Нур-Султан
Сейчас
-15
Завтра
-23
USD
435
-0.51
EUR
495
-2.01
RUB
5.66
-0.02

Дети стали заложниками вредного питания и антиваксерства — ЮНИСЕФ

481
заставочное фото с сайта unisef.com

В провозгласившем себя социальным государством Казахстане в поддержку детства созданы несколько госструктур и работают десятки НПО. Бесплатная вакцинация, бесплатная медицина и среднее образование — объективно большие достижения, которыми могут похвастать не все страны мира. Однако и этих усилий государства, как выясняется, недостаточно, чтобы маленькие казахстанцы вырастали в здоровой среде.

Представитель ЮНИСЕФ в Казахстане Артур ван Дизен к 75-летию организации поделился своими наблюдениями об основных проблемах казахстанских детей.

Вакцинация — на бумаге и на практике

— Критическими проблемами для детей и подростков в Казахстане являются три направления — здоровье, питание и психологическое состояние, — отметил представитель ЮНИСЕФ. — Начну с первой.

Остро назрел вопрос вакцинации. Даже плановой. На бумаге, то есть официально,

у Казахстана очень хорошие данные по вакцинации детей против кори — более 95%. В то же время в 2019 году было зарегистрировано более 13 тысяч случаев кори

Это показывает, что есть большие проблемы в охвате вакцинацией. Мы также видим, что увеличивается количество детей с противопоказаниями против плановых вакцин. В 2020 году 22 тысячи получили медотводы по определенным видам вакцин. Это на 38% больше, чем было в 2019 году.

По словам Артура ван Дизена, подобная статистика только подтверждает рост разрыва между вакцинированными и невакцинированными детьми

В конце концов, в Казахстан возвращаются болезни, которые республика успешно победила как раз с помощью прививок.

— Одна из главных причин — отказ от вакцинации, — считает представитель ЮНИСЕФ. — Например, некоторые родители верят в какие-то конспирологические теории, что их детей хотят «чипировать». Другие задаются абсолютно логическими вопросами — как правительство может быть уверено в том, что вакцина действительно безопасна и поможет ребенку не заболеть?

Артур ван Дизен, фото ЮНИСЕФ в Казахстане

Единственным вариантом борьбы с антиваксерством в ЮНИСЕФ считают правильные коммуникации с населением, которое часто подвергается давлению слухов и мифов. Совместно с правительством Казахстана организация создала веб-сайт egu.kz, на котором есть вся информация о вакцинах, календаре вакцинации и ответы на топовые вопросы родителей и медработников. Также г-н ван Дизен подтвердил информацию о том, что начало вакцинации детей от COVID-19 вызвало сопротивление у родителей.

Медотводы — новая напасть

Представитель ЮНИСЕФ в Казахстане на вопрос, только ли казахстанские родители не прививают детей из-за внутренних убеждений или гуляющих слухов о «чипировании», сказал, что антиваксерство — проблема всего мира.

— Она существовала и до пандемии коронавируса, а после ее начала стала еще актуальной, — отметил Артур ван Дизен. — Так что ЮНИСЕФ в плане грамотного и креативного информирования населения работает с правительствами многих стран мира. Конечно, очень важно, чтобы информация о вакцинах, их происхождении, составе и транспортировке была открытой. Публичные данные меньше подвергаются сомнению.

Что касается роста медотводов на 38% в Казахстане, исследование ЮНИСЕФ показало, что большая их часть ложные

— Очень мало и крайне редко встречаются истинные причина для медотвода от вакцинации, — говорит г-н ван Дизен. — Одна из причин — информирование. Причем не только родителей, но и медицинских сотрудников. Потому что, как выясняется, даже среди медиков есть те, кто отказываются от вакцины.

Мы провели совместно с Альянсом семейных докторов тренинги для медработников, контактирующих с населением

Выяснилось, что многие сомневающиеся родители отказываются прививать детей только потому, что никто должным образом не отвечает на интересующие их вопросы. На это у медиков просто нет времени.

Представитель ЮНИСЕФ не стал говорить о происхождении лжемедотводов у казахстанских детей. Хотя оно очевидно — возможность купить любой документ. И это только подстегивает антиваксерские настроения. И конечно, минздраву не мешало бы сопровождать плановые прививки исчерпывающей информацией о производителе вакцины и географии ее применения.

Все, что вредно, на виду

— Вторая важная проблема, с которой столкнулись дети в Казахстане, это плохое питание, — говорит г-н ван Дизен. — Мы видим, что растет количество детей с лишним весом и ожирением.

Наши исследования показали, что один из пяти детей имеет лишний вес, а 6% вскоре начнут страдать проблемами ожирения

И эта проблема, к сожалению, присуща не только Казахстану, но и тем странам, где у детей есть доступ к быстрому и вредному питанию и девайсам, заменяющим физическую подвижность.

Эксперт считает, что проблемами приобщения детей и молодежи к здоровому питанию следует озаботиться не только государству, но и бизнесу. Поскольку в

супермаркетах самые привлекательные продукты для детей — и как правило, самые вредные — как раз разложены на полках под детский рост

А надо бы наоборот — убирать их из зоны досягаемости.

— Еще одна успешная практика, которую внедрили некоторые страны, — маркировка еды, — отметил представитель ЮНИСЕФ. — Применение наклеек красного, оранжевого, желтого и зеленого цветов дает детям представление о здоровости или вредности продукта. Другое решение — финансовый подход, то есть повышенное налогообложение нездоровых продуктов. Например, тех, которые содержат много сахара. Также я мечтаю реализовать совместно с Министерством образования и науки вопрос с организацией работы школьных  столовых. Чтобы детей там кормили более здоровой пищей.

Отмечу, что применение любой из этих мер в отдельности не приведет к желаемому результату. Приобщение детей к здоровому питанию — это многошаговая работа

То, что предлагает ЮНИСЕФ, бесспорно, идеи здравые. Но в Казахстане они нереализуемы как в силу менталитета, так и в силу традиционных вкусовых пристрастий населения. Например, маркировка продуктов по цветам в мировой практике была успешной не везде. В развивающемся мире эксперименты провалились, поскольку дети чаще хватали именно яркие упаковки с вредной едой, нежели неприметные здоровые аналоги.

Запретить и ограничить — выход?

Повышенные налоги на сахаросодержащие продукты — как раз то, чем сейчас активно занимается казахстанский минздрав без проведения тщательного исследования вкусовых привычек населения и пристрастий.

По данным ВОЗ, казахстанцам больше вредят не газированные сладкие напитки, а трансжиры и соли

Сахара в нашей стране люди традиционно съедают больше в чистом виде с выпечкой и чаем, нежели с газировкой. Кроме того, статистика говорит, что казахстанцы выпивают сладких напитков в четыре раза меньше американцев, однако в США никто не собирается обложить газировку драконовскими налогами.

Беспощадный ЗОЖ: лимонад по вредности приравняют к алкоголю

Немаловажную проблему в борьбе за детский ЗОЖ остается дороговизна натуральных здоровых продуктов. Овощи по цене мяса — слишком дорогое удовольствие для многих казахстанских семей. И тенденция к росту стоимости продовольствия сохраняется, несмотря на усилия минсельхоза снабдить население недорогой едой, выращенной силами местных фермеров.

Что касается школьных столовых, обеспечение детей в них здоровым меню совершенно безнадежная мечта до тех пор, пока эта сфера останется бизнесом. Причем цены в школьных столовых сопоставимы с расценками на меню средних кафе.

А поскольку спрос рождает предложение, буфеты не брезгуют торговать чипсами и газировкой по ценам выше магазинных

Что выбирает ребенок, которого родители в домашней обстановке стараются ограничивать в потреблении вредных перекусов, — полезный овощной салат или шоколадку? Ответ очевиден. За редким исключением, когда ЗОЖ — пристрастие всей семьи.

Артур ван Дизен привел в пример западные страны, где при школах построены теплицы. В них дети учатся ухаживать за растениями, а затем урожай попадает на школьные столы. В казахстанских реалиях подобный опыт вообще малопредставляем. Хотя бы по той причине, что не в каждой школе есть обустроенные и безопасные уборные, не говоря уже о таком прогрессе, как теплицы на пришкольных участках.

Важен психолог, да дорог

— Третий самый острый для Казахстана вопрос связан с психическим здоровьем детей и молодежи, — считает представитель ЮНИСЕФ. — И пандемия эту проблему только усилила. На протяжении долгих лет Казахстан занимает верхние позиции в рейтинге суицидов среди подростков и молодежи.

В поисках ответов на вопросы мы выяснили, что

суицид обычно является следствием того, что дети испытали намного раньше. Во многих случаях это насилие и отсутствие крепких связей с родителями и близкими людьми

Совместно с правительством Казахстана мы провели исследование в Кызылординской и Мангистауской областях. Работали в школах с учителями и школьными психологами, чтобы научить их выявлять ранние признаки депрессии у детей. Обычно они подают ясные сигналы о наличии проблемы с психическим здоровьем — дети изолируются, теряют интерес к любимым увлечениям, падает их успеваемость в школе. Самое опасное, что в моменты тревожности и депрессии детям не с кем поделиться проблемами, тогда как родители играют важную роль.

В большинстве казахстанских семей действует авторитарный способ воспитания. К сожалению, там не выстроены доверительные отношения между детьми и родителями

И это огромная проблема.

Артур ван Дизен подчеркнул большой прогресс Казахстана в организации института школьной психологии. Однако полностью эта мера проблему не решает: детей в школе много, а психолог один. К тому же

в Казахстане подростки до 16 лет до сих пор ограничены в праве без согласия родителей на оказание им психологической помощи

Раньше этот возраст составлял 18 лет, и снижение его на два года тоже достижение. Но как показывают исследования ЮНИСЕФ, планку важно опустить еще.

В детском фонде ООН также признают, что у государства много хороших проектов по поддержке детей и молодежи, но вся сложность в их реализации.

Сколько получают школьные психологи? Чуть больше 100 тысяч тенге в месяц. Такие же деньги квалифицированные психологи частной практики зарабатывают в среднем за пять часов, а не за 22 рабочих дня

Отсюда вывод, что чаще всего в школы идут работать начинающие специалисты, которым требуется наработать опыт для востребованности на коммерческом рынке. Так что к качеству той помощи, которую вчерашний выпускник вуза способен оказать подростку в депрессии, большой вопрос. А на частного доктора, услуги которого в среднем стоят 20 тысяч тенге в час, большинство семей найдут деньги также вряд ли, как и на овощи по цене мяса.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter