Нур-Султан
Сейчас
23
Завтра
24
USD
400
0.00
EUR
453
0.00
RUB
5.82
0.00

Игры Великой степи: почему казахи так любят козлодрание — Көкпар беру

1453

Из века в век конь был верным спутником и близким другом для любого казаха.  Подтверждают это и народные эпосы. В каждом из них есть упоминание о лошадях — красивых и благородных животных.

Вот строки из героического эпоса «Ер Тарғын»:

Ертеңнен шапса кешке озған,
Ылдидан салса төске озған.

Начав скачку ранним утром,
Вечером первым приходил.

Про батыра Камбара в эпосе «Қамбар батыр»:

Ер Қамбар өзін үйіріп,
Көкбардай қылып көтеріп,
Жөнеліп кетіп барады,
Жолбарысын өңгеріп.

Камбар мужчина был силен,
Поднял, как на кокпаре его,
Тигра везет на коне,
Наперевес держа в седле.

Как справедливо заметил ученый Акселеу Сейдимбек, «…у казахов сложилась своя жизненная наука – знание о лошадях».

Почему казахи так хорошо знают коней?

Например, большое значение придавалось окрасу. В отличие от других народов, названий мастей в казахской степи было несколько сотен.

Например, ақбоз – белая; баран – темная; көкшұбар – с темными пятнами; қан күрең – медная; құла – гнедая; қылаң – светло-коричневая; тобылғы торы – гнедая, цвета таволги (многолетнее растение — ред.); шұбар – бело-сивая. И это еще далеко не все. Ученый Ахмет Тохтабай пишет:

«Нами были собраны 300 слов, связанных с мастью коня»

В народном эпосе «Алпамыс батыр» есть такие строки:

Айт, жануар, Шұбарым,
Мойныңда алтын тұмарың

Вперед, мой конь пятнистый,
На шее твоем оберег золотистый.

В эпосе «Қобыланды батыр»:

Мінген аты ала еді,
Қылшық жүнді қара еді.

Он на коне пестром восседал,
А грива черною была.

В героическом эпосе «Ер Бегіс» есть строки:

Соны айтып Ер Бегіс,
Қаракөк тұлпар жаратты.

Сказав такое, Ер Бегис
Принялся готовить темно-серго коня.

(Смысловой перевод автора статьи)

Иметь табун лошадей одной масти в древние времена для казахов считалось очень престижным. Хан Кенесары, например, предпочитал чубарую масть (когда по основному окрасу разбросаны довольно мелкие пятна более светлого или более темного цвета, чем основной — прим. ред.).

Со времен хана Абылая лошади этой масти считались «ханской казной, достоянием»

Кунанбай Осенбайулы, отец поэта Абая, говорил: «Мы потомки темно-синей масти».

Одним словом, конь для казаха был всем.

Какой праздник без коня

И нет ничего удивительного в том, что в казахской культуре очень много состязаний и развлечений, где главным действующим лицом является именно конь. И одним из таких состязаний является Көкпар беру (дословно – организовать состязание кокпар).

Первоначальное название — Көкбөрі — появилось вследствие наблюдения за природой волков, которые рвут добычу на части. Со временем по закону сингармонизма казахского языка слово «көкбөрі» превратилось в «көкпар».

Принимать участие в состязании могли все желающие — и стар и млад. Главным требованием было желание и наличие коня. Сигнал к началу давал хозяин торжества и в какой-то момент решал, что должен дать кокпар всем, кто приехал разделить его радость.

Этнограф Николай Гродеков писал:

«Играют в кукбуре при радостных событиях, таких как проводы дочери с женихом, приезд невесты в дом тестя, рождение и обрезание сына… и приезд дорогого гостя.

Хозяин торжества бросает на землю кукбуре, т. е. безголовую тушу козленка или другой молодой скотины. Участники, не слезая с коней, стараются поднять ее с земли, при этом мешают друг другу, оттесняя соперников. А когда кто-то поднимает тушу с земли, стараются отобрать ее. Посторонние, наблюдая за игрой издали, садятся на лошадь и принимают в ней участие.

Победителем считается тот, кто успеет довезти козленка до какого-нибудь аула, где бросает тушу перед юртой того человека, кого желает почтить».

Тот, кому преподносится көкпар, должен приготовить из него блюдо и пригласить всех в гости. А бывало, что влюбленный парень приносил көкпар в дом возлюбленной, тем самым выказывая свои чувства.

Кокпар беру в художественной литературе

Бауржан Момышулы в книге «Наша семья» описал Көкпар беру, свидетелем которого стал сам:

«На третий день после рождения младенца на потеху степным спортсменам, что бесновались на конях, покатилась еще одна голова козла из стада Дембая.

Кокпар начался после обеда, когда лучи солнца косыми пальцами ласкали землю. Джантуре, Булат, Аскар и дядя сами седлали своих коней, не доверяя другим. Подтягивали стремена, укорачивали путалища. Подпруги врезались в грудь коней, сжимая им дыхание. Все были по-особенному внимательны и ласковы к своим скакунам. Шла подготовка к кокпару.

На этот раз и у меня были свой конь и свое седло. Дядя помог мне оседлать трехлетнего темно-серого жеребца.

— Держись только подальше от толпы, — предупредил он меня.

Джантуре и его сыновья оказались азартными и ловкими наездниками. Красивый старик с тушей козла вырвался из толпы и, чуть подав корпус вперед, понесся по полю, увлекая за собой всех всадников. Казалось, его конь плыл по воздуху, выбрасывая вперед ноги.

Аккулы, как староста аула, на этот раз стоял в числе болельщиков в стороне и встречал каждый из приемов Джантуре восторженными восклицаниями:

— Как он плавно повернул! Конем только управлять умей! — строго наставлял он окружающих. — Конь дальше и сам все сделает. Не мешай животному, дай только знать толком, что ты от него желаешь…

— О, святая твоя белая борода, Джантуре! —

восклицал он, когда Джантуре, резко осадив коня, пропускал мимо себя догоняющих и тут же, круто повернув в сторону, обманывал толпу, которая вихрем пролетала мимо него.

— О, старое поколение лихих джигитов! О, старая школа наша! — шептал Аккулы.

— Видели, видели? — снова кричал он болельщикам, показывая на Джантуре.

А Джантуре носился по полю, водя за собою конную толпу. Но вот из нее к своему отцу вырвался молодой Аскар на сером коне и, догнав его, протянул руку:

 — Дайте мне!

Джантуре на полном скаку швырнул тушу козла в сторону сына. Аскар так ловко схватил ее на лету, что в толпе болельщиков снова раздались восторженные возгласы. Джантуре скакал рядом с сыном и, видимо, наставлял его, как надо вести коня, какой следует совершить маневр, когда приблизятся преследователи…

Так, в паре носились они по полю, волоча за собой, как длинный шлейф, конную массу. Вдруг оба коня рванулись одновременно ввысь, совершая головокружительный прыжок. Отец и сын пронеслись над препятствием и, одновременно приземлившись, поскакали дальше. Гнавшиеся за ними всадники шарахнулись в сторону: впереди была широкая глубокая канава, прорытая быстрым течением горного потока.

В восторге загудела толпа болельщиков. Джантуре, заметив, что они одни по ту сторону рва, повернул обратно и вторично, с сыном, перелетел через эту пропасть так складно и одновременно, что казалось, сама земля застонала от восхищения лихостью наездников.

— Никогда в жизни не видел я таких лихих джигитов, — удивлялся один.

— Не кони, а крылатые птицы! — восторгался другой.

— Ах, у меня сердце прямо замерло! — волновался третий.

— Да, для благородного коня лихой наездник не обуза, а крылья! — заключил Аккулы.

Произошла небольшая пауза в игре, ибо никто уже более не пробовал оспаривать у Джантуре и Аскара права на победу».

Кокпар и в наши дни очень популярен, превратившись в вид спорта, который стал гвоздем Всемирных Игр кочевников.

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter