Нур-Султан
Сейчас
20
Завтра
8
USD
431
-0.73
EUR
516
+0.03
RUB
5.61
-0.08

Всеобщее дактилоскопирование не вызвало возмущения казахстанцев

689
фото с сайта krsk.sibnovosti.ru

МВД решило перенести сроки обязательной сдачи отпечатков пальцев с 1 января 2021 года на 1 января 2023 года.

Процедуру в Казахстане обозвали «дактилоскопической и геномной регистрацией». И если забор ДНК коснется лишь определенной категории населения — преступников и неопознанных жертв преступлений, то дактилоскопия — всех поголовно.

МВД убеждает казахстанцев, что ничего предосудительного в снятии отпечатков пальцев нет. И использовать их государство будет только в целях раскрытия преступлений. Но известный правозащитник и глава Казахстанского международного бюро по правам человека и соблюдению законности Евгений Жовтис считает, что без четких гарантий защиты от возможных злоупотреблений последствия могут быть серьезными.

— Как вы думаете, с чем связан перенос сроков введения всеобщей дактилоскопии — сопротивлением общества или неготовностью МВД?

— Я достаточно скромно оцениваю возможности сопротивления общества. Не думаю, что это связано с общественными протестами. Тем более, они не были ни масштабными, ни организованными, ни многочисленными.

Предполагаю, перенос сроков больше связан с материально-техническими и ресурсными возможностями государства

Дактилоскопировать очень дорого. А если снимать отпечатки пальцев у всего населения, представьте, сколько времени и ресурсов на это надо потратить. Невозможно процедуру растянуть на 10 лет. Государство не готово ни технически, ни материально.

Евгений Жовтис, фото с сайта dailynews.kz

Нет гарантий — нет защиты

— Почему узаконению всеобщей дактилоскопии общество успешно сопротивлялось 30 лет, и вдруг решение принято? Что послужило толчком? Как вы относитесь к всеобщей дактилоскопии казахстанцев с учетом коррумпированности, менталитета и возможностей страны?

— Мы не первые и наверное не последние в мире, где в той или иной степени занимаются сбором персональных данных. Чем больше развивается техника и технологии, тем больше человечество собирает персональные данные. Это процесс необратимый и постоянно нарастающий по скорости и объему собираемой информации. Понятно, что в значительной степени целый ряд этих данных рационально необходим для лучшей обработки и оказания услуг.

МВД говорит, что при всеобщей дактилоскопии легче искать преступников, устанавливать личности жертв и так далее. Это совершенно рациональные, объективные и разумные обоснования, что это надо делать.

Но большинство демократических стран, когда внедряют что-то подобное, принимают законы и различные директивы, касающиеся защиты от злоупотреблений

Почему в Казахстане есть противники всеобщей дактилоскопии? Не потому что мы не понимаем, что так действительно легче бороться с преступностью. А потому что относимся к государству со вполне обоснованными подозрениями. Что кто-то для каких-то политических или коммерческих целей будет этими данными злоупотреблять внутри самого государственного аппарата. Плюс коррупция. Мы знаем по опыту и нашему, и российскому, что факты продажи персональных данных имели место. И попадали они к кому-то совсем не для тех целей, для которых изначально собирались.

Я уже много лет говорю, что ключевой момент в сборе разного рода персональной информации — первичное выстраивание хорошей системы гарантий против злоупотреблений в неблагих целях.

Система сдержек и противовесов

— Таких гарантий нет?

— Нет, конечно. В качестве примера приведу такой способ вторжения в нашу частную жизнь, как прослушивание телефонных разговоров.

В некоторых странах разрешение на это дает даже не суд, а специальная парламентская комиссия

Это один из способов защиты граждан, чтобы данные не собирались в неблагих целях. Есть серьезнейшие запреты — например, делиться этими данными с другими органами.

Способов защиты частной жизни человека в демократических странах предостаточно. Если системы сдержек и противовесов, контроля общества за происходящими процессами нет, конечно же, сразу возникнут подозрения, что борьба с преступностью всего лишь предлог.

— А возможно технически подложить чьи-то отпечатки из базы данных на место преступления? Может ли всеобщая дактилоскопия стать инструментом сведения счетов?

— Если у нас есть статья о фальсификации доказательств, дальше уже вопрос техники. Где их фальсифицировать — на месте преступления или просто на уже имеющихся подложенных документах? Проверить-то нельзя. Вполне может быть, что фактически отпечатков на месте преступления не было, но они появились в протоколе.

Когда нет надежных гарантий и особенно независимого правосудия, есть основания предполагать все что угодно

Когда какой-то дознаватель или следователь складывает в один пакет одежду подозреваемого и потерпевшего для получения следов, в нормальном суде адвокаты это доказательство разобьют, и оно из дела исчезнет. А если у нас такие вещи проходят, и доказать нарушение со стороны правоохранительных органов в суде невозможно, никто из нас ни от чего не защищен.

Негражданское общество

— Мы не защищены, тем не менее поправки приняты. Уже через два года мы все окажемся в рисковом положении. И что делать?

— А это вопрос к обществу. Когда в 2016 году принимались поправки в законодательство о противодействии экстремизму и терроризму, и всех обязали регистрироваться в течение 10 дней после смены места жительства, я говорил, что для законопослушных граждан эта норма создает проблемы. Преступники вообще не регистрируются. Я говорил, что

наша коррупция добавит доходов тем, кто это контролирует. Этим можно манипулировать и злоупотреблять. Так и вышло

Выступили на эту тему всего несколько человек. Общество прошло мимо, пока к нему не полетели штрафы. Что оно сделало? Начало решать проблемы неправовыми способами — «разводить» правонарушения дешевле.

Также будет и со всеобщей дактилоскопией. Общество сейчас это мало волнует. Люди не рассматривают происходящее как общую проблему и  посягательство государства на их права. Они привыкли смотреть на государство, как на что-то, с чем бороться невозможно. И поэтому предпочитают не обращать внимание на любую проблему.

Наше общество — знаменитый политологический термин «синдром выученной беспомощности»

Оно привыкло, что бороться с государством себе дороже; что силовой блок всегда сильнее любого из нас; что судебная система ни в коей мере не является этому силовому блоку противовесом, как это положено по системе сдержек и противовесов.

Ну а раз общество не отреагировало на законопроект, значит всеобщую дактилоскопию можно ввести, причем с хоть какого года. Потом будут какие-то правовые последствия и перегибы против отдельных граждан. Но не против всех, однозначно. Наше общество не гражданское. Это не сфера, противостоящая государству, все глубже и глубже вторгающемуся в частную жизнь. А отдельно вопиющие голоса государству не помеха.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter