Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
27
USD
425
-0.18
EUR
454
+3.50
RUB
7.3
+0.13

Зависимость Казахстана от России: нефтепровод через Иран ее снизит

1167









Фото: Shutterstock.com

Авария на терминале Каспийского трубопроводного консорциума и затянувшийся ремонт вызывают в экспертном сообществе дискуссии о том, что Казахстану нужно было раньше предусмотреть подобные форс-мажоры и реализовывать другие проекты для экспорта нефти. Это бы позволило диверсифицировать отрасль и снизить зависимость от России.

До марта 2022 года, пока на КТК не произошла поломка выносных причальных устройств, через него Казахстан экспортировал 80% своей нефти. В настоящий момент объемы продаж увеличили через нефтепровод «Атырау – Самара»

Но если через КТК Казахстан продавал марку CPC Brent, которая торгуется выше 100 долларов за баррель, то через нефтепровод «Атырау – Самара» казахстанская нефть смешивается с российской Urals и продается на 35 долларов дешевле. Если ремонт на терминале КТК затянется, Казахстану придется сократить план добычи примерно на 2,5 млн тонн из-за невыгодности и риска попадания под санкции.

Подстраховались как могли

Магбат Спанов, эксперт Института мировой экономики и политики (ИМЭП) считает, что тем, кто говори, что Казахстан должен был заранее подстраховаться, надо осознать, что инвестиции в нефтяной отрасли начинаются как минимум с семизначных и восьмизначных цифр в условных единицах. Не каждая страна может себе позволить такие траты.

— Изучая планы развития нефтепромышленности еще с конца девяностых-начала нулевых, я помню, что был проект нефтепровода через Иран — самый удобный и самый короткий путь. Но нефть зачастую тесно связана с геополитикой…

Строительство КТК — это тоже подстраховка. До этого у нас был только нефтепровод «Атырау — Самара». КТК был выведен из национальных юрисдикций и стал фактически наднациональным проектом. Там задействованы интересы многих иностранных компаний и западных стран

В дальнейшем мы продолжили двигаться в сторону диверсификации и построили трубопровод в Китай. Но сейчас загруженность его меньше, чем пропускная способность. Другое направление — отправка нефти на паромах в цистернах, через Каспий.

Многие утверждают, что надо было простроить нефтепровод через Каспий. Но, опять же, не надо забывать, что это огромные финансовые ресурсы. Построить нефтепровод просто так, на всякий случай — это не обед приготовить.

Кроме этого, с точки зрения экологической безопасности необходимо согласие всех прикаспийских стран, а это нереально

Возить цистерны с нефтью железнодорожным транспортом также достаточно затратно, да и в целом при большой волатильности цен на нефть не всегда рационально.

Новые возможности

— Расскажите о направлении через Иран, почему были вынуждены от него отказаться?

— Через Персидский залив у Казахстана получался наиболее короткий выход на мировые рынки. В этих рамках предполагалось два варианта. Первый — построить железнодорожную ветку, в рамках которой можно было делать транспортировку нефти. Фактически она уже построена через Туркменистан, Узбекистан и Казахстан. Второй и самый основной — строительство нефтепровода: но от этого варианта нам пришлось отказаться из-за санкций, наложенных на Иран Америкой.

Но сейчас, когда на горизонте возникает перспектива выхода Ирана из-под санкций после заключения с США ядерной сделки, мы можем возобновить процесс по рассмотрению и реализации этого проекта. На конец 90-х его себестоимость составляла примерно 600 млн долларов. Сейчас, конечно, это будет намного дороже

Если говорить о диверсификации, еще возможен проект через Азербайджан. Но тогда мы попадаем в зависимость уже от этой страны, да и дорого это.

Магбат Спанов, фото с сайта voxpopuli.kz

В свое время там предполагался проект «Набукко», захватывающий многие страны. Потом от его реализации отказались, так как он оказался экономически нецелесообразным.

Проблема Казахстана в том, что это сугубо континентальная страна, у нас нет прямого выхода к морю. Если откроется направление через Иран, думаю, мы сможем построить этот нефтепровод быстро, в течение двух лет

Только надо обновить техническое обоснование этого проекта и быть готовым его реализовывать. К тому же сейчас появились новые технологии, новые материалы и стоимость. Поэтому все нужно пересчитывать заново.

— Кто будет финансировать проект?

— Понятно, что прежде всего в нем заинтересован Казахстан, он и будет платить. Но это не такая огромная сумма. Для сравнения, на публикации в системе Scopus Казахстан потратил в общей сложности чуть ли не миллиард долларов частных средств, так почему бы государству не профинансировать более значимый проект? Есть также заинтересованность американских и европейских компаний, они смогут покрыть часть затрат на инвестиции. А учитывая, что нефть сейчас дорогая, мы будем получать ожидаемый гарантированный доход.

Худшего ждать не стоит

— Скажите, по КТК у вас какие ожидания?

— Думаю, все будет нормально. В ближайшем будущем там все отремонтируют. К тому же надо учитывать политическую составляющую: США и страны Запада сейчас заинтересованы в снижении цен на нефть из-за дорогого бензина у них.

А такие эксцессы, как с КТК, конечно, косвенно влияют на стоимость нефти в сторону повышения. Форс-мажор с любым месторождением в мире влияет в итоге на конечную стоимость отпускаемой продукции

Поэтому, думаю, разговоры о сокращении Казахстаном нефтедобычи ввиду того, что проблему на КТК не устранят, это слишком пессимистичный сценарий. Другой вопрос, если вдруг нефтепровод «Атырау — Самара» в данный момент вдруг повредится из-за диверсий и там возникнет пожар, тогда это действительно будет катастрофа. Для Казахстана по крайней мере. Но будем надеяться, этого не случится.

Внук Каныша Сатпаева рассказал о значимости дня геолога в Казахстане

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter