Нур-Султан
Сейчас
13
Завтра
6
USD
427
-1.19
EUR
507
-1.80
RUB
5.82
-0.03

Казахстанские музыканты переросли уровень российского рынка

1655
И. Зейкенов. Фото: Sputnik

20-летний музыкант-самоучка Иманбек Зейкенов из маленького города Аксу в Павлодарской области на севере Казахстана нашел и переделал в 2019 году трек рэпера Saint Jhn под названием Roses под более танцевальный формат, пишет «Новая газета».

Зейкенов пытался связаться с Saint Jhn, но тот не выходил на связь, поэтому парень сделал ремикс, в первую очередь, для себя. А он возьми — да и выстрели. Трек стал многократно платиновым и бриллиантовым, пробыл 20 недель подряд в крупных мировых хит-парадах, стал одним из самых главных танцевальных хитов 2019-2020 годов. А сам Иманбек в 2021 году стал первым казахстанским музыкантом, который получил главную музыкальную награду во всем мире — премию «Грэмми».

Представитель Казахстана попал в номинацию на «Грэмми» впервые, но сомнений в победе Иманбека изначально было немного.

Казахстанские музыканты, продолжая работать на российском рынке, постепенно переросли его уровень и теперь стали самодостаточны на мировой сцене.

Долгое время для условного композитора или певца откуда-нибудь из Алматы или Караганды переход под крыло российского продюсера был пределом мечтаний, если музыкант, конечно, не хотел оставаться в вязком болоте свадеб и корпоративов.

Но именно этот внутренне

неприятный для всей страны комплекс «младшего брата» в итоге и помог казахстанским талантам перерасти своих российских коллег:

теперь Россия в числе догоняющих.

Это стало возможно благодаря нескольким принципиально важным элементам. Постоянно насаждаемая культурная пропаганда в России привела к противоположному эффекту. Талантливые музыканты, юмористы, режиссеры и прочие творческие люди посмотрели на предлагаемый им в качестве эталонного продукт — и поняли, что могут сделать все гораздо лучше. А поскольку стартовые условия у казахстанцев и россиян разные, такие люди, как Иманбек, сразу настраивались на то, что работать над созданием и продвижением продукта им придется больше и дольше. Такой

подход позволил творческим людям из Казахстана достаточно быстро выбить из россиян пренебрежительное отношение к себе.

Кто теперь скажет, что музыканты Скриптонит и Jah Khalib— «не наши»? Наоборот, все будут с удовольствием брататься с ними и мурчать под нос «Лейла, Лейла».

Кто рискнет заявить, что комик Нурлан Сабуров работает исключительно для казахстанского рынка? Да нет, его юмор не только понятен россиянам, но и выглядит куда острее как раз из-за того, что казах смотрит на российскую действительность немного свысока и со стороны.

В своих творческих слотах представители Казахстана в России быстро стали лучшими — а когда это происходит, варианта всего два: либо закрепиться на этих позициях и потихоньку стагнировать, либо пробовать идти дальше. Поколение 20-летних (и те, кто младше) ожидаемо выбрало второй путь, но, интуитивно понимая, что у российского творческого Олимпа есть потолок и он становится все ниже в том числе из-за ползучего возвращения неосоветского соцреализма,

музыканты сразу стали ориентировать свое творчество на другие мировые рынки.

И вот парень из Аксу Иманбек получает «Грэмми». Парень из Актобе Димаш Кудайберген, хоть и зачем-то ходит к Андрею Малахову в эфир, но известен в мировом масштабе из-за своих выступлений в Китае и США.

А на

подходе еще, например, Данэлия Тулешова,

которой еще даже нет 18 лет, а она уже разрывает шоу вроде «Голос» и America`s Got Talent.

И это только в музыке, а еще есть тот же юмор, кино (фильмы Адильхана Ержанова все ближе подбираются к канским наградам и уже транслируются в программе «Особый взгляд»), опера, спорт, бизнес. Важно, что, обогнав Россию и постепенно становясь одним из хедлайнеров вообще всего на территории бывшего СССР,

Казахстан вовсе не задирает нос, а готов аккумулировать и соединять в себе старания других.

В практическом смысле в той же музыке это означает, например, что теперь в Казахстан потянулись звезды для записи своих клипов. Несколько лет назад это сделали Noize MC и «Монеточка» (клип «Чайлдфри»), сейчас видео в Алматы и окрестностях снимают «Би-2» («Пекло») и Тиль Линдеманн из Rammstein.

Вопрос лишь в том, подстегнет ли российских исполнителей, композиторов, актеров и так далее подобная конкуренция, либо они предпочтут оставаться в своем уютном мире, где все роли распланированы заранее и под потолком которого можно уютно сгорбиться. Первый вариант явно потребует большого усилия над собой, но пока своих талантов, выбившихся из привычного ритма и пытающихся попробовать в своем творчестве что-то новое, в стране больше ругают — вспомните недавнюю историю с Манижей. И в этом, кстати, у казахстанцев перед россиянами еще одно конкурентное преимущество:

любого соотечественника, который чего-то добился в мире, жители Казахстана готовы носить на руках.

Как будто они понимают, что их мало — и надо держаться за каждого, а в России — своих не жалко.

 

*Автор — гражданин Казахстана, работающий в России с 2017 года.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter