Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
22
USD
410
+3.50
EUR
462
+5.73
RUB
5.67
-0.05

Как стать «Послом джаза» в США и продать американцам фильм (Алма-Ата — Одесса — Загреб — Нью-Йорк). Часть 3

641

Продолжение. Читайте также 1 и 2 части.

Oriental jazz Алма-Аты? Это «Бумеранг»!

Джаз-ансамбль «Бумеранг» был создан в 1973 барабанщиком Тахиром Ибрагимовым. Первый состав: трубач Валерий Баннов, саксофонист Виктор Николаев, пианист Владимир Назаров, бас-гитарист Фархад Ибрагимов.

Свой стиль они называли Oriental jazz. Под названием «Арай» ансамбль аккомпанировал Розе Рымбаевой с 1979 по 1982 год.

«Бумеранг» — участник многих джазовых фестивалей, который представлял алма-атинский джаз на всесоюзной джазовой сцене: Фергана (1978, 1984), Новосибирск (1978—1996), Ярославль, Москва (1982, 1990) и др.

По словам Фархата Ибрагимова (брата Тахира), в начале 90-х годов был еще состав с российским саксофонистом Александром Пищиковым (в нашем фильме есть уникальная запись с этим музыкантом в Москве), а также с гитаристом из Германии Хансом Тамменом, с которым они работали целый месяц по джазовым клубам ФРГ в рамках международного фестиваля авангардного искусства «documenta 9» (именно с маленькой буквы).

Таким образом, «Бумеранг» вышел на международную сцену, и если бы не скоропостижная смерть Тахира, дальше было бы еще круче! Подробнее о Тахире и «Бумеранге» пусть лучше расскажут его соратники и друзья (это фрагменты из фильма).

Фархат Ибрагимов:

«Таха восемь классов не закончил, короче отец разозлился, устроил его чернорабочим сначала в хлебный магазин «двадцатый» напротив ЦГ. А потом он работал в кулинарном магазине, тоже чернорабочим. Я помню со школы к нему прибегу и к нему в подвал. Помню мешки с мукой, которые предстояло таскать, и какие-то две обглоданные палки. И он садился и занимался — весь в пыли, и я от него в пыли уходил».

Фархат Ибрагимов, младший брат Тахира, был бас-гитаристом в «Бумеранге». Между прочим, он классный художник. И его удивительные черно-белые рисунки украсили наш фильм.

Тахир и Фархат Ибрагимовы

Рустам Ибрагимов (Сын Тахира Ибрагимова):

«Не было дня, чтобы дома было тихо. Каждый день приходили друзья: одни, другие, третьи. Кто-то приедет из одного города, из другого, из Москвы, из Ленинграда. Очень много было гостей каждый день. И всегда это был джаз. Приходили: «Тахир, есть новые записи?» — «Да!». И начинается с утра до вечера и с вечера до утра. Все время играла музыка».

Дома у Рустама, где мы снимали один из эпизодов, много раритетов времен «Бумеранга», пластинки. Книги, в том числе знаменитая, больше человеческого роста, чеканка художника Миши Махова, которую уже не раз пытались перекупить.

Юрий Парфенов (Россия, труба):

«Они с удовольствием нас приняли (Всесоюзная студи «Мелодия» — А. Б.). И мы записали сначала одну пластинку, потом, может через год, записали вторую. И эти пластинки вышли уже большим тиражом… Ни копейки от этого у нас не было! И много-много лет спустя выясняется, что из этих двух LP был сделан диск. Мастеринг был сделан в Японии. Я уже не помню… «Сosmo club» что ли эта фирма американская называлась, которая выпустила диск «Бумеранга».

Юрий Парфенов, участник «Бумеранга», работает сейчас в Москве в оркестре Олега Лундстрема, его стараниями недавно на CD был переиздан альбом «Бумеранга».

Яков Хан (Тромбон, руководитель Биг-бэнда):

«Это уже 70-е годы, когда уже начались движения. Ансамбли создавались, ездили на фестивали джазовые, а потом начали духовые инструменты применять. Конечно, первый внес это Юра Парфенов на трубе. По духу, по менталитету они были на одной волне. Им хотелось, чтобы был колорит Востока с элементом джаза. Они все время искали что-то новое, я думаю, поэтому они сошлись».

Яков Хан — руководитель детского Биг-бэнда школы имени К. Байсеитовой.

Георгий Метакса (Греция. Клавишные):

«А теперь представь себе 69-й год и на телевидении каждый месяц идет программа «15 минут джаза». Тахир, Фархат, я и ведущий Юра Аравин. Каждый месяц. Целый год.

Арсен Баянов: — Хотя джаз запрещали?

Георгий Метакса: — Да нет, не запрещали. Наоборот, ЦК комсомола все время помогал».

Пианист Георгий Метакса сегодня живет между Грецией и Алма-Атой, преподает джаз.

Валерий Банов (труба, преподаватель):

«До «Бумеранга» никто никуда не ездил, а вот с его основанием стали ездить по всему Советскому Союзу. В Америке постоянно проходили джазовые конференции, там такая была мощная организация, которая проводила их ежегодно. На каждую конференцию они выбирают ведущих, джазовых музыкантов. Мы и «Бумеранг» играли там. И благодаря Тахиру и Фархату все-таки звучание самого коллектива было своеобразным».

Валерий Банов — патриарх нашего джаза. Он в прекрасной форме, играет в разных составах и преподает.

А теперь дадим слово самому Тахиру Ибрагимову. Это тоже фрагмент из фильма.

Тахир Ибрагимов (Основатель «Бумеранга»):

«Многие музыканты, которые работали у меня в «Бумеранге», в силу обстоятельств вынуждены были уехать из нашей страны. Кто-то в Германию, кто-то в Швецию, кто-то в Америку. Из «Бумеранга» остались я и Фархат. Почему я пришел к этой музыке с группой «Rocksonaky»?

Тахир Ибрагимов

Мы всегда искали основу музыки в национальных корнях. Мы играли музыку уйгуров, казахов, таджиков, узбеков, туркменов, крымских татар. Мы использовали ту ладовую концепцию, которую делали в своих совершенно новых аранжировках, в своей интерпретации. Это не четные, сложные размеры. У нас в Штатах вышло четыре компакт-диска, мы вошли, так сказать, в элитную команду, в которой были единственными, кто играл джаз в таких размерах…»

«Киноклуб Борецкого», «Меломан» & Chaplin Cinemas

Сюжет documentary о «Бумеранге» (который сразу назвали «Алматинский рэгтайм. Бумеранг» — «ALMATY RAGTIME. BOOMERANG») изначально был такой:

снимаем, как Фаря (Фархат Ибрагимов) обзванивает всех бывших участников «Бумеранга», которые живут не только в Алма-Ате, но и по всему миру — США, Россия, Израиль, Германии и т. д. с предложением провести концерт памяти Тахира Ибрагимова. А мы фиксируем все это на камеру: возвращение музыкантов на Родину, репетиции вновь собранного «Бумеранга» и jazz action, на котором ветераны джаза реально зажигают.

Но жизнь распорядилась по-своему.

Пока решали организационные вопросы, неожиданно узнаю, что в филармонии состоится концерт, посвященный 50-летию «Биг-бэнда Алма-Аты», где руководителем Яков Хан и что на концерт как раз должны прилететь все бывшие участники «Бумеранга»!

Элемент мистики в этом есть: пока мы думали, как снять фильм, фильм уже сам придумал, как себя снимать…

Не буду рассказывать, как делали фильм, но когда все было готово, для начала решили показать его в «Киноклубе Олега Борецкого», в кинотеатре «Цезарь», очень популярном среди киноманов и синефилов месте.

Попасть в этот клуб со своим кино непросто, есть отбор. Олег вначале все посмотрел, только потом согласовали дату показа. Думал, если придет половина зала, это уже будет классно. Но показ прошел на ура. Полный зал. Правда, верхние дорогие места были заняты не все. Но это ведь был не американский новейший блокбастер, а документальные фильмы отечественного производства, да еще и не бесплатно.

Показали мы не один фильм, а сразу два. Вначале сокращенный вариант documentary о «Бумеранге», а потом «Алма-Ата неформальная».

Думаю, что некоторые (а может и большинство) пришли как раз на второй фильм. Да и вопросы после показа были в основном по «Алма-Ате неформальной». Некоторые критиковали меня (был даже такой глупейший вопрос, а почему вы не показали «Алма-Ату музейную»?..), а другие защищали.

Было жарко и лично мне весело. Я привык, что мои книги и вот теперь и documentary принимают неоднозначно. А вот мой собрат по перу Артур Новиков, председатель общества Одесса — Алма-Ата, поэт и актер, был возмущен этими нападками и потом написал классную рецензию, как ответ всем злобным беспонтовым критикам, под названием «All that Jazz — фильм, который написали».

Потом «Меломан» предложил показать наш фильм в Астане и Алма-Ате в паре с каким-то другим музыкальным фильмом, а сеть кинотеатров Chaplin Cinemas решила устроить премьеру в их новом кинотеатре.

Но неожиданно пришло приглашение из Хорватии показать фильм вне конкурса на кинофестивале DORF. То есть никаких призов или наград, но зато это будет премьерный показ. Международная премьера в Европе — это ведь и есть награда сама по себе! И переключились на кинофестиваль.

ЗЫ. Аббревиатура DORF расшифровывается как «Документальные рок фильмы».

Загреб – Винковци: хэппенинг среди римских артефактов

«Во время западного похода в Европу в январе 1242 года тюрко-монголы под началом полководца Кадана, преследуя венгерского короля Белу IV, хлынули в Хорватию, разорили ее и сожгли Загреб. Но приехали в этот раз потомки тех свирепых завоевателей с миром, с культурной миссией, можно сказать, миссией джазовой!».

Таким энергичным пассажем хотел я начать свою речь перед премьерой documentary о «Бумеранге» в Хорватии. Но потом понял, что никак не вяжутся воины степей и джаз, и не стал этого делать. К тому же Аскар Алимжанов, генеральный продюсер фильма, с которым мы туда приехали, тоже скептически отнесся к такому началу. Хотя на контрасте это прозвучало бы мощно!

Международная премьера нашего фильма «Алматинский рэгтайм. Бумеранг» (которая вообще была первой презентацией казахстанского документального кино в Хорватии) проходила в четверг 22 августа 2019 года в городе Виноковци в Хорватии, на кинофестивале DORF на территории музея.

Самое удивительное в этом было то, что за экраном (кинофестиваль шел в краеведческом музее!), на который транслировалась история нашего джаза и «Бумеранга», находились разные римские артефакты, в том числе несколько старинных саркофагов времен Римской империи. Это был офигенный хэппенинг с одновременным участием нашего фильма и античных древностей!

Алма-аматинский Oriental jazz зажигал на драйве, пусть даже и на экране, под звездным небом Хорватии, а таинственная ночь шептала слова любви. Пока зрители, не отрываясь, смотрели наш фильм, мы общались и пили уникальное местное вино (окрестные виноградники рассматриваются как кандидаты в список Всемирного наследия ЮНЕСКО), которое выставил участникам кинофестиваля его организатор и руководитель Toni Saric. Такая вот удивительная и необычная премьера состоялась.

Ночь восставших мертвецов в самом древнем городе Европы?

Кстати, под впечатлением этой необычной премьеры я даже придумал завязку фильма ужасов о восставших мертвецах.

…Римские воины поднимаются из могил и начинают гоняться за нами, настолько им отвратителен Oriental jazz. Но мы успеваем спрятаться в каком-то заброшенном склепе, в котором, как выясняется, покоятся кости тюрко-монгольских воинов полководца Кадана.

От безысходности мы начинаем молиться всем богам, в том числе Тенгри, который неожиданно оживляет степных богатырей … и пошло рубилово между ожившими римлянам и воинами степей. А далее сюжет так закручивается, что Оскар фильму обеспечен!

Я даже начал писать сценарий на эту тему, но потом забросил. Кому интересно, могу продать фишку.

В Хорватию же мы попали сравнительно просто. Я нашел информацию о топе лучших европейских кинофестивалей, которые специализируется на показе фильмов о музыке, и наткнулся на описание Фестиваля музыкальных документальных фильмов в Хорватии DORF. И так меня впечатлил следующий абзац:

«На этот фестиваль стоит поехать хотя бы из-за того места, где он проводится – идиллический остров на Адриатическом побережье…»,

что захотелось попасть на этот остров в Адриатическом море с нашим фильмом… и мечта сбылась!

Но позже выяснилось, что кинофестиваль перенесли в Загреб, а потом в городок под названием Ви́нковци (Vinkovci), который был основан римлянами, где родились два римских императора — Валентиниан I и Валент.

Город считается одним из старейших в Европе. Об этом там везде написано: на открытках, на плакатах, на афишах, на биллбордах, на фасадах домов и даже на парковых скамейках!

Но вначале был Загреб, который впечатлил. Единственная досада, что не успели посетить Технический музей знаменитого Николо Теслы и стадион сборной Хорватии.

А уже оттуда мы решили добираться до Винковцов электричкой. Путь через всю страну занял примерно часов шесть. Хотя самолетом до него каких-то полчаса, но хотелось посмотреть республику. И это того стоило: прекрасная Хорватия — зеленый рай на земле. Что же касается непосредственно Винковцев, это уютный средневековый городок, который мы обошли вдоль и поперек, обнаружив даже пару домов, на которых еще были следы пуль от войны за независимость в 1991 году.

Хорваты приветливы, а хорватки прекрасны и таинственно улыбаются в ответ на наши комплименты, понимая, что это никакой не harassment, что все это от чистого сердца.

А теперь необходимо поблагодарить наше посольство в лице Посла Казахстана в Республике Хорватия Толежана Турсуновича Барлыбаева, консула Арсена Кайратовича Молдакимова и Азамата Абсалыкова из посольства Казахстана в Словакии. Их помощь была бесценна.

Art Blakey & Тахир Ирагимов: мистика кинофестиваля в Нью-Йорке

Закрытие DORF должно было состояться в воскресенье вечером, но мы срочно улетели в субботу, так как пришло приглашение на кинофестиваль в Нью-Йорк.

Наш фильм «ALMATY RAGTIME. BOOMERANG» получил статус на кинофестивале в Нью-Йорке «Official Selections». Надеялись полететь в Big Apple.

Когда это случилось в прошлом году с первым фильмом «THE STARS OF AMERICAN JAZZ IN ASTANA», еще можно было сомневаться в качестве нашего documentary. Я даже думал, что американцы сделали нам послабление как представителям страны, которую на джазовой карте мира даже не видно. А во второй раз, когда это происходит, начинаешь осознавать, что не все не так плохо.

Теперь я просто обязан остановиться на личности Грегори Чарльз Ройал (Чак Ройал) — основателя и руководителя The New York Jazz Film Festival.

Американский музыкант, композитор, писатель, еще и соучредитель The BeBop Channel, судья America’s Hot Musician (телевизионная программа) и художественный руководитель American Youth Symphony (AYS).

Подростком познакомился с барабанщиком Артом Блэйки (Art Blakey — легенда американского джаза), который пригласил Чака погостить в его квартире на Манхэттене, а затем присоединиться к его прославленному коллективу The Jazz Messenger.

Чак Роял играл с оркестром Дюка Эллингтона, Слайдом Хэмптоном (знаменитый  джазовый тромбонист, композитор и аранжировщик) и др. Кто разбирается в американском джазе, сразу поймет, что это матерый музыкантище!

А кинофестиваль делают люди, которые сами олицетворяют этот самый american jazz. Интересно, что Тахир Ибрагимов, вокруг судьбы которого построен наш фильм, обожал Арта Блэйки и его The Jazz Messenger. И вот, пусть виртуально, они встретились на площадке кинофестиваля в Нью-Йорке. Опять мистика!

Я — «Winner»! Или как стать американским акционером

А когда по прилету из Хорватии мы получили сообщение, что стали победителями в номинации Jazz Ambassador Award, иначе говоря, режиссера и фильм официально признали «Послом джаза», и нас уже ждет красная дорожка в Ню-Йорке, описать, какие чувства меня охватили, очень трудно.

Вначале гордыня заедала, я ощущал себя на вершине пищевой цепочки, а еще была крутая эйфория, состояние супер! Но все это длилось совсем немного, потом последовал упадок сил и похмелье, все точно так, как после бурной пьянки…

Между тем и в этот раз добраться до Нью-Йорка не удалось, визу было делать поздно. Но долго я не грустил, потому что через какое-то время из Нью-Йорка нам пришло предложение, от которого невозможно было отказаться.

Вот какой пост я выложил тогда на страницах социальной сети:

«Френды! Буквально неделю назад мы получили предложение от The New York Jazz Film FestivaL и ТВ канала Гарлема The BeBop Channel, от которого нельзя отказаться! Документ длинный и даже заковыристый, суть его в том, что американцы хотят приобрести права на четыре года до 31 декабря 2023 года (там примерно так написано: «Предоставить компании лицензию на трансляцию … вышеперечисленных работ на платформах компании до 31 декабря 2023 года») на два наших документальных фильма: «THE STARS OF AMERICAN JAZZ IN ASTANA» и «ALMATY RAGTIME. BOOMERANG».

Оба documentary в числе победителей The New York Jazz Film Festival. А фильм о джазовом ансамбле BOOMERANG в августе 2019 году не только стал победителем, но и получил номинацию Jazz Ambassador Award! Must have это документальное кино из Алма-Аты — так решили американцы и сделали нам захватывающее предложение»!

Если в двух словах, американцы выкупили права на трансляцию двух наших фильмов, но не за деньги, а за акции. Недавно они опубликовали и разослали всем участникам этого проекта некий манифест, очень интересный документ.

В частности, там есть такой абзац:

«Кинопроизводители получили четырехлетние лицензионные соглашения и получили от 1500 до 4 000 акций на каждый фильм для потоковой передачи или трансляции на будущих платформах распространения канала BeBop, которые включают приложения для SmartTV, включая Roku Channel, AppleTV, Amazon Fire и Andoid TV, а также мобильные устройства».

То есть мы станем их акционерами со всем вытекающим отсюда. А для налоговой инфа такая:

сделка еще не оформлена до конца, короновирус все обломал. И честно признаюсь, даже в самом страшном сне о капитализме такое мне не снилось.

И вот теперь (это беспрецедентный случай в истории документального кино Казахстана) на канале THE BeBop Channel можно посмотреть оба наших фильма, только нужно найти раздел Jazz Shows & New York Jazz Film Festival: https://thebebopchannel.lightcast.com/

P. S. А история с «Послами джаза» в США началась в 50-х годах прошлого века. Адам Клейтон Пауэлл был первым в истории Америки чернокожим конгрессменом, любил джаз и дружил с Дюком Эллингтоном. А его женой была Хейзел Скотт — джазовая певица, пианистка и актриса, они оба активно высказывались по расовым проблемам.

Именно Пауэлл считается первым американским политиком, осознавшим необходимость активного привлечения на сторону Америки зарождающихся независимых государств тогдашнего «третьего мира». Ему удалось убедить в этом президента Эйзенхауэра и чиновников из Госдепа и создать программу «Послы джаза».

И первым «Послом джаза» стал легендарный джазовый трубач Диззи Гиллеспи. Не знаю, имеет ли наша награда на кинофестивале в Нью-Йорке отношение к той программе Госдепа США «Послы джаз», но контекс одинаковый:

«Peace! Friendship! Jazz!»

Кода!

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter