Нур-Султан
Сейчас
14
Завтра
23
USD
425
+0.27
EUR
503
-0.78
RUB
5.82
0.00

Чтобы наказывать преступников максимально справедливо, нужно совершенствовать законы — судья Верховного суда

2049
Назгуль Рахметуллина

— Действительно, судебная тема всегда обеспечит читательскую аудиторию, а значит, и рейтинг любому СМИ. Репортажи «Из зала суда» плавно перекочевали в соцсети и «пестрят» живой подачей. В них граждане нередко возмущаются: почему не лишили свободы за связь взрослого мужчины с 15-летней или дали всего 5 лет за ДТП с гибелью пятерых, и только год ограничения свободы за гибель женщины при наезде катера? Назгуль Маульхановна, Вы судья со стажем, всегда рассматривали уголовные дела. Выносили приговор не раз. Что при этом учитывали лично Вы?

— Вопрос назначения наказания — всегда актуальный. Да, люди нередко обвиняют суды в несправедливости. Но причина таких суждений – незнание требований закона. Ведь судья не выбирает наказание «по своему усмотрению» и «как вздумается», постучав молоточком. Разумеется, никакого конкретного указания, сколько и кому назначать, точно нет. Есть четкие и жесткие требования, переступить которые судья не имеет права.

В этом отношении наше законодательство достаточно регламентировано, возможно, излишне формализовано. В отличие от того же США, судья у нас не может назначить 99 лет лишения свободы, просто просуммировав сроки. Даже здесь есть рамки. Так, за самую «тяжкую» статью максимально возможный календарный срок – 20 лет лишения свободы, при нескольких преступлениях – 25 лет. А при наличии предыдущей судимости – весь «потолок» в 30 лет.

Кроме того, есть огромное количество правил, соблюсти которые судья просто обязан. Очень важно учесть: какое преступление совершено (его категория), окончено ли преступление или было только покушение, возраст преступника, смягчающие и отягчающие обстоятельства, был ли он ранее судим, заключил ли он сделку со следствием и многое другое. Если эти требования не соблюдены, вышестоящие судебные инстанции корректируют приговор, неважно, назначен штраф или лишение свободы. Это обязанность суда и здесь не должно быть никаких исключений в части малозначительности судебного дела. Поэтому нередко дела даже о преступлениях небольшой или средней тяжести пересматривает Верховный суд. Это и есть верховенство закона везде и во всем.

— 5 лет лишения свободы за кражу курицы – давно уже классический пример. Об этом в свое время часто обстоятельно говорила в СМИ судья Верховного суда в отставке Раиса Юрченко. Раз это и сейчас появляется в соцсетях. Может, стоит еще раз повторить логику назначения наказания и обеспечения справедливости?

— Это пример того, как судебное решение прямо зависит от закона. Приговоры такие были. Выносить их суд обязывал действовавший тогда закон. Уголовный кодекс, действовавший до 2015 года, иначе чем сейчас трактовал понятие рецидива преступлений и назначения наказания при рецидиве. Сейчас рецидив есть только при повторном совершении тяжкого или особо тяжкого преступлений. А раньше при совершении любого умышленного преступления, даже небольшой или средней тяжести, суд должен быть признать осужденного рецидивистом. Действовали требования ст. 59 УК, по которым наказание должно быть не меньше 1/3, 2/3, 3/4 от максимального срока статьи УК (в зависимости от вида рецидива).

Так, если наказание по санкции статьи до 5 лет, то суд должен был назначить не меньше 3 лет 9 месяцев. При этом неважно, 1 эпизод кражи совершил осужденный или 10. И этим я не открою Америку для практикующих юристов-криминалистов.

Была и отдельная, специальная часть статей. К примеру, кража лицом, ранее два и более раз судимым за хищение. Наказание здесь начиналось от 3 лет до 10 лет. Пример про курицу именно об этом. То есть, если подсудимый два раз был судим за кражу и снова украл ту же курицу – минимальным наказанием будет 3 года лишения свободы.

Я и сама рассматривала дела по этому уголовному закону. Например, дело о краже двух банок меда. Бабушка-потерпевшая не простила подсудимого, требовала «посадить», потому что он съел три ложки из одной банки. Неказистое его прошлое – дважды судим за кражи, реально рисовало ему минимальное наказание в 3 года. Я долго думала – как быть? Ведь напрочь терялся принцип адекватности наказания. Применила положение закона, признав незначительность ущерба обстоятельством исключительным и смягчающим ответственность. Хотя, конечно, это не заслуга подсудимого. Назначила 1 год вместо 3. Переживала, что обжалуют. Но стороны согласились с приговором, и он остался в силе.

С введением нового УК в 2015 года эта норма о рецидиве преступлений канула в лету. Конечно, и сейчас рецидив преступлений остается отягчающим обстоятельством. При рецидиве суды, как правило, назначают лишение свободы, потому что повторное совершение преступлений свидетельствует о преступном образе жизни и нежелании исправиться. В то же время сроки наказания более адекватны совершенным деяниям.

— А есть основные принципы назначения наказания?

— Таковым называю следующий: если санкция статьи УК предусматривает несколько видов наказания, то суд должен начать с самого мягкого вида. И только если его назначить нельзя, то более строгий. Такое решение необходимо обосновывать: для лишения свободы не может быть основанием одна только отрицательная характеристика от соседей или мнение потерпевшего, алкоголизм подсудимого или общественный резонанс. Это правило действует по всем составам преступлений. Неважно, коррупционное это преступление или «простая» кража. Закон не делает исключений.

Еще пример. Выносила приговор в отношении карманника, обокравшего двух женщин на небольшие суммы. Он молодой парень, но уже наркоман со стажем (употреблял героин). Его мама пришла в суд и умоляла лишить его свободы, потому что он вынес из дома все и продал. После оглашения приговора я долго объясняла ей, почему назначила ограничение свободы. На тот момент кража была преступлением средней тяжести. Наказание до 5 лет ограничения или лишения свободы. Да, он был судим, но судимость погашена и учитываться судом не может. Наркомания – это болезнь, и за это лишать человека свободы нельзя.

Вспомним часто обсуждаемое деяние – половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет. Часть 1 ст. 122 УК относит его к преступлению средней тяжести. Санкция: и ограничение, и лишение свободы. Суд обязан сначала рассмотреть возможность назначения ограничения свободы. И, если подсудимый ранее не судим, вину признал, работает, везде и всюду положительно характеризуется, то другого решения, как назначить ограничение свободы, просто нет.

Здесь мотивом для лишения свободы не может быть совершение преступления против несовершеннолетней или что подсудимый является взрослым мужчиной, потому что всё это уже «заложено» и предусмотрено самой статьей УК.

Другой пример, медицинские преступления. Это не касается дела, рассмотренного в Атырау. Там лица осуждены за убийство, это совершенно другое преступление, которое закон относит к особо тяжким. Самое распространенное медицинское преступление – ненадлежащее исполнение обязанностей, которое привело к смерти пациента (ч. 3 ст. 317 УК). По закону это неосторожное преступление небольшой тяжести, потому что врач не желал смерти пациента, а допустил халатность в работе. Правило действует то же. Подсудимый, разумеется, не судим, положительно характеризуется коллегами, имеет семью и детей. Соответственно, оснований назначать реальное лишение свободы, тоже нет. Отсюда решения судов – условные сроки.

— Можно, сразу спрошу о деле о гибели женщины из-за наезда катера? Тогда не было назначено лишение свободы исходя из указанного Вами принципа?

— В данном случае действует уже другое требование закона. Выше мы говорили о том, что суд обязан сначала обсудить возможность назначения самого мягкого наказания, и только потом – более строгого. Но в определенных случаях закон такого права обсуждения или выбора наказания суду вообще не дает. Речь идет о преступлениях небольшой или средней тяжести, если потерпевшему возмещен материальный и моральный вред. В таких случаях закон прямо указывает, что лишение свободы не назначается (ст.55 ч.1 УК). Дело о наезде катера поступило в суд по статье 104 части 1 УК «причинение смерти по неосторожности». Санкция до 3 лет ограничения или лишения свободы, это преступление небольшой тяжести. Моральный вред возмещен, есть заявление потерпевшей стороны. Отсюда решение суда – ограничение свободы.

— Почему за такую жестокость, как оставление в мусоре на улице женщиной ребенка назначают штраф? Неужели закон так лоялен к таким преступникам?

— Как я уже сказала, что закон достаточно четко прописывает, какое наказание может назначить суд. Таких правил достаточно много. В их числе есть и правило пределов, о котором мы говорили, и запрет в определенных случаях лишать свободы и другие.

Когда органы уголовного преследования обвиняют в оставлении женщинами детей, в том числе грудных, на улице и других местах, где их жизни и здоровью может угрожать опасность (по ст. 119 УК), то по закону это не является преступлением. Его закон квалифицирует уголовным проступком, т. е. деянием, не влекущим судимости. В санкции нет лишения или ограничения свободы. Есть только штраф, исправительные или общественные работы, арест.

Суд назначил штраф, потому что закон запрещает применять общественные работы, арест к женщине, имеющей малолетних детей. Исправительные работы не назначаются тем, кто не имеет постоянного места работы. Таким образом, из всех видов наказаний, предусмотренных за оставление в опасности, остается только штраф. Эти запреты установлены законом для инвалидов 1 и 2 групп, женщин старше 58 лет, мужчин старше 63 лет и в некоторых других случаях.

— Влияют ли на наказание смягчающие обстоятельства? Если влияют, то как?

— У закона разный подход к обстоятельствам. К смягчающим из них ст. 53 УК отнесла наличие малолетних детей, несовершеннолетний возраст подсудимого, его явку с повинной, заглаживание ущерба – всего 11 обстоятельств. Но при этом закон указал, что смягчающими ответственность могут быть признаны и другие, не указанные в статье обстоятельства, т. е. их перечень не ограничен.

Но закон более строг к отягчающим обстоятельствам. Все 16 из них перечислены в ст. 54 УК. И суд не имеет права признавать отягчающими какие-то другие обстоятельства, кроме указанных.

Есть и другой запрет. Если по делу есть обстоятельство, указанное в ст.54 УК, но оно уже «заложено» в самой статье, то оно не может быть признано отягчающим. Чтобы было понятно, приведу пример. Те же дела о половых преступлениях против малолетних. Признавать отягчающим обстоятельством малолетний возраст потерпевшего запрещает закон. Почему? Объясню: ответственность в данном случае наступает именно за действия, совершенные в отношении малолетнего. С учетом этого закон уже предусмотрел более суровое наказание, чем, если бы потерпевшим был взрослый человек. Повторно признавать это обстоятельство отягчающим и ухудшать положение подсудимого нельзя. То же самое, если лицо привлекается за управление в нетрезвом виде.

Есть и другой немаловажный нюанс. Отягчающие обстоятельства должны быть указаны следователем и прокурором в обвинительном акте. Если об этом ничего не сказано, то у суда нет права устанавливать их по своей инициативе. Причем, даже если суд видит, что такие обстоятельства по делу есть.

Часто читаю негативные комменты. «Он коррупционер» или «Он убийца. И как можно признавать смягчающим обстоятельством наличие у него детей?». Отвечу. Это смягчающее обстоятельство прямо указано в законе. И если подсудимый не лишен родительских прав, дети находятся на его иждивении, суд обязан признать это обстоятельство смягчающим и учесть его при назначении наказания.

— А сроки наказания зависят от этих смягчающих и отягчающих обстоятельств?

— Зависят. Причем напрямую. Есть «жесткие» требования закона. С ними связана основная часть судебных решений по наказанию.

Если по делу есть смягчающие и нет отягчающих обстоятельств, то действуют требования ст. 55 ч. 2 УК. То есть наказание не может быть больше определенных пределов. 1/2 для преступлений небольшой и средней тяжести, 2/3 – по тяжким преступлениям и 3/4 — для особо тяжких преступлений от максимального срока наказания.

Еще один самый обсуждаемый и распространенный пример – дела по ДТП со смертельным исходом. Закон относит их к неосторожным преступлениям. Если погиб один человек, наказание – до 5 лет лишения свободы, это преступление небольшой тяжести. Если погибло два или больше человек, то санкция до 10 лет и это преступление средней тяжести.

И здесь в 99% случаях действуют правила пределов, о которых я говорила. Смягчающие обстоятельства, в основном, всегда есть. Смерть человека – не отягчающее обстоятельство, потому что это уже указано в самой статье. Отсюда автоматически при гибели одного человека – наказание не больше 2, 5 лет (1/2 от 5 лет), если погибло 2 или больше человек, максимальное наказание – 5 лет (1/2 от 10 лет).

Правило действует даже по убийству малолетнего или изнасилованию, повлекшему смерть потерпевшей. Поэтому зачастую наказание за эти преступления не превышает 15 лет (3/4 от 20 лет).

Приведу пример того, как наказание зависит от этих правил. Дело о наезде на карантинный блокпост, где погибло двое сотрудников полиции. В обвинительном акте не были указаны отягчающие обстоятельства. Это ограничивало срок возможного наказания до 5 лет. Суд предоставил прокурору время для составления нового обвинительного акта. В новом акте прокурор указал отягчающим обстоятельством крупный материальный ущерб, причиненный Управлению полиции. В этом случае правила пределов не действуют. Суд назначил максимально строгий срок – 10 лет лишения свободы.

— Насколько это справедливо? Получается, убил одного с целью разбоя или убил троих с особой жестокостью или беременную, наказание одно – 15 лет (3/4 от 20 лет)? Где же тогда упомянутый Вами принцип индивидуализации, требующий применять наказание адекватно совершенному?

— Знаете, этот вопрос возникает не только у меня, но и у многих моих коллег. Но сейчас таков закон! А суд обязан решать по закону.

— Часто судьи ссылаются на «сделку со следствием». А это как-то влияет на наказание?

— Процессуальное соглашение или «сделка со следствием», конечно, влияет на срок наказания. В этом и суть сделки. Человек признает вину, не оспаривает доказательства и размер ущерба. Следствие и суд «идут» в ускоренном порядке. В суд не вызываются потерпевший, свидетели, эксперты, нет исследования доказательств. Всё это экономит время и средства государства на доказывание вины.

Взамен закон, разумеется, тоже «идет» навстречу. Наказание для лиц, заключивших процессуальное соглашение и выполнивших его условия, не должно превышать 1/2 от максимального срока наказания.

К примеру, подсудимый причинил тяжкие телесные повреждения потерпевшему, который позже от этого скончался. По закону наказание от 8 до 12 лет (ст.106 ч.3 УК). Но, если заключена «сделка со следствием», наказание не может превышать 6 лет, т. е. гораздо меньше минимального срока. И здесь обратите внимание: суд не имеет права увеличить срок наказания по соглашению.

Помните, бывший начальник управления культуры столицы привлекался за получение взятки. Маячило наказание от 7 до 12 лет. Заключил «сделку со следствием» и наказание уже никак не может быть больше 6 лет. Прокурор просил в соглашении 5 лет. Суд назначил это наказание.

Справедливо ли это? Считаю, да. Суть «сделки со следствием» и должна заключаться в определенном «послаблении» для подсудимого. Иначе в сделке нет смысла. Зачем признавать вину, помогать следствию, возмещать ущерб, если взамен «получил» бы наказание на общих основаниях.

Закон здесь тоже, считаю, нуждается в дальнейшей доработке. Наказание по сделке должно быть меньше минимального или «положенного» на общих основаниях. Это необходимо закрепить законодательно, потому что бывают другие случаи. Например, за грабеж санкция от 3 до 7 лет. 1/2 – это 3 года 6 месяцев. То есть фактически то, что назначается «на общих основаниях», без сделки. Получается – в сделке смысла нет.

— Назгуль Маульхановна, а могут ли судьи назначить ли наказание мягче, чем предусмотрено санкцией статьи?

— Может закон дает такое право. При наличии исключительных смягчающих обстоятельств, наказание может быть назначено мягче, чем предусмотрено санкцией ч. 4 ст. 55 УК. К таковым отнесены, как правило, возмещение ущерба, преклонный возраст или состояние здоровья. Могут быть и другие.

В Актобе 17-летний парень был осужден за неоднократное половое сношение с лицом, не достигшим 16 лет (ч.3 ст.122 УК). Санкция статьи содержит только лишение свободы от 10 до 15 лет. Это считается особо тяжким преступлением. Суд принял «редкое» для судебной практики решение, признав ситуацию исключительной.

Такие решения единичны. Спросите любого судью, сколько раз он применял эту статью, то наверняка ответ будет: «1-2 раза за всю практику». И правильно. В этом и исключительность обстоятельств, чтобы это не носило повсеместный характер.

— Осужденные и их родственники нередко возмущены несправедливостью приговоров…

— Закон и справедливость не всегда идут рука об руку. Примеров тому немало. Были как чрезмерно жесткие, так и чрезмерно мягкие. Приговор и уголовное наказание целиком и полностью зависят от закона. Каков закон — таков и вердикт суда. Хорошо это или плохо, но иначе нельзя. Судьбу человека должен определять только закон.

Другой вопрос, что законы нужно совершенствовать. Необходимо анализировать, искать ошибки, пробелы, перекосы. Чтобы наказание было максимально справедливым, индивидуальным в каждой конкретной ситуации. И этот процесс не должен останавливаться.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter