Нур-Султан
Сейчас
15
Завтра
15
USD
476
-0.26
EUR
484
-0.74
RUB
7.94
+0.08

Национальная борьба, которой можно было бы избежать

2685









Паводки в Казахстане. Фото: sputnik.kz

В Казахстане угроза паводков в весенний период сохраняется в 285 населенных пунктах. По данным ДЧС, к регионам с высокими рисками относятся Северо-Казахстанская, Восточно-Казахстанская, Акмолинская, Карагандинская и Костанайская области. К регионам со средними рисками – Западно-Казахстанская, Актюбинская, Павлодарская, Алматинская, Жамбылская и Туркестанская области.

Для предотвращения наводнений акимату поручили обеспечить своевременное проведение работ по вывозу снега, в том числе из сельских населенных пунктов, расчистке арыков, ливневой канализации и возведению временных дамб.

Из года в год

Удручает одно: угроза паводков в Казахстане происходит ежегодно. Как отмечает Малик Бурлибаев, ученый, академик РАВН, доктор технических наук и профессор,

предотвращение наводнений превратилось в некий национальный вид борьбы. И чиновники не стремятся что-либо менять

Водный Кодекс РК, а также входящие в него «Правила установления водоохранных зон и полос», не включают меры, которые реально позволят избежать затопления жилых массивов. В первом варианте предлагаемого нового Водного Кодекса РК этот вопрос вообще не рассматривается.

— У меня такое ощущение, что кто-то заинтересован в этих ежегодных затоплениях, чтобы дербанить резервный фонд правительства

По этому поводу я недавно написал письмо президенту страны. Сначала мне пришло СМС из администрации президента, что мое обращение зарегистрировано. Второе было о том, что его направили в канцелярию правительства. А в третьем меня информировали, что письмо отправлено в министерство национальной экономики. Хотя причем тут это министерство, я так и не понял. То есть старая история повторяется. В конечном итоге твое письмо оказывается у тех, по чьей вине все это происходит.

Искусственная проблема

— Малик Жодасович, а что вы написали в своем обращении к президенту?

— Один из пунктов моего письма включал требование пересмотреть «Правила установления водоохранных зон и полос», а также обозначения водоохранных зон и водоохранных полос.

Мы всю эту борьбу с наводнениями сами же искусственно создали себе, разрешив людям селиться в поймах рек

Для рек высокой категории, то есть для более крупных, положено отмерять лишь 500 метров от уреза воды (линия пересечения водной поверхности водоема — ред.), а дальше уже разрешают людям строить дома и жить. Что такое 500 метров для реки — для тех же Или или Иртыша? А если реки имеют категорию ниже, то поселок могут возвести еще ближе.

Опыт предков

— А сколько нужно метров на самом деле?

— В классической гидрологии есть понятие «отметка высоких вод». Это максимальный объем воды, который когда-либо наблюдался в пойме отдельно взятой реки. Он всегда оставляет отпечаток в природе. И ориентироваться нужно именно на эти отметки высоких вод. Природа не будет терпеть, если не учитываются эти правила.

Поэтому я всегда с иронией упоминаю, что даже наши предки со своими юртами в далекие века не лезли в зону отметки высоких вод. Они знали, что не сегодня-завтра их смоет

А мы создали себе искусственную проблему. Как я ранее говорил, надо жить с природой в гармонии, соблюдая все ее законы. В противном случае природа жестоко мстит!

Малик Бурлибаев

Малик Бурлибаев

— Выходит, те 285 населенных пунктов, о которых упомянул ДЧС, построены с нарушениями с точки зрения отметки высоких вод?

— Чтобы точно сказать, надо изучать каждый населенный пункт. Если поселок примыкает к реке, затопление неизбежно. Яркий тому пример — река Жабай в городе Атбасар. Там ежегодно ведут борьбу с паводками — столько выкидывается денег. А между тем у реки Жабай 90% годового стока проходит во время весеннего половодья — в период, когда таяния снега.

А если снега зимой было много и мгновенно наступают тепло, половодье может превратиться в паводок. То есть половодье характеризуется равномерным таянием снега в течение всего весеннего периода, а паводок случается, когда температура резко поднимается, таяние происходит быстро и проходит большими объемами

Но это все природные процессы, зачем в них вмешиваться? Зачем мы разрешили людям селиться в поймах рек и строить промышленные предприятия? Но чиновники заверяют: они же построили защитные дамбы! Но возведение этих гидротехнических сооружений требует соблюдения определенных стандартов, а мы насыпали землю и выдаем ее за дамбу.

Трагедии — результат попустительства

— На фоне этого вспоминается разрушительное наводнение в Кызылагаше, 12 лет назад, унесшее жизни 45 человек, включая 8 детей… Там ведь тоже основой трагедии послужило несоблюдение правил эксплуатации гидротехнического сооружения?

— В данном случае был прорыв плотины — это более крупный гидротехнический объект. Там ситуация была такова: Кызылагашское водохранилище изначально не было принято к эксплуатации. Существует госкомиссия, которая принимает, вынося оценку, что гидротехническое сооружение готово к использованию. Но этого не было сделано. С переходом от СССР к независимости в сфере водопользования начался полнейший бардак.

В Атбасаре, например, насыпали грунт и выдают за дамбы. А дамбы должны соответствовать техническим требованиям. У нас часто восклицают — ой, дамбы не выдержат! А как они выдержат, если это просто насыпь?! Поэтому правило установления водоохранных зон и водоохранных полос должно быть пересмотрено.

— Получается, сейчас меняют водный кодекс, но ничего этого не учли?

— Водный кодекс еще не переделали. Там вышел только первый вариант, якобы обсуждение. Но там не пересматриваются правила установления водоохранных зон и полос. В итоге мы следуем заведомо ошибочному подходу, допуская непростительную ошибку. Вот в чем наша беда.

Перемены выгодны не всем

— Но ведь если чиновники признают эту ошибку и установят водоохранные зоны и полосы как положено, им придется куда-то расселять всех людей, которые там живут, давать им новые дома. А это огромные бюджеты, и они, наверное, не хотят их выделять?

— Надо сопоставить, сколько ежегодно мы тратим на борьбу с наводнениями с окончательной стоимостью переноса этих домов. Я думаю, сейчас тратится не меньше. У меня складывается ощущение, что кто-то в этом заинтересован. Никто не хочет исправлять допущенную ошибку с водоохранными зонами и полосами. Но это единственный путь, чтобы раз и навсегда распрощаться с этими проблемами.

У людей во власти должно прийти понимание, что творится и как это устранять. А когда там сидят не специалисты, этого не достичь

А я вам скажу, что специалистов в Комитете по водным ресурсам и в Министерстве экологии остались единицы. К тому же после подписания Болонской конвенции по специальности «Водные ресурсы и водопользование» стали готовить гуманитариев — на бакалавриате и магистратуре. Хотя раньше эти специалисты были «технарями». В итоге нынешние «водники» оказываются неспособны работать ни в науке, ни в проектировании, ни в производстве. Я об этом не раз говорил, но меня никто не слышит…

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter