18+
Нур-Султан
Сейчас
11
Завтра
13
USD
385.16
-1.55
EUR
425.95
-3.22
RUB
6.01
-0.01

Россия и Казахстан надеются провести в ООН Кодекс об Интернете. США против

1734

Интернет давно уже стал инструментом политики. Кому-то это удобно, но кому-то нет. Россия и Китай, учитывая опыт «арабской весны» и других революций, создали Кодекс информационной безопасности, однако его принятие в ООН блокируется США. С недавних пор и Казахстан присоединился к авторам документа. Но ситуация с принятием Кодекса в ООН по-прежнему неоднозначная.

Эволюция Кодекса: Россия — за, США — против

В 2011-м году Китай, Россия, Таджикистан и Узбекистан представили в ООН программный документ «Международный кодекс правил поведения в сфере информационной безопасности»Инициаторами подготовки этого Кодекса были Россия и Китай, которые представили его как свой вклад в международные дискуссии на предмет безопасности киберпространства. Тогда многие страны запада, включая США, подвергли Кодекс остракизму, назвав его попыткой четырех правительств оправдать установление большего контроля за интернет-пространством. По существу, критике подверглась следующая формулировка: «привести все элементы общества, включая информационно-коммуникационные партнерства с участием частного бизнеса, к пониманию своей роли и ответственности в области информационной безопасности».

В конце 2014 — начале 2015г.г., то есть практически следом за саммитом ШОС, Россия, Китай и их партнеры по Шанхайской организации сотрудничества, а именно Казахстан, Кыргызстан, Таджикистан и Узбекистан, совместно представили Генеральному секретарю ООН обновленный вариант Кодекса. Этому предшествовал отчет группы правительственных экспертов этих стран о развитии сферы информации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности. Аналитическая работа была проделана в 2012-2013 г.г. с учетом критики Запада, а также резолюции Совета ООН по правам человека о свободе Интернета.

Подробности Кодекса

В данном документе есть такие положения, как, например, пожелание срочно принять международный закон о киберпространстве и определить концепцию «кибер-суверенитета». При этом подчеркивается, что для продвижения мира и стабильности в киберпространстве нужен некий «международный закон и, в частности, некая Хартия». При этом Кодекс ссылается на принципы совета ООН по правам человека что «те же права, что люди имеют в оффлайновом режиме, должны быть защищены в режиме онлайн», но делается вывод, что такие права могут быть ограничены для защиты национальной безопасности, общественного порядка и здоровья, а также морали и нравственности.

Некоторые показавшиеся Западу слишком жесткими формулировки попытались смягчить следующим:все страны должны играть одинаковые роли и принимать на себя одинаковую ответственность за международное регулирование интернета, а также за обеспечение безопасности, непрерывности и стабильности его работы» и что «государства должны полностью сотрудничать с другими заинтересованными сторонами, включая частный сектор и институты гражданского общества, чтобы разъяснить им их ответственность за обеспечение информационной безопасности».

Некоторые западные эксперты, например, Алекс Григсби, Директор-ассистент Программы политики в цифровой сфере и киберпространстве Совета по международным отношениям США считают, что доработка Кодекса была предпринята Россией, Китаем и их партнерами по данному документу не в качестве реверанса Западу. Он пишет:

«В документ не внесено никаких изменений, которые могли бы быть восприняты в качестве оливковой ветви и стимулировали бы США сесть за стол переговоров… «.

Кодекс нужен странам ШОС — для защиты от всех остальных

Получается, что главной целевой аудиторией новой кибер-политики, подготовленной условным большинством ШОС, являются развивающиеся страны, которые понимают власть интернета и боятся его потенциальной подрывной мощи. Отличный тому пример — «арабская весна», в которой ключевую роль играли социальные сети, а точнее, неспособность правительств контролировать их участников и их умонастроения. Кроме того, персональные данные пользователей соцсетей из развивающихся стран хранились и хранятся на серверах, расположенных преимущественно в США — это также вызывает озабоченность правительств.

Пока что нет никаких указаний на то, как дальше Россия, Китай, а теперь и Казахстан, будут доводить новый документ до вступления в силу. На данный момент Кодекс существует в виде приложения к официальному коллективному письму в адрес Генерального секретаря ООН. Вполне возможно, что попытка протолкнуть Кодекс будет сделана во время Генеральной ассамблеи ООН в сентябре 2015 г.  в качестве отдельной резолюции или же в качестве программного документа.

Как следует из изложенного выше, многие вопросы кибербезопасности остаются открытыми, как для большинства ШОС, так теперь и для Казахстана. Те попытки, что были сделаны, пока неудачны. То, что доработали с участием опять же Казахстана и подали повторно в ООН, пока на стадии проработки. Логично предположить, что такая серьезная организация как ООН, быстро рассматривать его не будет.

Тем временем было бы любопытно посмотреть, как обстоят кибер-законотворческие и связанные с ними дела на Западе, который это самое кибер-пространство технически породил, ввел в глобальный коммерческий оборот и лидером которого является.

Продолжение следует