Нур-Султан
Сейчас
4
Завтра
9
USD
427
+1.34
EUR
497
-1.07
RUB
5.53
-0.03

Война санкций: сможет ли Казахстан использовать свой шанс?

1141

Судите сами. В годы Великой Отечественной войны Казахская ССР была одним из наиболее мощных тыловых регионов страны. Из оккупированных территорий к нам было эвакуировано 150 крупных заводов и фабрик. А после войны плюс ко всему этому было построено еще немало промышленных предприятий. Все исчезло в короткий срок сразу же после развала Великого и Могучего. И то, что есть сейчас, можно пересчитать по пальцам.
То же самое произошло и с сельским хозяйством. Практически с первого дня независимости что животноводство, что земледелие очень быстро приходили в упадок. Если в 1990 году общее поголовье скота в республике едва ли не достигало 50 миллионов голов, то сегодня, согласно данным Агентства РК по статистике, оно не превышает и 24 миллионов. И даже эта цифра многими специалистами подвергается сомнению. При этом доля племенного скота снизилась практически до нуля.

Начиная с 1991 года сельхозпроизводитель лишился поддержки государства, а связи между сельхозпроизводителем, перерабатывающей промышленностью и сферой сбыта продукции оказались разорванными. Село стало умирать. Канули в Лету колхозы-миллионеры, аульное население массово потянулось в города. Оставшиеся колхозники стали называться модным западным словом «фермер». Но казы от этого больше не стало. Напротив, его количество сильно уменьшилось, и оно стало в разы дороже.

Те, кто жил и учился в советское время помнят, как еще в восьмидесятых годах каждую осень студентов и школьников отправляли на «сельхозку». И это потому, что сами колхозы и совхозы не справлялись с количеством выращенного урожая. Овощные поля и фруктовые сады в те времена подступали практически вплотную к городам. Сейчас вместо них красуются дворцовые особняки тех, кто в новых условиях устроился лучше других.

Троянский конь импортного фермерства

Однако достаточно ностальгии. В девяностые годы в нашу степь хлынул поток дешевой и низкокачественной импортной плодоовощной и мясо-молочной продукции. Низкокачественной, потому что хорошее дешевым не бывает. А заморский провиант стал выигрывать конкурентную борьбу у еще оставшегося местного, несмотря на транспортные расходы, таможенные пошлины и т.д.

Сегодня мы удивляемся тому, откуда у нас появились доселе невиданные болезни, почему так «помолодела» онкология и каждый второй страдает аллергией. Не хочу сказать, что нас целенаправленно травят, но факт остается фактом.

Промышленный и сельскохозяйственный потенциал стремительно деградировал на всей территории СНГ. В то же время при правильном подходе к аграрной отрасли, с нашими возможностями мы могли бы без труда обеспечивать сельхозпродукцией не только весь бывший СССР, но и многие другие страны мира. Вместо этого мы почему-то вдруг разучились вести хозяйство и стали практически всю аграрную продукцию покупать за рубежом.

Если в какой-то период советские колхозы и совхозы страдали от маниакальной тяги к экспериментам Никиты Сергеича Хрущева, то в девяностые и нулевые сводившему концы с концами крестьянину не было спасу от пришлых советчиков, повадившихся в наши края в рамках различных международных программ по повышению производительности сельского хозяйства. По мнению наших сельчан, бесконечные и бесполезные эксперименты над нашим сельским хозяйством — результат убежденности обитателей высоких кабинетов в том, что иностранные советчики разбираются в нашей земле лучше тех, кто на ней работает. Прислушиваться к голосам своих специалистов-практиков они привычки не имеют. Другое дело — рекомендации заморских советчиков. Вот они-то исполняются с завидной быстротой. Только результатов от этого как не было, так и нет. В этой связи возникает резонный вопрос: в каком качестве мы этим советчикам нужнее? В качестве рынка сбыта или в качестве конкурента?

Именно в условиях ныне сложившейся геополитической ситуации некоторым доморощенным экспертам, узревшим опасность в примере северного соседа, пришла в голову мысль, что все это время нас намеренно «подсаживали» на импорт, причем, абсолютно по всем позициям, чтобы однажды, когда это будет нужно, включить санкции и поставить нас «на место». Иными словами, мы подвергли угрозе собственную продовольственную безопасность.

Нам и не снилось

Недавно с самой высокой трибуны прозвучали исторические слова о том, что мы теперь получили шанс стать, как в былые времена, источником продовольственного изобилия. Но для того, чтобы возродить еще не до конца убитое сельское хозяйство страны, потребуется время и деньги. И к полному импортозамещению на прилавках мы придем, увы, не завтра. Однако своих аграриев нужно спасать по-любому. Потому что в противном случае, выполнение всех наших индустриально-инновационных программ может встать под большой вопрос.

Сегодня, после двух десятков лет целенаправленного «убийства» родного сельского хозяйства, проблем в нем скопилось выше крыши. При этом нынешний уровень поддержки сельхозпроизводителя со стороны государства не просто ниже плинтуса. Он где-то в подвале, если сравнивать его со среднеевропейским уровнем. По словам фермеров, деньги очень часто «уходят в трубу», так и не добравшись до села. Возможно, поэтому сельчанам не на что покупать новую технику, осваивать новые технологии производства и современные методы ведения хозяйства. Отсюда может вытекать ответ на вопрос, почему продукция нашего села неконкурентоспособна, и почему все эти годы росла доля импорта и падала доля экспорта. Хотя на данном этапе не до экспорта. Для начала заместить бы импорт.

— В нашем районе 16 процентов сел просто исчезли, — говорит глава крестьянского хозяйства «Нуржуманагросервис» Нуржуман Утаев. – Процентов 20 в полуразрушенном состоянии и выживают, как могут. При этом земли вполне пригодны как для земледелия, так и для скотоводства. Молодежь уезжает в город, работает охранниками, торгует на базарах, порой идет на криминал, словом, делает все, чтобы не возвращаться в аул. Работы здесь нет, жить не на что. Сельскохозяйственный бизнес очень рискованный и малорентабельный. Банки его не кредитуют. Так что без поддержки государства обойтись очень сложно.

При недостаточной государственной поддержке, по мнению, Нуржумана Утаева, может быть другая «засада».

— Мы сейчас еле плетемся, а после вступления в ВТО, импорт вообще нас задушит, — говорит он. – Без существенного ограничения импорта нам будет еще тяжелее конкурировать с зарубежными поставщиками, которых поддерживают их государства путем дотаций экспорта. Нам такое и не снилось.

Сейчас Казахстану предоставлен шанс не просто реанимировать сельское хозяйство, но и вывести его на уровень тех времен, когда народ им поистине гордился. Только вот возрождение аграрного сектора, скорее всего, будет поручено тем же чиновникам, которые его и «убивали». Используем ли мы свой шанс в таких условиях?


Сможет ли Казахстан использовать свой шанс?

Всего проголосовало: 95
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter