Нур-Султан
Сейчас
-6
Завтра
-19
USD
436
-0.44
EUR
493
-0.45
RUB
5.92
0.00

Маркировка напитков: спасение от фальсификата или новый налог на честный бизнес?

1069
Фото с сайта agrovesti.net

С 1 июля 2021 года в Казахстане стартовал полугодовой пилотный проект маркировки упакованной воды и безалкогольных напитков. Главным аргументом госорганов в пользу очередного инструмента по контролю за оборотом продукции является борьба с фальсификатом в целях защиты здоровья и жизни людей.

Намерения, безусловно, благие. Тем более, что обязательной маркировке в Казахстане уже подлежит табачная продукция. С 1 ноября стартует обязательная маркировка обуви. По алкогольной продукции пилотный проект пока приостановлен, по молочной продолжается. Что касается фармацевтики, то пилот завершен и сейчас идет обсуждение результатов.

Однако если проблему фальсификата рассмотреть с точки зрения недобросовестных производителей, экономического смысла разливать «левую» воду нет никакого. Ее стоимость слишком мала. Кроме того, действующих в республике мер контроля за оборотом товаров, в том числе и цифровых, достаточно, чтобы иметь четкую картину о содержимом прилавков.

Логика государства

21 августа Ассоциация производителей безалкогольных напитков и соков обратилась в НПП «Атамекен», Министерство сельского хозяйства и Министерство торговли и экономической интеграции с просьбой рассмотреть целесообразность введения обязательной маркировки на производимую индустрией продукцию, за исключением экспортируемой за пределы Казахстана.

— Вопрос о проведении эксперимента по маркировке на сахаросодержащие напитки и бутилированную воду был решен без какого-либо обоснования, вслед за Россией, — говорит в своем обращении глава Ассоциация Алия Мамытбаева. — Решение о введении индустрии в пилотную стадию было принято в отсутствие страновой Методики отбора товарных групп, подлежащих маркировке.

Без проведения адекватной оценки целесообразности введения обязательной цифровой маркировки

Тогда как именно эти вопросы должны быть рассмотрены до объявления эксперимента.

Алия Мамытбаева

Особенно следует отметить, что каких-либо полноценных дискуссий между государством и бизнесом по вопросу маркировки напитков в Казахстане не было. При этом на разных площадках представители заинтересованных министерств обоснованность меры маскируют разными причинами – от роста объемов фальсификата до чрезмерного потребления казахстанцами сахара. То есть, по логике государства,

обязательное нанесение DataMatrix-кода стоимостью примерно три тенге на каждую бутылку воды или лимонада отобьет у казахстанцев желание пить сладкие напитки?

Или прекратит поставки разлитой из-под полы воды в магазинчики отдаленных населенных пунктов, до которых еще не дошло чудо цифровизации, а контроль со стороны санэпидслужбы весьма условный?

Статистика — вещь упрямая

Чтобы разобраться в истинных причинах столь радикальных действий Казахстана, демонстрирующего свою «беззубость» во время внедрения любых фискальных инициатив на уровне ЕАЭС, заглянем в статистику.

Приказом Министерства национальной экономики № 503 от 9 декабря 2016 года утверждены научно-обоснованные нормы потребления.

По данным комитета санэпидконтроля минздрава, население Казахстана потребляет в среднем порядка 339 тысяч тонн соковой продукции в год

Или 18 литров в год на душу населения. И за последние три года фактическое потребление соков в республике снизилось на 34,1% и составило 117 тысяч тонн. Исходя из этой цифры, санэпидслужба пришла к выводу, что разница в 222,3 тыс. тонны «ушли» в нелегальный оборот.

В том же самом документе комитета санэпидконтроля, который в 2021 году поступил в Минсельхоз в качестве обоснования необходимости маркировки воды и напитков, содержится и другая статистическая информация. СЭС говорит о том, что «по результатам проведенных соответствующих мероприятий в 2020 году отмечается

снижение общего количества несоответствующей продукции, обращаемой на внутреннем рынке страны, с 15,2% в 2019 году до 3,8% в 2020 году»

— Наконец, за последние два года СЭС в рамках мониторинга по жалобам потребителей закуплено 17 135 проб молочной продукции, алкогольных и безалкогольных напитков на соответствие требованиям технических регламентов Таможенного союза, — говорит Алия Мамытбаева. — Из них выявлено несоответствие в 1 813 пробах, или в 10,5% проб по всем вместе взятым позициям.

То есть цифры не являются критическими, требующими неотложного вмешательства государства

А все нарекания относятся к вопросам безопасности, соответствия продукции требованиям отраслевых технических регламентов.

Маркировка не гарантирует безопасность

— Как отметили представители комитета контроля качества и безопасности товаров и услуг минздрава в письме в адрес Масложирового союза, «внедрение маркировки товарно-идентификационными знаками пищевой продукции в предлагаемом формате не обеспечит:

  • защиту внутреннего рынка от опасной и несоответствующей продукции
  • прослеживаемость жизненного цикла продукции
  • вопросы прохождения процедуры подтверждения соответствия, в том числе и результаты лабораторных испытаний

Внедрение маркировки пищевой продукции товарно-идентификационными знаками не затрагивает вопросы безопасности пищевой продукции и не входит в компетенцию комитета».

— То есть налицо явные противоречия?

— Конечно! Возникает вопрос: зачем Минсельхоз совместно с «Казахтелекомом» используют данные СЭС для оправдания внедрения маркировки?

Ведь Минздрав дает ясный ответ Масложировому союзу Казахстана, что маркировка не имеет никакого отношения к вопросам качества и безопасности

Судя по международной практике, мы не видим маркировку даже в самых богатых и развитых государствах. Прежде всего в Евросоюзе и США. Системы прослеживания действуют только в узких, зачастую внутрикорпоративных рамках. Например, для целей учета движения товаров для нужд оборонной промышленности США. Один из немногих проектов введения обязательной маркировки в отношении товаров, с которой сталкивается потребитель в Евросоюзе, –

маркировка лекарств. Она внедрена с 2012 года только для дорогостоящих рецептурных препаратов, в кодах которых нет криптозащиты

Напитки не относятся ни к той, ни к другой группе. Почему эти страны не стремятся вводить у себя маркировку, которая, по мнению сторонников ее внедрения, полностью решит проблему теневого оборота и повысит собираемость налогов? Прежде всего – огромная стоимость проекта при недоказанной эффективности в решении указанных проблем.

Вреден не продукт, а его съеденное количество

Кроме того, научно доказано, что вредных продуктов питания с условием их сбалансированного потребления не существует. А нормативные показатели потребления какого-либо продукта не имеют под собой научного обоснования. Попросту не существует научно обоснованных норм потребления отдельного продукта. Речь может идти только о рекомендуемых нормах потребления критически важных элементов.

И вот они при избыточном потреблении могут способствовать развитию неинфекционных заболеваний

По рекомендации ВОЗ, потребление «свободных» сахаров не должно превышать 10% от суточного потребления калорий. Дневная «сахарная» норма составляет примерно 25 граммов, то есть шесть чайных ложек. Такие же нормы есть по соли.

Согласно заявлению представителя ВОЗ по воде, гигиене и здоровью Брюса Гордона в 2019 году, «не существует стандарта, определяющего, сколько воды человеку необходимо пить. Норма потребления воды разными людьми зависит от множества факторов: от пищи, потребляемой конкретным человеком, веса, метаболизма, возраста».

Он отметил, что существуют рекомендуемые объемы потребления жидкости. Но это не обязательно чистая вода

Поэтому вместо того, чтобы зажимать бизнес со всех сторон, госорганам следовало бы заняться формированием у казахстанцев здоровой культуры потребления.

Казахстанские производители считают, что прозвучавшие от государства обоснования маркировки воды и напитков настолько нелепы, что от форсированного развития событий отчетливо веет политикой и большими деньгами.

Большой проект — большие деньги

В России пилот по маркировке воды и напитков закончился, и теперь российское Министерство экономики и развития предлагает обязать маркировать всю производимую в ЕАЭС воду уже с 1 марта 2022 года. При этом российские союзы производителей, которые уже попали под эту фискальную меру, говорят исключительно о:

  • росте цен для конечного потребителя за счет расходов на покупку оборудования, кодов маркировки, поддержание IT-инфраструктуры, перестройку логистических решений
  • зависимости от качества интернета, который часто приводит к сбоям поставок
  • снижении доходов и налоговых отчислений в бюджет

Ну и кроме того, не будем забывать: операторами маркировки что в России, что в Казахстане выступают не государственные органы, а коммерческие структуры – ООО «Центр развития перспективных технологий» и АО «Казахтелеком».

По данным российского кандидата экономических наук, предпринимателя Андрея Кухаренко, ООО «ЦРПТ» уже отчитался о прибыли в шесть млрд рублей за счет обязательной маркировки лекарств. А с учетом того, что

в планах России маркировать вообще все, косвенный налог в частный, а не в государственный карман будет зашкаливать

Каковы будут поступления в «Казахтелеком», данных нет. Но однозначно его услуги по формированию кодов будут не бесплатными.

Казахстанские производители в своих обращениях к государству, которые, кстати, все чаще остаются без ответа, регулярно напоминают о том, что бизнес уже устал о нескончаемой череды экспериментов над ним.

В Казахстане внедрены и успешно действуют такие меры контроля, как:

  • контрольные приборы учета
  • контрольно-кассовые машины с функцией передачи данных
  • электронные счета-фактуры
  • виртуальный склад
  • сопроводительные накладные на товары

Добросовестные производители у государства на ладони. Потому-то они и просят внедрять маркировку обдуманно. И только для экспортируемой продукции.

Жибек Ажибаева, фото с сайта kapital.kz

Не выживут тысячи магазинчиков

По последним данным Ассоциации производителей безалкогольных напитков и соков, в Казахстане пять крупных, 12 средних и 277 малых предприятий, выпускающих напитки. При этом три четверти компаний, задействованных в отрасли, заняты не в производстве, а в дистрибуции. С 2017 года наблюдается снижение загруженности предприятий с 50,3% до 31,1%.

При введении обязательной маркировки на их продукцию к 2025 году стоимость для конечного потребителя вырастет на 31%

Общие расходы бизнеса на внедрение маркировки составят от 4 млрд тенге. Причем больше всего пострадают именно малые производители. Для покрытия расходов им потребуется дополнительное финансирование в размере не менее 2,5 млрд тенге.

Анализ прогнозируемой рентабельности показывает, что крупным производителям после единовременных расходов на покупку оборудования по маркировке восстанавливаться придется долго. Стоимость составляет от 60 до 240 тысяч евро на одну линию. А в крупных компаниях количество линий достигает 12.

Малые предприятия просто уйдут. Причем многие из них уже сейчас не видят никаких перспектив для дальнейшей деятельности.

Конечным эффектом обязательной маркировки напитков бизнес называет сокращение производства казахстанской продукции и рост импорта из России

К чему все это приведет? К тяжелым экономическим и социальным последствиям.

Сырье в основном завозное, логистика за последние полгода поднялась в 6-7 раз. В конечном счете и без маркировки это вынуждает производителей поднимать цены. С маркировкой новшество не переживут сотни средних и малых производителей и тысячи мелких магазинчиков. А это, по словам президента Ассоциации торговых предприятий Казахстана Жибек Ажибаевой, не менее 150 тысяч рабочих мест.

Рост стоимости напитков из-за директивных мер, а не под влиянием законов конкуренции приведет по аналогии с табачной продукцией к бесконтрольному увеличению подпольного производства.

Рост импорта улучшит благосостояние крупных импортеров из стран ЕАЭС

Если говорить совсем прямо, Казахстан станет хорошим рынком сбыта для чужих производителей. А собственные в это время будут зализывать раны, пытаясь рассчитаться с кредиторами.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter