Нур-Султан
Сейчас
24
Завтра
13
USD
428
+1.41
EUR
516
-1.24
RUB
5.75
+0.01

Региональные элиты рвутся в столицу, потому что ослаблены — Илеуова

5693
Фото: qazdauiri.kz

Региональная элита — это вовсе не акимы со своим аппаратом, говорит социолог Гульмира Илеуова. Назначенных «сверху» местные могут принять в свой круг, а могут и оставить за его пределами. Все зависит от экономических интересов.

Сейчас установлен и соблюдается некий статус-кво. Но все может и поменяться.

Единой модели нет

— В обществе почему-то есть два кардинально противоположных мнения о взаимодействии региональных элит (в частности, акимов) и центра. Одни считают, что без разрешения из столицы акимы и чихнуть не смеют. А другие — что они чуть ли не современные феодалы и «творят что хотят». 

— А я на самом деле тоже не могу разобраться. Вроде с одной стороны концентрация властных полномочий у акиматов довольно высокая. Это и школы, и органы здравоохранения, и решения на застройку территории. Но как копнешь, то пользуются полномочиями «на грани фола», то ответственность перекладывают на других.

В северных и центральных областях зачастую действуют вообще вне правового поля

Там не все регламентировано, и возникает некий правовой вакуум. Бывает, что просто не справляются с обязанностями из-за отсутствия то ли опыта, то ли компетентности. Полагаю, что этот вал будет только нарастать.

— Но это все-таки «горизонталь», а как построены «вертикальные» отношения? Регионов с центром, со столицей. 

— Мне кажется, как бы ни прискорбно это было,

в первую очередь все зависит от личности самого акима

То есть функционал у всех практически одинаков, но если посмотреть на структуру управления в тех же акиматах, она неоднородна, в разных областях разная. Главенствует стереотип, что у всех акимов одинаковый объем власти, но точно очертить его мы не можем.

С чем переборщил Кульгинов и на чем подорвался Сагинтаев?

Далее,

в центральной власти много людей, которые не работали в региональных структурах исполнительной власти

и вообще не знают, как все устроено. В своей работе и попытках поруководить регионами они могут натолкнуться на определенные исторически возникшие барьеры. Они могут быть нигде и не прописаны, их может даже выставить сам аким, если обладает соответствующим авторитетом и связями. То есть единой объяснительной модели, на которую можно было бы ориентироваться, нет.

С кем ходит в баню аким района?

— Что вообще из себя представляют региональные элиты? Это просто местные богачи районного (или областного масштаба), или они обязательно «в связке» с той же исполнительной властью?

— Везде по-разному. Это местное устоявшееся сообщество. Конечно, мы можем включить в такую элиту и акима, но он назначен сверху, и его не всегда примут.

Например,

пришел аким района на должность, тут надо смотреть, кого он приглашает в гости и, условно говоря, с кем ходит в баню

Если он три-четыре года продолжает вариться в своем узком кругу, можно сказать, что в региональную элиту не вошел. Система взаимоотношений и «решения проблем» налажена, а акимы приходят и уходят.

Прибытие нового, пусть даже и высокопоставленного чиновника, может поменять определенные расклады, но не радикально

А если область крупная или создана по итогам соединения разных регионов, многие группы там могут вообще не пересекаться, так и живут.

Как-то Вы сказали, что в большинстве областей региональные элиты вообще разгромлены. Как это выглядит и в чем выражается?

Нет, не в большинстве, хотя и во многих. У них отняли экономическую базу в результате переделов, а нередко и рейдерских захватов.

И зачастую новые хозяева живут вовсе не в том самом регионе, где работает предприятие или другой бизнес

Например, владельцы крупных земельных латифундий часто находятся в столице или Алматы. 

А когда экономическую базу подорвали, бывшая местная элита мельчает и никого уже не интересует. И у нее самой притязания уже не крупные.

Кроме того, сейчас многие для зарабатывания статуса «нацеливаются» сразу на столицу. То есть тот бассейн, в котором могут рекрутироваться новые элитные группы в регионах, обмелел. Как они вообще могут появляться? Когда сильная экономика, когда люди из этих групп не уезжают из родного района или области, а имеют возможность расти на месте и формировать среду. Сейчас же у всех цель — переехать в крупный город и там делать деньги, карьеру и прочее.

Реформа может и захлебнуться

— Как полагаете, если введут выборность акимов всех уровней, за которую многие ратуют, в региональных раскладах это что-нибудь изменит?

— Во-первых, я всех поправляю — выборность не акимов, а органов местного самоуправления, поскольку в нашей политической практике аким — это человек назначаемый. Будут ли выбирать местные напрямую или сначала выберут какой-то коллективный орган, который уже потом из своих рядов изберет одного, это уже вопрос реформы. Но думаю, здесь мы можем столкнуться с огромной проблемой. Уже на уровне местных сельских округов конкуренция за ресурсы довольно высокая.

И методы избирательной кампании вовсе не обязательно будут честными и красивыми

Есть, конечно, места, где претендент практически один. Например, на севере республики я была в одном крупном хозяйстве, его владелец — известный в регионе человек. В самом селе хорошие дороги, недавно отреставрированная церковь, спортивный комплекс, отличная школа и так далее. В самом округе проживает от силы две тысячи человек. Акима сельского округа я даже в лицо не видела. И понятно, что проголосуют за того, на кого покажет этот владелец хозяйства. Кто попытается его переиграть, неминуемо потерпит фиаско.

В 2021 году в Казахстане пройдут выборы сельских акимов

А вот на юге ситуация другая. Опять-таки для примера возьму один сельский округ, который состоит из четырех сел с общим населением около 16 тысяч. Нет единственного крупного бизнесмена, есть много мелких производителей. Население нищее, проблем которого никто особо не решает. Власть поддерживает какой-то минимальный набор социальной инфраструктуры, не более того. И когда там будут выборы акима сельского округа, это будет совершенно другая история, другая конкурентная борьба и совершенно иные методы. А как там будут проявляться элитные интересы, это вообще тема, требующего большого отдельного разговора.

Когда одним законом собираются покрыть все разнообразие запросов населения, да и сам объем запросов сильно различается, такая реформа может захлебнуться.

Если закон примут второпях, все остановится, а я пока не вижу осмысленный разговор на эту тему

Богатые просто покупали «голоса»

— Как-то я приводила в пример свое исследование начала нулевых. На юге в одном селе проводили экспериментальные выборы акима. Там были две группы (хоть и из одного крупного рода). Одна большая, но бедная, а другая маленькая, но богатая. Когда интересы столкнулись, маленькая просто начала перекупать голоса односельчан.

Сейчас у нас соблюдается определенный статус-кво. Когда начнутся какие-то изменения, появится кто-то с новыми требованиями. Так что риски здесь большие.

— Как полагаете, сейчас центральная власть контролирует процессы в регионах? Некоторые считают, что полностью их отдали на откуп местной и ограничиваются сбором налогов и проверкой реализации программ. 

Поскольку акимов не выбирают, а назначают (а то и из замов), по всей вертикали они не являются полностью самостоятельными фигурами. Кроме того, есть мнение, что каждый аким связан с определенными группами в Нур-Султане, которые кормятся с этой территории. Так что я бы не стала говорить об отсутствии контроля.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter