Нур-Султан
Сейчас
3
Завтра
20
USD
425
-0.18
EUR
454
+3.50
RUB
7.3
+0.13

Продажа казахстанских ГЭС арабам: «уже на старте нас ввели в заблуждение» — эксперт

6017









Арман Кашкинбеков, фото Интерфакс-Казахстан

Вообще, сама эта сделка по продаже двух казахстанских энергожемчужин — Шульбинской и Усть-Каменогорской ГЭС — арабским инвесторам еще в октябре 2021 года наделала много шума. Как только ее ни называли эксперты — преступлением с явным коррупционным душком, подрывом национальной энергетической безопасности, перепарковкой казахстанских денег поближе к Родине.

После того, как 28 октября 2021 года проект закона старое правительство внесло в парламент, о приходе арабов в электроэнергетику Казахстана все вроде забыли. А мы напомним, что она под собой подразумевала, кроме передачи инвестору двух ГЭС.

«Казахстан и Объединенные Арабские Эмираты реализуют совместные проекты на сумму свыше 6 млрд долларов», — говорилось в официальных сообщениях. — «Представителем ОАЭ в проектах был определен Abu Dhabi Developmental Holding Company PJSC (в других источниках упоминаются холдинговая компания ADQ и энергетическая компаниая Taqa — ред.). В приложении к проекту закона были перечислены стратегические инвестиционные проекты, в том числе: строительство солнечных и ветровых электростанций, строительство новых газовых электростанций в г. Алматы или Алматинской области, отчуждение 49% АО «Самрук-Энерго», Экибастузская ГРЭС-1, Экибастузская ГРЭС-2, АО «Мойнакская ГЭС», АО «Шардаринская ГЭС», модернизация ТЭЦ-2 АО «Алатау Жарық Компаниясы» с минимизацией воздействия на окружающую среду».

Не страшна приватизация, а ее условия

И вот 12 января появляется сухое информационное сообщение, что вышеуказанная сделка с ОАЭ не состоится по инициативе Казахстана. Без объяснения причин. Хотя причины очень интересны. Мы поинтересовались о них у члена НСОД, почетного генерального директора и члена совета директоров Ассоциации возобновляемой энергетики Казахстана Армана Кашкинбекова.

— Начну с энергетической безопасности Казахстана. Что под этим подразумевается? Энергетика в современном понимании – не только электроэнергетика, но и нефтегазовая отрасль тоже. Мы давно привлекли иностранных инвесторов в нефтегазовый энергетический комплекс, — говорит эксперт. — Почему в электроэнергетике не поступить также?

Здесь ситуация аховая – станции старые, сети изношены на 90%, и ничего не происходит. То есть проблема есть, энергетики бьют в колокола, но нет ни программы развития электроэнергетики, включая возобновляемые источники, ни ее проекта. За исключением прошлогоднего поручения президента министерству энергетики составить новый энергобаланс, которого пока еще нет даже в проекте.

— То есть вы считаете, что привлечение инвесторов в электроэнергетику — мера вынужденная и очень выгодная? 

— Все зависит от условий. Когда сообщали о сделке с ОАЭ, речь шла о компании из Абу-Даби, которая является суверенным фондом, аналогичным казахстанскому «Самрук-Казына».

А на самом деле потенциальным покупателем ГЭС оказалась хоть и большая, но девелоперская компания из Арабских Эмиратов. Странно, что уже на уровне переговоров нам не дали честной информации

Почему пересмотрели планы по продаже? Здесь палка о двух концах. Возможно, новое «старое» правительство хочет пересмотреть эту сделку в сторону больших выгод для Казахстана. Например, планируют не передавать инвестору 100% пакетов ГЭС, а сохранить за государством «золотой пакет» акций в размере 25% на примере Великобритании времен Маргарет Тэтчер.

Красный флажок испугал инвестора?

— С другой стороны, возможно, передумала и сама арабская сторона. Потому что вследствие последних событий в Казахстане возросли политические риски.

А они для крупного иностранного бизнеса являются красным флажком № 1. Так что, возможно, с арабской стороны и возникла такая настороженность

Сделку торпедировали очень быстро. Фонд «Самрук-Казына» вел переговоры с инвесторами. У Шульбинской и Усть-Каменогорской ГЭС была очень длинная история. Они очень долго были под управлением известной американской компании AES. После американцев у ГЭС было несколько других хозяев. И вот теперь они находятся в собственности государства. Теперь комитет госимущества и приватизации минфина думает, что делать с этим активом.

Естественно, такая форма управления как сейчас – под государством – тоже сомнительный вариант. Когда у нас государство чем-нибудь управляло хорошо?

С другой стороны, надо понимать, что это стратегический актив, тем более когда речь идет о гидроэлектроэнергетике. Почему нет вложений в угольные станции? Потому что мир идет по пути отказа от углеродной энергетики. А ГЭС – это кэш-машина, дойная корова, потому что вода течет постоянно, тариф постоянно капает, потребителям электроэнергия нужна 24/7. Так что во всем мире ГЭС считаются очень привлекательным активом.

Казахстанская энергетика интересна инвесторам только при тарифе 100 тенге за киловатт — эксперт

На самом деле у нас есть возможность пересмотреть условия прихода к управлению нашими ГЭС других инвесторов: за большую цену и сохранив за государством 25% доли. Потому что здесь есть один тонкий немаловажный фактор.

Казахстан переходит на зеленые рельсы, а ГЭС – это чистая энергетика. Их ценность сейчас во всем мире будет резко расти по мере выбытия основных энергетических фондов на угле

По идее, здесь самому госкомимущества минфина следовало бы прокомментировать причину отмены сделки.

Насколько я знаю, в комитете в ожидании решения нового «старого» правительства. Но может быть действительно идет проверка происхождения денег на эту сделку. Ведь были предположения, что за арабской стороной стоят вовсе не арабские инвесторы, а казахские деньги, которые под арабской оберткой возвращаются в экономику Казахстана.

Продажа казахстанских ГЭС арабам выглядит «перепарковкой» денег ближе к Родине — экономист

К тому же в большой зарубежной прессе я не видел ни одной аналитической публикации об этой сделке с подтверждением со стороны самих ОАЭ. В основном комментировала казахстанская сторона.

Изменились условия — пропало настроение

— Вам не кажется странным, что сообщение об отмене договоренностей не содержит никаких объяснений?

— Конечно, поэтому и предполагаю, что причин может быть несколько. И самая главная – как я уже говорил, возросшие политические риски.

Но также отпугнуть инвесторов от прихода в казахстанскую электроэнергетику могло фактическое «обнуление» одного из компонентов соглашения с ОАЭ — о тарифах

Ведь перед Казахстаном было обязательство обеспечить инвестору тариф в долларах. Возможно, он бы рос. А теперь, после введения президентом как минимум полугодового моратория на повышение тарифов, это уже значительно меняет правила игры для инвестора.

Цена – всегда ключевой момент любого соглашения. И он теперь тоже сломался и недействителен. А без таких гарантий какой инвестор придет? Какой нормальный бизнесмен вложит миллиарды долларов в проект, по которому условия сделки начинают меняться еще на стадии переговоров?

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter