Нур-Султан
Сейчас
19
Завтра
17
USD
427
0.00
EUR
515
0.00
RUB
5.72
0.00

«Хочу наказать насильников по всей строгости закона…»

575
Иллюстративное фото из открытых источников

Кызгылдак Талгаткызы сейчас всего двадцать, но у нее уже есть четырехлетний малыш — мамина гордость и отрада. Глядя как он растет не по дням, а по часам, быстро превращаясь в настоящего батыра, девушка старается не думать, кто является его отцом. Но и забыть не может. Тот страшный день 2015 года будет преследовать ее всю оставшуюся жизнь.

Ничего не предвещало беды. Тихий аул, глубинка. Размеренная жизнь, все друг друга знают в лицо. Но именно здесь, буквально в нескольких шагах от родного дома,

злой рок свел 14-летнюю школьницу с тремя незнакомцами чуть ли не втрое старше ее,

для которых она стала объектом плотского вожделения…

Что было потом, Кызгалдак предпочитает не вспоминать. Сказать, что ее жизнь превратилась в одну черную полосу, не сказать ничего. Боль, унижение, отвращение смешались во взрывоопасный коктейль, обжигающий все внутри.

Но не зря говорят, что Всевышний дает каждому из нас столько испытаний, сколько он может вынести. За первым ударом последовал второй, не менее страшный, а потом и вовсе на подростка, как из рога изобилия, одна за другой посыпались невзгоды. Но новую реальность — жестокой и несправедливой взрослой жизни — Кызгалдак восприняла не по-детски стойко.

Сама виновата?

В ходе очередного медицинского осмотра в школе выяснилось, что девочка беременна. К охватившему ее от этой новости растерянности и ужасу добавилось чувство гадливости. Нет, не к себе и своему будущему малышу, а к людям, оказавшимся с ней рядом в тот момент. Вместо того, чтобы обратиться в полицию, выявив столь вопиющий факт, администрация школы, где училась Кызгылдак, вызвала в школу ее старшую сестру и вручив той 15 тысяч тенге на аборт, с чувством выполненного долга умыла руки.

«Братская могила преподавателей» — как выглядит система высшего образования изнутри

Об аборте в столь юном возрасте, конечно же, не могло быть и речи. Узнав, что над его дочерью надругались, отец Кызгылдак сразу же отправился в местное отделение полиции писать заявление. Заявление у него приняли, да только вот возбуждать уголовное дело по факту изнасилования несовершеннолетней не стали, ограничившись первой частью 122 статьи УК РК – «Половое сношение или иные действия сексуального характера с лицом, не достигшим шестнадцатилетнего возраста». По аулу тут же поползли грязные сплетни и перешептывания – мол, сама виновата…

Любые попытки Кызгалдак доказать обратное давились в зародыше. Надежда на справедливость промелькнула лишь однажды, весной 2016 года. 18 апреля следователь отдела полиции Райымбекского района Алматинской области Е. Иманкулов переквалифицировал дело на п. 3 ч. 3 ст. 120 УК РК («Изнасилование несовершеннолетнего»). Но спустя четыре дня (!?) следствие включило заднюю скорость и вернулось на первоначальные позиции – к ч. 1 ст. 122 УК РК, придя к выводу, что девушка добровольно вступила в половой контакт с тремя мужчинами сразу.

Итог у такого следствия был предсказуем. 28 февраля 2017 года следователь Е. Иманкулов прекращает уголовное дело в отношении одного из подозреваемых. А в отношении второго подозреваемого передает дело в прокуратуру Райымбекского района, где прокурор Ш. Кутелов также прекращает уголовное дело.

Что касается третьего подозреваемого, в деле он вообще не фигурировал…

Основанием для прекращения уголовного преследования стало… «примирение сторон». А точнее, как рассказывает Кызгылдак, написанное ею в отсутствие законных представителей и психолога под диктовку следователя заявление о примирении и прекращении дела.

Дойдет ли дело до суда?

Возобновить это дело удалось только спустя три с половиной года. Повзрослев и осознав, в какую ловушку взрослых игр она попала, Кызгылдак решила во что бы то ни стало добиться справедливости. За помощью она обратилась к адвокату Альбине Бахтияркызы, представителю общественного фонда «Ар-Бедел».

-15 мая 2020 года с жалобой об отмене постановления следователя о прекращении уголовного дела и возобновлении досудебного расследования мы обратились в прокуратуру Райымбекского района Алматинской области, — рассказывает адвокат Бахтияркызы.

— Однако 16 июня прокуратура Раймбекского района отказывает нам в этом, ссылаясь, что в деле нет никаких оснований для возобновления, и оно было прекращено законно. Мы были вынуждены обратиться с жалобой на такое решение в Генеральную прокуратуру. Генеральная прокуратура к нашим доводом прислушалась и передала наше обращение на рассмотрение в прокуратуру Алматинской области. 6 августа прошлого года прокуратура Алматинской области отменила постановление следователя о прекращении уголовного дела и отправила его на возобновление в отдел полиции Райымбекского района.

Закон о бытовом насилии — это абсурд и позор — Кыдырали Болманов

 — Мы благодарны и Генеральной прокуратуре, и прокуратуре Алматинской области за то, что при их непосредственном участии дело было возобновлено, — говорит Альбина Бахтияркызы.

– Но тот факт, что дело поступило в тот же самый отдел полиции, который его и прекратил, не мог не вызывать вопросов. Я, как адвокат, заявила отвод и ходатайствовала о передаче дела в Департамент полиции Алматинской области. В итоге дело было передано на расследование в Следственное управление Департамента полиции Алматинской области.

Впрочем, тревоги этот факт у Кызгалдак и ее адвоката ничуть не убавил.

— Были опасения, что дело до суда может и не дойти, — уточняет адвокат. — Причина в том, что следствие будет согласовывать квалификацию с районным прокурором, прекратившим это дело, не изучив в нем ни одного материала. К тому же ходят упорные слухи, что у одного из подозреваемых в насилии над Кызгылдак есть связи в районной прокуратуре. Мы, конечно, никого за руку не ловили, но тот факт, что осенью 2019 года наше дело истребовало Управление собственной безопасности Департамента полиции Алматинской области, наводит на определенные размышления…

Но Альбина Бахтияркызы уверена, что при поддержке прокуратуры Алматинской области и Генеральной прокуратуры это дело все-таки дойдет до суда.

Как вылечить медицину Казахстана? 10 предложений от врачей

— В деле имеется много важных моментов, которые, прислушавшись к показаниям потерпевшей, стоило учесть еще при первом расследовании, — говорит она.

— Не тем показаниям, которые исправлял под себя орган следствия, а тем, которые она давала на месте совершения преступления в присутствии эксперта. Но как бы там ни было, мы ждем изменения квалификации на ч. 3 ст.120 УК РК и изменения меры пресечения в отношении подозреваемых, которые продолжают оставаться на свободе.

Стоит отметить, эти ожидания небеспочвенны. По словам адвоката, следствие оперативно реагирует на жалобы и ходатайство сторон, стараясь обеспечить объективность расследования:

— И с этой точки зрения остается только поблагодарить руководство Департамента полиции Алматинской области и следователя М. Мырзахметова, занимающегося расследованием дела.

Вместо P. S.

Чего же ждет сама Кызгалдак?

— Хочу, чтобы уголовное дело было рассмотрено по Закону, чтобы мои обидчики предстали перед судом и были наказаны по всей строгости Закона, — говорит девушка.

-Доверяете ли вы следствию, органам прокуратуры?

— Доверяю следствию, которое сейчас идет, но не доверяю районному прокурору, так как дело когда-то прекратил именно он.

— В чем вы видите причину, почему насильники так и не были привлечены к уголовной ответственности?

— В этих причинах и мне бы хотелось разобраться… Могу только догадываться.

— Есть ли у вас опасения, что они смогут выкрутиться и на этот раз?

— Я ничего не боюсь, готова идти до конца и надеюсь, что на этот раз смогу добиться справедливости.

автор: Юлия Кисткина

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter