Нур-Султан
Сейчас
7
Завтра
2
USD
424
-0.04
EUR
495
-0.81
RUB
5.83
-0.01

Помощь инвалидам или издевательство? Особенности работы «Инватакси»

1118
фото с сайта kapital.kz

В 2013 году в Казахстане появилось специальное такси для людей с ограниченными возможностями. Наконец-то маломобильные граждане теперь смогут ездить по делам в комфортных условиях… Но на деле работа инватакси оказалась полна неприятных сюрпризов.

А это точно «такси»?

Приводим некоторые самые интересные нормы из правил оказания услуг по перевозке инвалидов, утвержденных приказом министра транспорта и коммуникаций 11 декабря 2013 года. Скажем так: обычное такси работать на таких условиях не сможет, никто попросту не захочет таких вот «услуг». Но пропихнуть это людям с ограниченными возможностями оказалось делом довольно несложным:

  • пользоваться инватакси могут только инвалиды, которым по закону положен социальный помощник и инвалидное кресло
  • чтобы иметь право на инватакси, сам инвалид должен предоставить таксопарку все свои документы, предварительно собрав их в разных местах
  • перечень объектов, куда инвалидов возит инватакси, ограничен: на работу, учебу, в акиматы, суд, прокуратуру, на объекты социальной сферы, к юристу, нотариусу, в больницу, аэропорт, на вокзал и в организации, оказывающие специальные социальные услуги
  • заявку на такси надо подавать за сутки до планируемой поездки
  • машинам инватакси разрешается превращаться в инвамаршрутки, собирая клиентов группами по району для дальнейшей развозки
  • если инвалид собирается отменить заявку на такси, он обязан уведомить диспетчера не позднее, чем за час до подачи машины
  • такси ждет пассажира 20 минут, после чего машина уезжает, а заявка считается отработанной
  • если инвалиду требуется изменить маршрут, а такой возможности у «инвамаршрутки» нет, заявителю отказывают в изменении адреса
  • водитель не обязан помочь инвалиду преодолеть какие-то препятствия в виде бордюров и арыков, хотя должен помочь дойти до места назначения
  • водитель такси не несет ответственности за вещи, забытые пассажирами в салоне

Напоминаем, речь идет об особой категории пассажиров — инвалидах. Мы поинтересовались у реальных людей, как социальная услуга государства работает на практике. Наши спикеры — все с ограниченными возможностями.

«Гераклы» нашего времени

У алматинского учителя музыки Арман Исабековой тяжелый диагноз с детства — ДЦП. В феврале 2020 года она была гостьей студии 365info.kz и рассказала, что помимо основной работы обычным школьным учителем занимается музыкой с тяжело больными детьми на дому. Шесть дней в неделю. Учитывая, что каждое движение дается ей с большим трудом и болью.

Арман Исабекова

На днях на своей странице в Facebook она написала, что начала собирать документы на присвоение ей I группы инвалидности. Учитель уже не может обходиться без ходунков даже в квартире.

И вот на эти поездки за новым диагнозом женщина-инвалид потратила немалые деньги, хотя под боком есть инватакси. Но  воспользоваться им невозможно

Под ее публикацией возник спор. Кто-то даже рекомендовал ей подать в суд на пересмотр критериев для пользования инватакси.

Известный правозащитник Вениамин Алаев считает, что многие люди с инвалидностью сами запускают свое состояние, не обращаясь вовремя к врачам. А с другой стороны, он согласен, что система обслуживания инвалидов построена так, что не каждому хватит физических и эмоциональных сил пройти через бюрократию и массу обследований.

— Существует медико-социальная экспертиза, — говорит правозащитник. — Именно там людям присваивают группу инвалидности вместе с индивидуальной программой реабилитации (ИПР). В ИПР подробно расписывается, что человеку нужно. В том числе и пользование инвалидной коляской для лиц с проблемами опорно-двигательного аппарата. Соответственно, если человеку предусмотрена инвалидная коляска, у него есть и право пользоваться инватакси. Вот такая связь. 

Раз в год приползайте, пожалуйста

— Каждый год человек должен проходить переосвидетельствование. Через пять лет ему закрепляют инвалидность бессрочно. То есть если состояние стабильное, устанавливают пожизненную инвалидность. Но человек должен постоянно наблюдаться у врача. Чего наши люди не делают. Вот, например, Арман Улановна (Исабекова — ред.) последний раз была у врача 8 лет назад.

По идее, идеальная картина мира такова, что регулярное посещение врача позволяет заметить ухудшение здоровья и делать соответствующие пометки.  А потом человека выводят на новую группу инвалидности

В нашем случае — на I-ю. И в таком случае она будет получать все преференции, включая услугу инватакси. Теперь Арман Исабековой, чтобы закрыть юридическую составляющую, надо компенсировать недостающие 8 лет наблюдения теми обследованиями, которые ей сейчас рекомендованы. У меня тоже ДЦП, и я тоже не хожу в поликлинику. Потому что вижу смысл лечиться у врачей по рекомендациям. 

Вениамин Алаев

По словам Вениамина Алаева, в Алматы около 50 тысяч лиц с инвалидностью. Из них 20% нуждаются в инватакси. 40% — находятся в пограничном к инватакси состоянии здоровья. 

— Руководитель одного из таксопарков инватакси Улан Инкарбеков утверждает, что в Алматы этой услугой пользуются 1,5 тысячи инвалидов. Но это не 20%, о которых вы говорите. Остальные как передвигаются?

— Люди с инвалидностью I и II групп имеют право на бесплатное пользование общественным транспортом. Но водители должны в таком случае откидывать пандус и помогать пассажирам в коляске попасть в автобус и выбраться из него. По факту, почти весь общественный транспорт в Алматы оснащен пандусами и звуковым сопровождением объявления остановок для удобства незрячих.

Другое дело — как этим удобным для инвалидов транспортом пользуются сотрудники? Почти никак

Водители обращаются к пассажирам, чтобы помогли инвалиду, или вообще ничего не говорят. Редкие алматинские водители помогают сами. Но это, скорее, исключение из правил.

Чтобы получить справку, дайте справку

— Условно говоря, объемы госуслуги инватакси не покрывают всех потребностей города?

— Конечно.

— По какой причине? Маленький госзаказ, нехватка транспорта, денег? Как вообще этот госсоцзаказ формируется, если потребности в инватакси не удовлетворяются на 100%?

— Я думаю, весь вопрос упирается в возможности бюджета. Если бы средств было больше, в инватакси привлекали бы больше поставщиков услуг.

Сейчас по Алматы три таких перевозчика. 1,5 тысячи, о которых говорит Улан, это примерные цифры

Кстати говоря, в пункте 19 правил оказания услуг по перевозке инвалидов автомобильным транспортом сказано, что каждый обычный таксопарк  на каждые 30 своих машин обязан иметь минимум одну спецмашину для перевозки инвалидов. Это требование, насколько я знаю, не соблюдается. Таких машин в городе не больше 10-15. 

— Поскольку, как мы выяснили, очень много инвалидов физиологически давно соответствуют самой тяжелой I группе, а юридически относятся ко II-й, быть может следует пересмотреть подходы государства к определению социальных потребностей для инвалидов? В том числе и по перевозке на такси. Скорее всего, такие, как Арман Исабекова, не ходят к врачам годами, потому что им физически тяжело пройти все круги ада, чтобы доказать свою инвалидность.

— Да, обычно это занимает около двух недель, учитывая ежедневные передвижения на обследования.

И вы совершенно правы, что людям с проблемами опорно-двигательного аппарата тяжело проходить эти обследования 

Я считаю, что для таких пограничных случаев в населенных пунктах должен быть спецтранспорт в нужном количестве. Многие готовы оплачивать эти поездки сами. Но сейчас таких машин нет, кроме как у инватакси. А ему по критериям не все соответствуют.

Квест-передвижения для людей без ноги

Руководитель общественного объединения инвалидов «Подранки» Галия Тобатаева активно защищает права инвалидов на самых разных государственных уровнях. И у нее также заболевание, связанное с опорно-двигательным аппаратом. И она также не соответствует требованиям, установленным для пользования инватакси. 

Галия Тобатаева, фото с сайта almaty.gov.kz

— Потому что II группа вообще не подпадает под эти критерии, — говорит правозащитница. — Входит только первая. В нашем общественном объединении  состояла женщина без ноги, которой также присвоили II группу. На ее примере могу сказать, что критерии пользования инватакси несправедливы. Она на костылях, сумку в руках держать не может, вешала ее на шею. Как-то я спросила, как она ходит на базар? Она ответила, что не ходит, потому что ей не в чем потом пакеты нести — руки заняты костылями.

А запрыгнуть в автобус и доехать в нем до места назначения для человека без ноги вообще целый квест. По справедливости ей надо инватакси? Конечно! Но законом не положено

А все потому, что решения государство принимает без нашего участия. Разве люди без инвалидности могут примерить на себя ситуацию, по которой потом пишут законы для нас?

100% незрячий отказался от инватакси

Анатолий Мигай — тотально незрячий гражданин Казахстана, работающий инструктором по тифлотехническому оборудованию. Ему инватакси положено по закону, но два года назад он от него отказался. Говорит, что кривая система работы сервиса обязывает инвалида подстраиваться под график работы инватакси, а не наоборот.

Анатолий Мигай

— Мне было крайне неудобно, что заявку в диспетчерскую службу инватакси надо было делать за сутки до планируемой поездки. Я работаю, периодически бываю в командировках или задерживаюсь на работе. Это лишало меня возможностей доехать на инватакси домой или в аэропорт.

Инватакси лимитировано — не более двух поездок в день. Подавать заявку на оба направления необходимо с утра, иначе можно не успеть зарегистрироваться на свободное время

В таком случае время поездки выбирает диспетчер, а не пассажир. Согласитесь, для учащихся или работающих совсем неудобно. 

Ну и кроме того, чтобы вызвать такси за сутки до даты поездки, надо еще дозвониться в диспетчерскую. У меня это порой занимало до часа. Вариант заказа инватакси только один — по телефону. Который вечно занят.

Думаю, нехватка машин есть. Но зачем мне услуга такой пусть даже бесплатной службы, режиму работы которой я не соответствую?

— И вы пересели на общественный транспорт на общих основаниях?

— Да. И стал даже лучше ориентироваться в городе. Правда, не всегда на маршрутах работает автоматический информатор озвучивания остановок. Приходится спрашивать у водителя, а они часто будто специально отвечают «не знаю».

Но несмотря на все сложности, незрячим на автобусах передвигаться все же проще, чем колясочникам. Им еще как-то в него надо попасть, а потом выйти

Я вообще считаю, что инватакси вполне можно монетизировать. Пусть агрегатором услуги будет тот же «Яндекс», а такси — платным для тех, кто не подходит под критерии социальных поездок. Уверен, многие люди с инвалидностью готовы платить за спецтакси, лишь бы оно было.

Кстати говоря, этому сервису в Казахстане уже несколько лет, а в регионах по-прежнему все еще печальнее, чем в крупных городах. Например, в Алматинской области на целый район только одна машина инватакси, предусмотренная для всех категорий инвалидов. Представляю, какой там ажиотаж.

Судя по тому, для какой категории предназначено это государственное такси, тогдашний и. о. министра транспорта и коммуникаций Серик Сарсенов, подписавший эти правила в 2013 году, руководствовался принципом: «Для людей с ограниченными возможностями — ограниченные возможности».

Да и вообще, можно ли назвать словом «такси» некий транспорт для инвалидов, который со всех сторон обложили нелепыми правилами? Наверное, чтобы люди с инвалидностью почаще сидели дома и не мозолили глаза…

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter