, пусть бросят в меня газовый ключ, если это неправда, чиновничьи поборы традиционно самые высокие по стране. Ах да, я забыл про наш «Техас». Извиняюсь, ребята!

Еще раз — госорганы, принуждая недропользователей продавать «социальный товар» по низкой цене (потолок рентабельности определен законом в 10%), просто обязаны отследить, чтобы он дошел до конечного потребителя по разумной цене. Для этого необходимо ввести не только предельные оптовые, но и розничные цены. Как в случае с бензином и дизтопливом. Иначе, как мы видим, все скидки на сжиженный газ по-прежнему будут оседать в виде твердой валюты в карманах коммерсантов и курирующих этот рынок чиновников.

И бьет это безобразие как раз по бюджетам самых широких слоев населения — тем, кто вынужден платить все больше за проезд в общественном транспорте или пользоваться баллонами с газом, который сейчас продается в 13 раз выше отпускной цены на заводе.
Так в чем смысл всей этой затеи с «социальным газом»? Не можем или не хотим контролировать? Уполномоченный орган, ау?

P.S. Вторая, не менее важная, проблема — контроль за качеством газа. Об этом, и других важных нюансах газового рынка в следующем материале.