Нур-Султан
Сейчас
-21
Завтра
-19
USD
436
+0.86
EUR
494
+0.58
RUB
5.69
+0.02

«Минздраву пора отказаться от утопических намерений» — Толепбай Рахыпбеков

1055
Толебай Рахыпбеков

 — Толепбай Косиябекович, сейчас ваша ассоциация тесно работает с минздравом. Вместе с другими общественными организациями вы делаете экспертизу их проектов, дискутируете, критикуете. Первый вопрос – о подходах министерства к открытости в обсуждении вопросов здоровья нации. Откуда эта кулуарность, которую многие резко критиковали в период обсуждения Кодекса о здоровье? Почему, на ваш взгляд, минздрав не заинтересован в широком общественном обсуждении своих идей и новшеств?

— Наша Национальная ассоциация Primary Health Care аккредитована и в минздраве, и в НПП «Атамекен». К нам постоянно присылают на согласование все проекты приказов министерства, и мы даем по ним заключение. Причем мы далеко не единственная подобная общественная экспертная организация. Поэтому, на мой взгляд, сегодня уже нельзя сказать, что все решения министерства здравоохранения какие-то кулуарные, секретные и закрытые. Уже нет. Другой вопрос, что мы не можем влиять на окончательные решения. И это проблема.

В последнее время минздрав становится более открытым ведомством. Так, например, 37% наших предложений они приняли, скорректировав нормативно-правовые документы. Это серьезно, эо значимый показатель. По многим вопросам, конечно, не соглашаются в профессиональном плане либо выдвигают альтернативные стратегии. Думаю, это нормально.

 — Тем не менее блогеры, лидеры общественного мнения, журналисты часто отмечают, что в минздраве упорно продолжают следовать запретительной линии в отношении ряда товаров и продуктов. И что это в корне неверно…

 — Да, такая проблема есть. Не зря ряд предложений, в частности по национальному проекту «Здоровая нация», сейчас остро обсуждается. Например, в наших замечаниях мы указали, что пора отказаться от утопических намерений по снижению числа курильщиков или заядлых алкоголиков, и тем более от попыток добиться этого через ценообразование табачной или алкогольной продукции.

Да, пора отказаться от этих изживших себя методов – мировая практика показала, что они не работают. Сколько бы ни стоил вредный продукт, его все равно купят. Вместо запретов и ценового давления надо действовать на другом, ценностном уровне. Нашим детям, молодежи нужны ценности и образцы здоровой модели поведения.

Надо доносить до общества информацию о правильном образе жизни, работать с молодым поколением. Поэтому, на наш взгляд, проект «Здоровая нация» должен включить в себя создание Школы по укреплению здоровья. В обществе необходимо создание тренда, моды на здоровый образ жизни, как это в свое время смогли сделать в ряде развитых стран.

Именно Школы здоровья, а не запреты, могли бы помочь воспитанию определенных поведенческих привычек – это и культура рационального питания, и культура активного и здорового образа жизни, поддерживаемая соответствующей экосистемой и доступной для рядового человека инфраструктурой.

— В процессе разработки Кодекса о здоровье многие критиковали авторов за игнорирование Концепции снижения вреда, продвигаемой ВОЗ. Принцип снижения вреда широко используется в развитых странах, суть его в пропаганде использования менее вредных продуктов для сохранения здоровья. В Казахстане этот подход, к сожалению, не работает, у нас предпочитают старые запретительные подходы. Как вы относитесь к этой инерции мышления?

— Любые запретительные меры всегда вызывают обратную реакцию. Не зря же говорится, что запретный плод сладок. Право выбора должно быть у каждого. Поэтому Концепция снижения вреда сегодня Казахстану остро необходима.

Например, тем, кто курит и не собирается бросать, от вредных традиционных сигарет лучше перейти к бездымным никотиносодержащим заменителям, которые согласно американским научным данным являются значительно менее вредными. От крепких алкогольных напитков – к менее крепким, например, к благородным винам.

Показателен пример Японии, где вместо запретительной политики государство пришло к стимулированию потребления менее вредных продуктов — в частности, к поощрению перехода курильщиков от сжигаемого табака (сигареты, сигары, трубки) к бездымным системам — к тем же гаджетам с нагреваемым табаком, в которых нет горения, или к вейпам.

В Японии есть рестораны и кафе, где разрешены бездымный табак или вейпы, в то же время использование обычных сигарет там настолько строго ограничено, что вы практически не найдете в городе места, где можно выкурить сигарету.

Если бы в Казахстане власти воспользовались этим опытом и предоставили для использования бездымных систем больше свободы, чем для сигарет, переход курильщиков на менее вредные продукты в стране шел бы намного быстрее. В долгосрочной перспективе эти усилия способствовали бы снижению общего уровня заболеваний, связанных с курением, что также является целю общественного здравоохранения.

– А алкоголизм? Увы, это тоже проблема, которую пытаются решить «ценовым кнутом».

— В борьбе с алкоголизмом и пьянством также следует идти другим путем – не через повышение акцизов, что прямо отражается на ценах и бьет по карману населения. Надо использовать инструменты внутренней политики, взаимодействовать с обществом, формируя общее негативное отношение к алкоголю.

Внедрять аулы и районы, свободные от алкоголя – территории, где местное население поддержало решение не продавать спиртное. Надо работать через местные общины, через социальные программы, поощряющие безалкогольный и здоровый образ жизни. Опыт многих стран показывает, что это работает намного эффективнее, чем запреты.

Как местные общины могут самоорганизоваться, далеко за примерами ходить не надо. Недавно в прессе рассказывалось про аул Жиделиарык в Шиелийском районе Кызылординской области, в котором за полтора года не произошло ни одного преступления. Причина не только в том, что люди сами организовались и вместе с участковым обеспечили коллективное патрулирование, но и в том, что жители села добровольно отказались от алкоголя.

Районы, села, микрорайоны в городах, свободные от алкоголя – это эффективная мировая практика противодействия алкоголизму. Она доказала свою эффективность. Например, в Узбекистане есть сообщества в городах (махалли), объявившие себя территорией, свободной от алкоголя. Там не продают алкоголя, все мероприятия проводятся без спиртного. В таком районе любой пьяница будет чувствовать себя некомфортно, видя всеобщее осуждение окружающих.

— И это тоже принцип снижения вреда в действии?

— Безусловно. Если меньше ареал, где доступен вредный продукт, меньше и людей, его потребляющих. Хотя желающим никто не запрещает — пожалуйста, вы можете купить алкоголь в соседнем районе или ауле. Думаю, принцип снижения вреда должен действовать вообще во всех сферах, где есть потребление вредных продуктов.

Даже незаконных, таких как наркотики. В свое время я работал в Карагандинской области заместителем начальника управления здравоохранения. Вместе с общественными организациями мы реализовали там пилотный проект по внедрению метадоновой заместительной терапии.

Такой подход позволяет не только стабилизировать наркозависимость человека, но и избежать заражения наркозависимых лиц вирусом ВИЧ друг от друга, когда они пользуются одним шприцом. Все это эффективная мировая практика. Можно спорить о различных моральных аспектах, но то, что заместительная терапия метадоном позволила спасти тысячи жизней, факт бесспорный.

 — В Плане мероприятий Минздрава РК на ближайшие два года таких современных подходов не видно, там все по-старому. К примеру, обсуждается все то же очередное повышение акцизов на алкоголь и табак, это уже привычно… Но есть и странные идеи. Например, высоким акцизом предлагают обложить сахаросодержащие напитки, ведь это же вредный продукт, у некоторых он вызывает диабет.

— Подобные предложения на самом деле вызывают недоумение. Что может быть абсурднее, чем в борьбе с диабетом и ожирением вместо комплексных мер регулировать только один вид потенциально вредных продуктов?

Если следовать логике министерства, тогда следовало бы облагать акцизом все сахаросодержащие продукты, включая кондитерские изделия. А ведь это сильно отразится на потребительской корзине. Вместо подобной бездумной ценовой политики нужно идти другим путем — с самого детства необходимо формировать культуру питания, где сладкое является частью сбалансированного рациона.

Я приведу вам другой пример, и это как раз пример действительно закрытых кулуарных решений, он прошел мимо нас, чиновники не представили его на общественную экспертизу. На самом деле келейно, кулуарно решили и может быть этот вопрос специально решили скрыть от общественности.

Вышел нормативно-правовой документ об открытии факультетов педиатрии с уровнем бакалавриата. То есть такой ускоренный краткий курс. Зачем это сделали? Зачем нам «полуспециалисты» в такой сфере, как детская медицина?

Как медик и эксперт, проработавший десять лет ректором медуниверситета в Семее и три года ректором медуниверситета «Астана», я считаю, что это была явно излишняя идея, в корне противоречащая действующей в стране концепции высшего медицинского образования. В медвузах страны готовится достаточное количество педиатров, а почему их не хватает на местах? Вопрос только в оплате труда. Повысьте базовую ставку, дайте финансирование, и специалисты пойдут в медучреждения.

— Но почему, на ваш взгляд, появляются подобные непродуманные решения и идеи, как с теми же акцизами на сахар? В чем первопричина?

— Проблема, на мой взгляд, в слишком узком подходе. Любая идея должна базироваться на интересах простых людей. Может быть кто-то лоббирует этот рост акцизов, стремится наполнить бюджет, но я решительно против подобных бездумных идей.

Надо понимать, что и алкоголь, и табак, и сахар находятся в потребительской корзине. Цены на них прямо влияют на благосостояние простых казахстанцев. Я оцениваю политику повышения акцизов и цен на потенциально вредные продукты с точки зрения социальной защиты народа.

Кстати, говоря об идее повышения налогов на сахаросодержащие напитки, могу сделать предположение, что чиновники минздрава действительно причастны к этому. Возможно, за счет этих дополнительных акцизов они хотели организовать специальный фонд либо отдать эти деньги Фонду социального медстрахования.

Тогда я резко выступил против, сказав: «Вы хотите создать еще один орган с очень высокими коррупционными рисками». Пока документ еще не подписан, мы и другие экспертные организации активно работаем с министерством, с заместителями министра, высказываем свое видение. Думаю, мы все же добьемся адекватных решений.

Повторюсь: главное всегда исходить из интересов народа, а не навязывать ему некие «мудрые» решения сверху. Народ всегда видит, где истинная забота, в частности о его здоровье, а где красивые фразы, прикрывающие чей-то интерес, чье-то лобби. Не надо недооценивать наших граждан, они все прекрасно понимают. Они ждут от медицинских властей не деклараций и утопических идей, а реальной помощи и поддержки.

© «365 Info», 2014–2022 info@365info.kz, +7 (771) 228-04-01
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter