Нур-Султан
Сейчас
22
Завтра
8
USD
421
0.00
EUR
499
0.00
RUB
5.6
0.00

Освободить бизнес от налогов на 5 лет просит Союз обрабатывающей промышленности

817
Адилбек Бектибаев

Исполнительный директор Союза обрабатывающей промышленности Казахстана Адилбек Бектибаев находится в Казани. Он застрял там на карантин, не успев выехать после заключения выгодной сделки по экспорту вентиляторов казахстанского производства.

Защищая интересы промышленного сектора, несколько союзов на днях обратились к президенту Касым-Жомарту Токаеву за поддержкой. У производственников свое видение выхода из кризиса, обусловленного карантином. Они просят освободить бизнес от налогов на пять лет.

Обработка встала

— Государством уже принят ряд мер по поддержке МСБ. Что сейчас происходит в обрабатывающей сфере?

— Давайте в качестве примера возьмем Алматы. Здесь много промышленных предприятий. В режиме карантина ходить на работу большинству работников нельзя как минимум до 13 апреля. Предприятия закрыты, люди находятся либо в отпуске без содержания, либо им платят какую-то небольшую компенсацию за потерю дохода.

 В условиях приостановки деятельности любому производственному предприятию сложно выплачивать работникам какие-либо компенсации

Кто может позволить себе работать, работает на склад, логистика ведь тоже стоит. Непродовольственный сектор не может отправлять грузы. Также как и в карантинные города не могут прийти грузы с тем же сырьем и комплектующими. Все это серьезно ухудшает экономическое положение предприятий.

В регионах, думаю, тоже либо приостановлена деятельность обрабатывающей промышленности, либо сокращены объемы производства. Это логично, ведь крупные потребители — Алматы и Нур-Султан – закрыты. Думаю, проблемы есть у всех, кроме производителей продуктов питания, напитков, медицинских изделий и лекарств.

Добро пожаловать на бок

— Насколько сложная формируется ситуация?

— Чем дальше будет затягиваться режим ЧП и карантин, тем больше подобных рисков. Производство нужно рассматривать как живой организм. Большинство заводов находится в кредитах. Дали отсрочку или не дали, возвращать деньги все равно придется.

Самое страшное в этой ситуации – кассовый разрыв что у бизнеса, что у людей. Сейчас у многих предприятий нет финансовых потоков

В итоге многие лягут на бок. Как только все закончится, банки напомнят о кредитах. А чем платить? Что будет с персоналом, если, скажем, ЧП и карантин продлятся 2-3 месяца? Люди не смогут сидеть без содержания и сменят род деятельности — им нужно кормить семьи.

Давайте рассуждать здраво. Что такое для Алматы 42 500 тенге материальной помощи от государства на семью? Особенно когда люди живут на съемных квартирах или имеют кредиты? Сомневаюсь, что все арендодатели окажутся сознательными и отсрочат арендную плату. Таким образом, одна цепочка тащит с собой на дно другую.

Несколько ассоциаций написали коллективное обращение к президенту. Задача не в том, чтобы власть срочно выполнила все наши требования.

Задача обратить внимание государства на то, что работники простаивающих предприятий нуждаются в денежном довольствии

Сам бизнес эту ношу не осилит. В противном случае будут утеряны кадры, а без коллектива, как известно, ни одно предприятие функционировать не может. Все эти меры нужно принимать сейчас.

Господдержка, которой нет

— Какой пакет мер, анонсированных государством, принят реально?

— В последнем своем обращении президент обозначил наиболее пострадавшие отрасли – рестораны, гостиницы, туризм, развлекательный бизнес. Пакет мер действительно есть. Для них есть послабления по налогам, это все хорошо.

Но отсрочка по уплате налогов не освобождает от их уплаты. Все равно придется платить. А с чего платить, если почти вся страна встала?

Зарабатывают только пищевики, торговля, фармацевтический сектор. И все. Я не думаю, что они много зарабатывают, имея такой ограниченный перечень для торговли. Я не пессимист, но если не решить обозначенные мной проблемы, откат будет серьезным.

Также мы просили отменить налоги бизнесу на пять лет. Но нам сказали, что мы чуть ли не обнаглели. А теперь давайте посмотрим на объемы господдержки промышленному сектору. В октябре 2018 выделили 600 млрд тенге на «Экономику простых вещей». Потом дополнительно еще 400 млрд. Затем переиграли и из этого триллиона 700 млрд решили отдать агропромышленному сектору. Это хорошо, что государство задумалось о продовольственной безопасности. Но обработке осталось всего 300 млрд.

По состоянию на 20 марта 2020 года из тех 600 млрд, что были выделены в 2018 году, реально подписанных договоров на субсидирование ставки по кредитам было всего на 82 млрд тенге.

Остальные деньги до предприятий не дошли. Многие из них не могут получить кредитов – нет залогового имущества

А если вместо таких кредитов просто на пять лет освободить предприятия от налогов, это станет честным распределением недополученных субсидий между всеми участниками рынка. И те, кто через пять лет не встанет на ноги и не справится с производством, просто умрут. Но остальные смогут пробиться дальше.

Если кто-то думает, что производственники набивают себе карманы для отдыха на Сейшелах, ошибается. Бизнес закредитован. И если снизить налоговую нагрузку, он сможет быстрее рассчитаться с кредитами и расти дальше.

Освобождение от налогов

— Государство тоже понять можно. Чем оно будет наполнять бюджет, чтобы платить пенсии и пособия?

— Когда банкам дают триллион, это считается нормальным. Где государство берет эти деньги, неважно. Суть в другом. Якобы обрабатывающая промышленность имеет долю в 11% в ВВП. Если оттуда убрать горно-металлургический комплекс, останется 3-4%. И налогов они как раз платят 500-600 млрд тенге. Раз эти деньги есть, чтобы помогать, значит, у бюджета есть возможности их просто не взимать.

Наша вечная тема — импортозамещение. И это должны быть товары народного потребления: одежда, продукты питания, мебель. Однако логика бизнеса не в том, чтобы насытить внутренний рынок и успокоиться. Наш рынок слишком мал, на всех его не хватит. Значит, нужно выходить на экспорт. С чем пойдем? С масками, которых самим не хватает? Или с перчатками, ставшими дефицитом? Может быть с антисептиками, которые нарасхват? Да и те же продукты питания растут в цене из-за ажиотажного спроса. Это не импортозамещение, а имитация бурной деятельности.

Единственно стабильным остается рынок ГСМ. Что бы ни случалось, цены на топливо только растут. Но ГСМ в сельском хозяйстве, которое как раз кормит страну, занимает серьезную долю. Соответственно, и на продовольствие цены будут расти.

Из программы импортозамещения нужно убрать отели класса люкс, локомотивы и тракторы, потребляющие большую часть субсидий. Населению нужны действительно простые вещи, с которыми оно сталкивается ежедневно — лекарства, еда, мебель, туалетная бумага. Как в этот список вписываются отели или локомотивы, не понимаю.

Самое читаемое
© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter