Нур-Султан
Сейчас
-19
Завтра
-9
USD
434
-0.55
EUR
483
-3.52
RUB
5.57
+0.05

Экологичные продукты — это миф: маркетинг дороже здоровья

1333
фото с сайта vrntimes.ru

На днях в Алматы презентовали исследование о маркировке вредных и здоровых продуктов, которое провели эксперты «Денсаулыка». Они проанализировали способы информирования потребителей алкогольной, табачной продукции и некоторых продуктов питания, вызывающих риск возникновения неинфекционных заболеваний.

Рецензентами исследования выступили доктор медицинских наук, профессор, директор международных программ и главный научный сотрудник Казахской академии питания Шамиль Тажибаев и доктор медицинских наук, профессор, врач психиатр высшей категории, главный научный сотрудник Республиканского научно-практического центра психического здоровья Бельгибай Шахметов.

Кнут и пряник

Что отметили в «Денсаулыке» по результатам исследования? В Казахстане отсутствует единый подход к маркировке пищевой продукции, которая позволила бы потребителям делать осознанный выбор в пользу того или иного продукта.

Эксперты предложили государству законодательно утвердить национальные стандарты предупреждающих надписей о высоком содержании солей, трансжиров и калорий на упаковке продуктов питания

То же самое сделать и с экологически чистыми и полезными продуктами. Чтобы производители несли ответственность за соответствие информации с упаковки содержимому товара.

«Потребительский рынок развивается настолько стремительно, что практически невозможно запретить или ограничить тот или иной продукт, представляющий риск для здоровья», — говорит руководитель Ассоциации «Денсаулык» Бахыт Туменова. — «Поэтому мы считаем, что наряду с требованиями о четком информировании населения об опасности или безопасности продукта государству

следует внедрить стимулирующие механизмы производства и реализации продукции с меньшим вредом для здоровья

Например, фискальные послабления и относительную маркетинговую свободу. В то же время вредные продукты должны еще жестче регулироваться, а у потребителя должна быть возможность купить подходящий товар на основании ясной и заметной с первого взгляда универсальной этикетки».

Бахыт Туменова

Но так ли все просто на самом деле? И появится ли от стандартизации этикеток подлинная «экологичность» продуктов, которую заявляют производители?

— Нужно привлекать к работе лаборатории, чтобы проверять продукты питания не тогда, когда уже они попали на прилавки, а до этого, причем на разных уровнях, — считает Туменова. — Оборот лекарств в Казахстане контролирует соответствующий комитет при минздраве. То же самое следует внедрить повсеместно и в отношении пищевой продукции. У любого потребителя должно быть право проверить ее на качество и соответствие тому, что написано на этикетке.

— Это есть и сейчас, но не обязательно, а платно для заявителя и очень дорого.

— Мы обращаем внимание и на эту проблему. Потому что доказано, что лечить за бюджетные деньги человека, потерявшего здоровье после употребления некачественного продукта, дороже, чем не дать возможность этому продукту попасть на прилавки.

И мы знаем, что ежегодно в Казахстане возникают вспышки токсикоинфекций — в столовых, детских учреждениях, кафе. Никто не знает, от чего — от некачественных ингредиентов или от занесенных инфекций. И это связано исключительно с несовершенством нашего законодательства.

Напишем как надо

На самом деле в Казахстане были попытки общественников через лабораторные исследования санэпидслужбы подтвердить случаи продажи тухлого мяса, испорченных йогуртов и колбас с гвоздями внутри. Но!

— Проверить-то пищевые продукты на качество можно, если на них есть стандарт или техническое условие, — говорит президент Лиги потребителей Казахстана Светлана Романовская. — Чем они отличаются друг от друга? Стандарт государственный, а техническое условие разрабатывает сам производитель. Но там все сводится к тому, что продукт должен быть безопасным.

Например, делают техусловия на сгущенное молоко, но в продукте молока нет вообще. Они могут туда добавлять какое угодно растительное масло. А вместо сахара сахарозаменитель

Но они должны это писать. Причем на первом месте должен быть компонент, которого в продукте больше всего.

То есть если нет ни государственного стандарта, ни технических условий, проверить продукт невозможно. Проверяют всегда на соответствие какому-то документу.

Светлана Романовская. Фото: 365info.kz

Хотя есть много аккредитованных лабораторий и аттестованных центров сертификации. Сейчас идет большая реформа — все сертификаты будут выдаваться на одной государственной платформе. Центров по сертификации, скорее всего, не останется, будут лишь лаборатории, которые тоже будут аттестовываться госорганами.

Потому что давно известно — любой сертификат можно купить

Мало того, у нас было разбирательство по поводу реализации энергетического напитка с легко стирающимися датами изготовления и окончательной реализации. Так быть не должно, так как есть стандарт. Оказалось, что производитель и точки продаж товара просто не заявили этот показатель для исследований. Они выдали декларацию соответствия, которой на самом деле не было. То есть ввели в заблуждение.

За чей счет контроль?

— Кто может проверять продукты питания по заявлению потребителя?

— Либо государственные лаборатории, либо частные, но всегда за деньги. Никто не будет ничего проверять бесплатно.

Мало того, у простого потребителя даже не возьмут этот товар на проверку, если он был вскрыт — неизвестно, где он находился, какое время и так далее

Минимум надо принести три образца — контрольный (остается у заявителя), лаборатории и на само исследование. То есть в случае судебного разбирательства должна быть возможность сдать сомнительный продукт в другую лабораторию или в другой орган по сертификации.

— Сколько это стоит?

— Зависит от того, что именно надо проверить. И у всех частных компаний прейскурант. Единого нет нигде. Причем за проверку каждого показателя надо платить отдельно.

Мы как-то проверяли соль на наличие в ней обещанного производителем йода. Проверяли в Институте питания. На это ушло трое суток и 15 тысяч тенге

То есть недешево в принципе.

И хотя законом о защите прав потребителей предусмотрено, что в досудебном порядке экспертиза проводится за счет предпринимателя, заставить его заплатить за экспертизу мы не можем — нет ответственности за отказ в ее проведении.

Как Бразилия здоровье строила

— То есть если производитель заявляет, что его продукт экологически чистый — без ГМО, красителей, консервантов и все такое, нет такого места, где могли бы содержимое упаковки «разбить на атомы» и сказать, что есть в печенье помимо муки, соли, сахара и масла?

— Нет такого места. Мало того, никто даже не скажет, какое мясо использовалось в мясном изделии. Когда про колбасу заявляют о ее халалности, никто не скажет точно, что она халал.

Есть какие-то тесты, которые показывают наличие или отсутствие в образце гена свинины, но эти тесты в Казахстане не зарегистрированы. То есть юридической силы у такого исследования не будет

Мы еще 20 лет назад нашли в детском питании генетически модифицированный компонент. Но тогда в Казахстане не было ни одной лаборатории, образец исследовали в Москве. Однако в связи с тем, что между Казахстаном и Россией не было межгосударственного соглашения о нашем праве использовать для исследований российские лаборатории, суд проиграли. Хотя уже на тот момент в законодательстве Казахстана было требование о запрете на содержание в детском питании генетически модифицированных компонентов.

Кстати, производители извинились и сказали, что эту партию они просто перепутали — она предназначалась третьим странам, где такого запрета нет.

— То есть производители подстраиваются под действующие стандарты в странах реализации, и нет такого понятия «если не травить, то всех»?

— Именно. И вот, исходя из практики того, что у нас есть, очень сложно сказать — если нет стандарта и много других мелких нюансов — что нам производитель предлагает совсем не то, что написано на упаковке.

В Бразилии больше 70% населения страдало ожирением и всякими разными неинфекционными заболеваниями. Придумали проект «Зеленая точка». Разработали стандарт — в продукте не должно быть генетически модифицированных компонентов, трансгенных жиров, только определенное безопасное количество сахара и соли. И дали производителям добро ставить на упаковку зеленую точку, если стандарт соблюден. И предусмотрели ответственность за обман — лишение свободы на семь лет. Были даже посадки.

Но население стало покупать продукты с зеленой точкой, и предпринимателям пришлось под нее подстроиться

Так Бразилия за пять лет снизила заболеваемость неинфекционными болезнями с 70 до 20 процентов. Я предлагаю подумать о применении такого опыта и у нас. Чтобы действительно была безопасная продукция хотя бы для детей, стариков и нездоровых. Но у нас ничего нет. Это никому неинтересно.

У нас мораторий на проверки бизнеса, он расслаблен. Нет конкуренции и понимания того, что нужно развивать честное производство

А до тех пор, пока моральный ущерб за загубленную человеческую жизнь из-за продажи некачественного или испорченного продукта будет составлять 500 тысяч тенге, бороться за чистоту продуктов питания и вовсе бесполезно.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter