Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
4
USD
425
+1.44
EUR
498
+0.42
RUB
5.56
-0.01

Правительство снова сократят?

21296

Однако стоит признать, что хождение такой информации выглядит довольно странно, на первый взгляд, ведь еще в начале этого месяца — на последнем расширенном заседании правительства, было объявлено о его реорганизации и об образовании новых министерств. В результате вместо бывших 17 министерств, 9 агентств и 54 комитетов, а также 272 департаментов вся работа легла на плечи 12 министерств и порядка 30 комитетов. Власти страны объясняют это необходимостью «повысить оперативность и эффективность работы госаппарата». В свою очередь независимые эксперты считают, что в стране банально нет денег, чтобы содержать раздутый штат чиновников. Впрочем, мнений на этот счет на самом деле немало.

Юлия Якушева

Юлия Якушева

Между тем, в комментариях порталу 365.info.kz исполнительный директор Политологического центра «Север – Юг» Юлия Якушева заметила, что в условиях нестабильности в мировой политике и мировой экономике чрезвычайно важно сократить количество звеньев, принимающих участие в принятии важнейших решений.

— Об этом очень точно говорил президент Казахстана на прошедшем расширенном совещании, где, собственно говоря, и было объявлено о проведении структурной реформы. Если есть дублирование функций между ведомствами, если есть лишние звенья в процессе «трансляции» распоряжений и указов главы правительства и президента, то очевидно, что в нынешней ситуации это непозволительная роскошь. Оптимизация чиновничьего аппарата – мера, на которую в нынешних условиях идут не только Россия и Казахстан, но и страны ЕС. Тут, на мой взгляд, уместны не страновые аналогии, а нечто подобное сокращению управленческого аппарата в крупных частных компаниях. Или, как принято говорить, оптимизация управленческого персонала, — отметила Юлия Якушева.

—     Если я не ошибаюсь, нечто аналогичное происходит и в России. Ведь еще в мае премьер Дмитрий Медведев дал поручение министерству финансов подготовить предложения по сокращению на 10% численности государственных служащих страны. Кажется это тоже не первая попытка властей России ужать ряды государственных служащих?

— Такие сокращения проводятся с периодичностью – раз в пять-шесть лет. В России, Турции, Литве или Португалии – не так важно. Все предельно  просто – бюрократия в любой стране имеет тенденцию к самовоспроизводству. Запуск новых проектов, обоснование новых программ — глядишь, через три года на месте прежних, сокращенных структур вырастают новые. И опять приходится расчищать место. Об этом не так давно на семинаре в Москве рассказывал брюссельский чиновник. Законы бюрократии – одни для всех. К сожалению, но это так.

—     Но ведь увольнение государственных служащих – дело непростое. Как только власть объявляет об очередном сокращении, к руководству страны наверняка ведь выстраивается очередь жаждущих доказать, что их ведомство самое необходимое. По крайней мере, подозреваю, что в Казахстане именно так и происходит. А как такой вопрос решают российские власти?

— Это, безусловно, сложный вопрос. Но, не с точки зрения его постановки, а потому, что реорганизация может быть разной. С разными целями и задачами. Например, процесс укрупнения, как правило, самый сложный. Действительно, создание «суперведомств» проводится в несколько этапов. А иначе, в масштабах нашей страны, встанет вся работа. Естественно, играет свою роль и аппаратный вес руководителя ведомства, попавшего под оптимизацию. Чем выше его ресурс, тем проще доказать необходимость «сохранения уникальных специалистов». В целом, замечу, что серьезным специалистам в российской бюрократической структуре всегда находится место, даже если какое-то ведомство попало под сокращение.

—     Между тем, в Казахстане проводимые реформы в госаппарате коснулись также фондов, институтов развития, национальных компаний и дочерних организаций. С вашей точки зрения, почему это происходит? Ведь одно дело госаппарат, и совсем другое – полугосударственные структуры.

— Сокращают, как правило, тех, кто работает на проектах, не приносящих прибыль, на проектах, не доказавших свою перспективность. Так и в органах госуправления – вводятся критерии оценки эффективности, по которым можно судить о том, насколько необходимо данное подразделение или даже конкретный чиновник. Поэтому вопрос секвестирования бюджета вторичен по отношению к задаче – создать компактный и эффективный механизм реагирования на новые вызовы. А это глобальная проблема. Обратите внимание, в странах Европы действует абсолютно такой же подход. К тому же, принципы оптимизации в госсекторе и частных или полугосударственных компаниях очень схожи. Если брать Россию, то в нацкомпаниях они еще более жесткие, чем на госслужбе. Времена Лоров, Доров и Жоров у нас прошли еще в начале нулевых. В Казахстане надо полагать этот процесс выглядит несколько иначе.

—     Отдельные казахстанские аналитики усматривают в этом руку Кремля, полагая, что сокращения на руку российским властям. Мол, многие полномочия переходят в рамки ведомств созданных для регулирования союзных отношений. А здесь явно дирижерскую палочку держит Россия.

— Даже не знаю, что сказать по этому поводу, и не очень понимаю, в какой степени ведомство Школьника или Исекешева может «дирижироваться» Россией. На мой взгляд, все кадровые решения и структурные изменения в рамках министерской реформы были продиктованы логикой внутриэлитных процессов в самом Казахстане. Это результат компромисса между группами влияния в окружении президента РК.

— С вашей точки зрения, к чему вообще могут привести  жесткие сокращения и куда, собственно, податься людям, которые, кроме как  «управлять», толком ничего и не умеют?

— Полагаю, что в Казахстане, также как и в России, хороших специалистов-управленцев с опытом работы оторвут с руками. У нас, к примеру, профильные эксперты (по регионам или отрасли) обязательно найдут работу в коммерческих структурах или региональных ведомствах. По ситуации в Казахстане – вам виднее, но и тут, полагаю, сотрудники, попавшие под сокращение, найдут место работы. Вспомните, «чистку», которую провел Умирзак Шукеев… И тут вдруг Нурсултан Абишевич вновь возвращается к теме кадров в «Самруке».

— Спасибо за беседу.

ПЕРЕПЕЧАТКА ЗАПРЕЩЕНА

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter