Нур-Султан
Сейчас
-20
Завтра
-12
USD
420
-0.42
EUR
510
-1.68
RUB
5.72
0.00

Нефтяной сектор в условиях пандемии. Ситуация в мире и Казахстане

326

В конце мая 2020 года появились первые признаки восстановления мирового спроса на энергоносители. Предложение все еще значительно превышает реальные потребности рынка. Однако процесс сокращения добычи — как в рамках возобновленного соглашения ОПЕК+, так и посредством естественного спада производства — постепенно уменьшает существующий разрыв.

Мировые цены на газ меняются: как это скажется на Казахстане

Так, по оценкам главы Министерства энергетики РФ, по отношению к наихудшему показателю в апреле 2020 г. спрос на углеводороды в мире увеличился на 20%.

Положительная динамика наглядно отражается и на нефтяном ценообразовании. Опасения касательно переполнения нефтехранилищ уменьшились. Кроме того, в Китае начал восстанавливаться спрос на сырье. В результате наметился тренд на рост нефтяных цен.

Факторы роста

С начала мая 2020 нефтяные котировки выросли почти на 40%. Стоимость  фьючерсов марки Brent стабильно удерживается выше $30 за баррель.

Согласно майскому прогнозу Управления энергетической информации Министерства энергетики США, цена на нефть в течение года в среднем составит $34 за баррель. А в 2021 поднимется до $48 за баррель, что на 2 доллара выше, чем прогнозировалось в прошлом месяце.

Цены повышаются также из-за ситуации в нефтедобывающей отрасли США.

Число действующих нефтегазовых буровых установок в Соединенных Штатах сокращается уже третий месяц подряд и стремительно приблизилось к историческому минимуму

Лидия Пархомчик, эксперт ИМЭП при Фонде Первого Президента РК

Согласно последнему отчету Baker Hughes Rig Count, общее количество работающих установок сократилось до 318 единиц, что на 665 установок меньше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

Так как объемы производства сланцевой нефти в значительной степени зависят от бурения новых скважин, согласно оценкам ShaleProfile Analytics, в 2020 добыча нефти на американских сланцевых месторождениях упадет более чем на треть — до 5 млн баррелей в день.

По мере постепенного выхода стран Запада из состояния локдауна спрос на углеводороды продолжит расти. Безусловно, говорить, что ситуация на энергетических рынках стабилизировалась, пока рано.

Сохраняется еще достаточно факторов, способных помешать достижению баланса спроса и предложения

Речь идет как о повторной волне карантинных мер, так и о массовом «выбросе» на рынок углеводородов, накопленных в нефтехранилищах по всему миру. Однако повод для осторожного оптимизма все же присутствует.

Вопреки опасениям

Среди показателей, которые свидетельствуют о позитивном сдвиге на энергетических рыках, можно выделить отсутствие повторения апрельских событий с отрицательными ценами на нефть.

19 мая 2020 закончился срок продажи июньских фьючерсов WTI на Нью-Йоркской товарной бирже. Однако очередного обвала котировок не произошло.
Трейдеров обнадежили новости по темпам заполнения нефтехранилищ.

В мае процесс продолжился, однако темпы его несколько замедлились.

Емкости хранения в Кушинге, которые являются системообразующими для торговли WTI, продолжают заполняться,

что не исключает повторения ситуации с нулевым резервом безопасности.

Однако естественное снижение добычи в США с 13,1 млн б/д в марте до 11,6 млн на начало мая способствуют сохранению незаконтрактованных емкостей хранения.

Спрос на электроэнергию вырос, несмотря на карантин

Согласно ряду источников, фактическое падение нефтедобычи в США к концу мая превысило расчеты Министерства энергетики и составило 2,3 млн баррелей в день.

То есть можно предположить, что емкостей для хранения нефти может оказаться достаточно для вновь добываемых объемов углеводородов. Подобное стало возможным не только благодаря снижению производства в США, но и договоренностям сделки ОПЕК+.

Сделка ОПЕК+

С 1 мая 2020 страны-участницы соглашения приступили к выполнению своих обязательств по сокращению добычи. Более того, ряд стран ОПЕК (Саудовская Аравия, ОАЭ и Кувейт) добровольно пошли на дополнительное снижение добычи сверх обязательств ОПЕК+ на 1,18 млн б/д.

В результате совместных действий членов ОПЕК+ и сокращения добычи в ряде других нефтедобывающих стран рынок предложения «потерял» порядка 14-15 млн б/д.

При этом профицит предложения все еще составляет порядка 7-12 млн б/д

Более точные данные по сокращению в рамках сделки страны-участницы представят на предстоящем совещании ОПЕК+ в июне. Тем не менее уже сейчас очевидно, что на усилия стран-производителей рынок реагирует положительно. 

В преддверии встречи все громче слышны разговоры о продлении глубокой фазы сокращения добычи нефти с 2 до 4 месяцев. Подобные действия способны еще больше повысить стоимость углеводородного сырья, однако окончательное решение по этому вопросу еще не принято.

Казахстан как часть энергетического рынка

Являясь членом ОПЕК+, Казахстан также приступил к выполнению своих обязательств по сокращению нефтедобычи. Объем обязательств республики в соглашении составляет 390 тыс. б/д. Согласно заявлению главы Министерства энергетики РК, снижение темпов производства нефти в стране прошло максимально безболезненно.

Было предусмотрено справедливое распределение обязательств по снижению добычи для всех видов месторождений, избежав ее полной остановки на некоторых из них. В результате в конце мая 2020 г. среднесуточная добыча нефти составила 177,8 тыс. тонн нефти, что говорит об исполнении обязательств сделки ОПЕК+.

Нужно отметить, что перед снижением добычи в Казахстане наблюдался тренд на увеличение нефтепроизводства. Так, с января по апрель 2020 объемы добытого топлива составили 31,3 млн тонн, что на 6% больше по сравнению с аналогичным периодом прошлого года.

За это время республика также нарастила экспорт нефти. Всего было экспортировано 25,3 млн тонн углеводородов, прирост на 15% в натуральном выражении.

Подобные показатели стали максимумом для республики за последние годы. В итоге на долю сырой нефти в I квартале 2020 пришлось 63,4% всего казахстанского экспорта.

Смена направлений экспорта

Так как всеобщий локдаун в Европе начался с середины марта, за первые три месяца 2020 основным направлением нефтяного экспорта Казахстана оставалось европейское.

Однако нужно учесть, что доля европейского рынка продолжает снижаться. Так, в I квартале 2019 г. в страны ЕС было направлено порядка 75,2% экспорта нефти (против 67,3% в I квартале 2020).

При этом доля азиатских стран за год выросла с 24,7 до 31,2%. Рост интереса к казахстанскому сырью на азиатском направлении хорошо демонстрирует Китай. Объем экспорта в КНР вырос с 50 тыс. тонн в апреле 2020 до 230 тыс. тонн в мае.

Однако экономические последствия вспышки коронавируса не могли не отразиться на нефтяной отрасли Казахстана. Несмотря на рост экспорта, падение цен на нефть приводит к сокращению притока экспортной выручки. Так как котировки цен в апреле 2020 несколько раз обновляли многолетний минимум, положение компаний нефтяной отрасли стало ухудшаться.

Перспективы месторождения Тенгиз

Оценивая перспективы нефтегазовой индустрии в РК, можно ожидать, что большинство проектов по расширению добычи окажутся замороженными.
В настоящее время большие надежды нефтесервисных компаний Казахстана связаны с проектом будущего расширения (ПБР) месторождения Тенгиз.

Несмотря на вспышку коронавируса среди сотрудников «Тенгизшевроил», которая вынудила руководство вывезти неоперативный персонал с месторождения, основные работы по ПБР продолжают идти по графику. Речь, в частности, идет об изготовлении модулей и их отгрузке с производственной площадки.

Вместе с этим вполне закономерно, что инвесторы изменят дальнейшие планы по увеличению финансовых вливаний в проект, дожидаясь более благоприятной конъюнктуры на мировых энергетических рынках. Если спрос и предложение на энергетических рынках не выровняются в ближайшие месяцы, операторы месторождений перейдут в режим жесткой экономии. Это означает фокусировку преимущественно на действующих проектах добычи.

При этом затраты на дополнительное бурение, в том числе на геологоразведку, капитальный ремонт, а также запуск новых проектов будут ограничены.
В первую очередь подобная ситуация негативно отразится на предприятиях нефтесервиса, где в настоящий момент занято до 200 тыс. наших граждан. Союз нефтесервисных компаний Казахстана уже обращался за поддержкой к руководству страны с просьбой предоставить различного рода льготы.

Рентабельность под вопросом

Более того, карантинные меры, как и введенные ограничения по объемам добычи, также приводят к высвобождению рабочей силы среди задействованных в производственном процессе нефтяников.

Как уже отмечалось, деятельность порядка 35 тыс. рабочих были приостановлена на месторождении Тенгиз.

С просьбой принять пакет срочных мер к руководству республики обратился и Союз недропользователей Казахстана. Исходя из содержания обращения, становится понятно, что рентабельность нефтегазодобывающих предприятий при ценах на нефть ниже $35 за баррель остается под вопросом.

При этом прогнозируется, что предприятия отрасли будут нуждаться в государственной поддержке вплоть до того момента, пока стоимость нефти не окажется выше $40 за баррель.

Нужно отметить, что в рамках мер по восстановлению экономики правительство уже предусмотрело ряд инициатив по поддержке добывающего сектора. Так, в частности, планируется:

  • ускорить процесс по присвоению месторождениям категории низкорентабельных и высоковязких, в целях получения льготного статуса;
  • наделить недропользователей правом привлечения поставщиков товаров, работ и услуг без проведения конкурсов на этапе разведки.

Кроме того, предусмотрена отсрочка выполнения условий природопользования, включенных в действующие разрешения на эмиссии в окружающую среду до конца 2021, а также возможность переноса сроков исполнения контрактных и лицензионных обязательств за 2020.

Исходя из текущих трендов, цены на энергоносители остаются крайне волатильными. Количество факторов, способных негативно повлиять на ситуацию, достаточно велико. В подобных условиях

нефтегазовая индустрия страны еще долго будет переживать последствия текущего кризиса

Когда ждать светлого будущего

Статистика показывает, что ранее спрос на энергоносители неизменно восстанавливался после падения и затем даже возрастал.

Первое соглашение ОПЕК+ от 2016 «убрало» с рынка порядка 5,2 млн б/д, однако их место заняли порядка 7,7 млн б/д сланцевой нефти.

Структура отрасли была благоприятной с точки зрения получения прибыли для нефтегазовых компаний. Доходы компаний стабильно опережали расходы. Желание инвестировать в развитие отрасли, даже в проекты с высокой себестоимостью, свидетельствовали о стремлении добывать все больше. Однако падение спроса из-за пандемии и избыток предложения привели к беспрецедентному кризису в отрасли.

Даже при самом благоприятном сценарии энергетическая отрасль неизбежно претерпит ряд фундаментальных изменений. Нефтегазовым компаниям предстоит провести концептуальную работу над долгосрочными стратегиями, вплоть до полной смены бизнес-модели.

Между тем говорить о закате века нефтегазодобывающей индустрии пока преждевременно. В своих прогнозах глава Международного энергетического агентства отмечает, что потребление нефти еще не достигло своего пика. В случае успешного преодоления «коронавирусного шока» мировая экономика начнет быстро восстанавливаться. Это приведет к восстановлению мирового спроса на нефть до прежнего уровня и даже выше.

Более глубинные трансформации ожидают отрасль после 2030, когда запрос на ископаемое топливо себя исчерпает.

Уроки коронавируса

Пандемия COVID-19 обнажила ряд мировых энергетических трендов, основы которых закладывались еще в прошлые годы.

Цены на нефть и газ опустились до уровня фьючерсов на энергетический уголь. Это делает угольную отрасль менее привлекательной для инвестирования. Достаточное количество государств Европы и Азии уже провозгласили стратегии по отказу от использования угля, который принято считать «грязным топливом». Сохранение низких цен на газ, привязанных к ценообразованию на нефть, ускорит этот процесс.

Кризисные явления в энергетической отрасли, вызванные карантинными мерами, нанесли удар и по возобновляемым источникам энергии. Собственно, результатом обвала цен на углеводороды в 2014 году стал спад интереса к зеленой энергетике. По ряду показателей пик глобальных инвестиций в ВИЭ был пройден еще в 2017, и на протяжении последующих лет инвестиции продолжали снижаться.

С учетом очередного снижения цен на нефть,

вкладывать в развитие возобновляемых источников энергии может оказаться не самым привлекательным бизнес-решением

Однако не нужно забывать, что усиление экологической составляющей в энергетических стратегиях современных государств не было продиктовано экономической выгодой. ВИЭ становятся элементом политического дискурса, отказаться от которого ведущие державы уже не в силах.

Несмотря на положительную динамику, подводить промежуточные итоги по преодолению энергетического кризиса пока рано. Сохраняется высокая вероятность, что между Россией и Саудовской Аравией — ключевыми игроками сделки ОПЕК+, вновь возникнут противоречия. И не исключено что они приведут к новому витку нефтяной войны.

Более того, мировая экономика еще не оправилась от последствий «Великого карантина». В подобных условиях стабилизации энергетического рынка остается делом ближайших 2-4 лет.

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter