Нур-Султан
Сейчас
-8
Завтра
-20
USD
436
-0.44
EUR
493
-0.45
RUB
5.92
0.00

Анестезия для умирающих банков: на сколько ее хватит?

833
фото: channel-technologies.com

По данным Агентства по регулированию и развитию финансового рынка, совокупные активы банковского сектора на 1 ноября 2020 года составили 30,2 трлн тенге, увеличившись с начала года на 12,8%.

Согласно сообщению, банки имеют существенный запас ликвидности — порядка 14,2 трлн тенге, или 46,8% активов. Из них 12,3 трлн представлены высоколиквидными активами. Совокупные обязательства банков составили 26,4 трлн тенге, увеличившись с начала года на 14,2%. 79,2% в структуре обязательств занимает депозитный портфель.

Помощь государства помогла банкам сохранить лицо

Трудно не признать, что государство и банки второго уровня неплохо дружат.

Как сообщал «Курсив», с 2009 по 2019

на прямую поддержку БВУ правительство направило свыше 4,5 трлн тенге

В 2019 Казахстанский фонд устойчивости дополнительно приобрел «четырехпроцентные» облигации банков на сумму 350 млрд тенге.

В марте текущего года Нацбанк утвердил новую программу льготного кредитования МСБ, которая предполагает размещение средств КФУ в банках в размере до 600 млрд тенге под 5% годовых.

Причем сюда не вошли займы, выданные Нацбанком, и некоторые иные меры государственной поддержки.

Прямую взаимосвязь между помощью со стороны государства и ростом активов банков видит финансист Расул Рысмамбетов.

«В нынешнем году банки сильно пострадали, однако те, у кого была хорошая онлайн-инфраструктура, наоборот, нарастили клиентскую базу», — уверен эксперт.

Кроме того, рост активов банков финансист объясняет также модернизацией самого бизнеса.

«Как ни странно, вполне возможно, что банки поработали над своим корпоративным управлением и теперь больше фокусируются на качестве услуг», — предполагает спикер.

Безналичные рулят

Пандемия коронавируса не могла не сказаться на ситуации в банковском секторе.

Из-за введения чрезвычайного положения, а потом повсеместного карантина население минимизировало офлайн-платежи и по максимуму использует онлайн.

В результате пандемии, продолжает Рысмамбетов, объем онлайн-транзакций вырос,

многие почти не пользуются наличными деньгами

«А значит, у банков появились обороты. Даже теневые операции часто проводятся онлайн, пусть и без уплаты налогов», — добавил эксперт.

И этому есть подтверждение.

Если в сентябре 2016 года было зарегистрировано 9 млн безналичных карточных транзакций, в сентябре 2019 — уже 107 млн, практически столько же, сколько за весь 2016 год. В 2019 году

количество транзакций с помощью платежных карточек возросло вдвое и достигло 1,6 млрд транзакций,

превысив аналогичный показатель 2018 года.

Вполне себе по Дарвину

В большинстве случаев человеческая логика работает весьма примитивно. Если ее применить к рыночной экономике, то выживать должны сильнейшие, а умирать — слабейшие. Но, как известно, слова Чарльза Дарвина перевели на русский язык неправильно. По его теории, выживает не сильнейший, а наиболее приспособленный. С такой трактовкой согласен и Рысмамбетов.

«Так как основными обязательствами банков являются депозиты, регулятор не спешит закрывать слабые банки. Он ждет, когда акционеры внесут свои средства, чтобы обеспечить погашение депозитов. Регулятор хочет показать, что в случае кризиса банки смогут отдать вкладчикам их деньги быстро и вовремя», — предполагает финансист.

Если акционеры раскошелятся, приспособиться к нынешним реалиям сможет любой слабый банк.

Вместе с тем эксперт считает нынешний уровень обязательств казахстанских банков вполне приемлемым:

«Все банки являются участниками программы страхования депозитов. А КФГД гарантирует возврат до 10 млн тенге тенговых депозитов и эквивалент до 5 млн тенге долларовых депозитов», — напоминает Рысмамбетов.

Со своей стороны мы можем только резюмировать: если сам КФГД не столкнется с нехваткой денег.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter