Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
22
USD
410
+3.50
EUR
462
+5.73
RUB
5.67
-0.05

Опыт России показал, что цензура в интернете обречена на провал — эксперты

616
фото: nystec.com

ЕСПЧ следит за соблюдением Европейской конвенции о правах человека, которая была согласована между 47 государствами-членами Совета Европы. Также сюда входят Россия, Турция и ряд стран Восточной Европы, не входящих в ЕС.

В идеале когда ЕСЧП постановляет, что правовая система страны сработала некорректно, то страна должна устранить проблему вызвавшую нарушение прав человека. Однако такие решения суда все чаще игнорируются странами.

Тем не менее решения, вынесенные на этой неделе, привлекли внимание экспертов в сфере интернета. По их мнению, выявленные правонарушения говорят, что

инструменты Роскомнадзора для жесткого контроля онлайн-пространства доказали свою неэффективность

Выход за рамки

Российская онлайн-цензура нацелена на широкий спектр контента, в том числе на тот, который запрещен в большей части мира. Это материалы о сексуальном насилии над детьми, описывающие методы употребления наркотиков или самоубийств и так далее. Кроме того, Роскомнадзор уже несколько лет пытается контролировать материалы, которые Кремль считает экстремистскими.

В результате

российский медиарегулятор чуть ли не еженедельно расширяет список веб-сайтов, которые провайдеры обязаны блокировать для своих пользователей

Одно из четырех дел, рассмотренных ЕСЧП, связано с сайтом Гарри Каспарова. Экс-чемпион мира по шахматам сейчас является одним из ярых критиков внутренней и внешней политики Москвы. Его ресурс был заблокирован еще в 2014 году «из-за пропаганды массовых беспорядков и экстремистской риторики».

ЕСПЧ заявил, что Роскомнадзор вышел рамки, заставив интернет-провайдеров блокировать весь сайт Каспарова. Вместо этого достаточно было указать администраторам страницы, нарушающие закон. В этом случае администраторы могли удалить их или оспорить в суде.

Блокировку всего сайта европейский суд уподобил запрету газеты или телеканала «без какой-либо законной причины»

Почему не запретили принтеры?

Другой случай связан с сайтом, который был заблокирован, потому что рассказал, как обойти российские механизмы интернет-цензуры.

«Суд установил, что блокировка информации о технологии доступа к информации в Интернете, поскольку она может случайно способствовать доступу к экстремистским материалам, ничем не отличается от попытки ограничить доступ к принтерам и копировальным машинам. Ведь они могут использоваться для воспроизведения таких материалов», — говорится в заявлении суда.

«В отсутствие узко определенной и конкретной правовой основы, суд установил, что такая мера была произвольной».

Эти прецеденты важны для европейского сообщества, поскольку в настоящее время ЕС рассматривает более жесткое регулирование онлайн-контента.

«Продолжается обсуждение Закона о цифровых услугах и других вопросов, таких как фильтрация контента. И эти решения ЕСПЧ являются важным напоминанием о минимальных гарантиях, которые закон должен обеспечить при использовании блокирующих технологий»,  — сказала директора по правовым вопросам международной организации «Артикль» Барбора Буковска.

Проблемы оверблока

Еще один из рассмотренных случаев касается сайта, который заблокировали не потому, что он нарушил закон. Сайт имел общий адрес (IP) с с сайтом, пропагандирующем наркотики. Кстати, по этой же причине однажды в России кратковременно заблокировали Википедию.

Подобный оверблокинг — проблема, часто повторяющаяся в России. Но особенно ярко она проявилась в 2018 году, когда российские власти начали блокировать Telegram.

Чтобы избежать блокады, Telegram начал размещать свой сервис на серверах с IP-адресами, отличными от тех, которые указывал Роскомнадзор. В итоге в блок попадали миллионы сайтов. В том числе облачные сервисы Amazon и Google в России, а также сайты университетов и национальные СМИ.

Несмотря на все усилия бывшего главы Роскомнадзора Александра Жарова, Telegram не просто выжил — число российских пользователей за два года увеличилось вдвое до 30 миллионов. Более того, приложением пользуются и высокопоставленные чиновники в российском правительстве. В конце прошлой недели новый руководитель Роскомнадзора объявил, что снимает запрет Telegram.

«Блокировка по IP-адресу — это прекрасный пример самого неудачного решения интернет-цензуры. На наших серверах расположено несколько миллионов сайтов с самых разных стран мира. И если, например, Россия считает что какой-то сайт нарушает ее законы и блокирует его IP, то россияне лишаются доступа минимум к 50-100 тысячам ни в чем не повинных ресурсов. И в этом случае даже сложно посчитать, какой побочный ущерб нанес подобный инструмент контроля интернета, — комментирует глава германской хостинговой компании Ханс Гердт.

Интерпол для интернета

Научный сотрудник Центра внешней политики (Великобритания) Линкольн Пигман является активным участником обсуждения мер по ужесточению онлайн-контроля в стране. Он надеется, что эти примеры остудят многие горячие головы сторонников жестких мер.

«Невозможно контролировать интернет в отдельно взятой стране, соблюдая при этом хотя бы видимость демократии, свободы слова и мнения.

На примере российского цензора мы видим, что

вопрос онлайн-цензуры требует тщательно взвешенного подхода к инструментам

Нужно учесть два основных момента. У каждой страны свои законы и видение запретного контента. Второй момент – рынок IP-адресов самый открытый и доступный рынок мира. Невозможно набрать людей, чтобы они в каждой хостинговой компании рассматривали сайты на соответствие законам всех стран мира.

Возможно, стоит подумать над созданием международного органа, что-то вроде интерпола. Это позволит странам эффективней решать вопросы незаконного контента, не ущемляя интересы сторонних пользователей и владельцев ресурсов» — сказал он.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter