Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
385
-1.67
EUR
428
-0.16
RUB
6.08
0.00

Как казахи решают, с кем можно иметь дело – традиция Ымдау

5375

Арман Нурмахамбетов, автор книги «Қасиет», довольно точно ответил на вопрос, почему казахи часто говорят намеками.

«Казахи в большинстве случаев не говорят прямо. В целом для них характерны намек и иносказательность. Этим они определяют интеллектуальный уровень и культуру собеседника. Бывает и так, что человек нуждается в помощи, но не говорит об этом открыто. В таком случае важно понять, о чем идет речь».

Однако не надо думать, что казахи никогда не говорят прямо. Еще как говорят. Просто все зависит от ситуации.

Например, однажды поэт Махамбет Отемисулы (1804 — 1846) высказал стихами хану Джангиру все, что он о нем думает. Джангир выслушал поэта, но не стал его наказывать. Потому что была и такая традиция — свое мнение хану может высказать любой. Конечно, если ему есть что сказать. Для этого он должен был подойти на определенное расстояние, чтобы хан его слышал, и произнести «Дат». По традиции народа хан должен был ответить «Датың болса айт» и выслушать его. А потом решать, что делать.

И конечно же, повседневные разговоры в семье тоже ведутся открыто. Особенно при обращении старших к младшим.

И все же в большинстве случаев казахи говорят намеками, но так, чтобы собеседник понял суть того, что ему стараются донести.

Лягушка и стрелы

Традиция Ымдау известна с давних времен. Так, отец истории Геродот (484 до н. э. – 426 до н. э.) приводит прекрасный пример этой традиции. Случилось это в то время, когда персидский царь Дарий предпринял попытку завоевать скифов.

Он пришел в страну скифов с большим количеством войск,

«численность пеших и конных воинов составляла семьсот тысяч человек. Кораблей же было шестьсот».

Но царь персов не учел, что

«среди известных народов только скифы обладают одним, но зато самым важным искусством: ни один враг, напавший на их страну, не сможет спастись».

Скифы намекнули персидскому царю, что он напрасно напал на них. Они

«…отправили к Дарию глашатая с дарами, послав ему птицу, мышь, лягушку и пять стрел. Персы спросили посланца, что означают эти дары, но тот ответил, что ему приказано только вручить их и как можно скорее возвратиться. Мол, если персы достаточно умны, они сами поймут значение этих даров.

Персы собрали совет. Дарий полагал, что скифы отдают себя в его власть и в знак покорности преподносят ему землю и воду. Так, мышь живет на земле, птица по скорости полета больше всего похожа на коня, а стрелы означают, что скифы отныне отказываются от сопротивления.

…Однако присутствовавший на совете Гобрий объяснил смысл даров так:

«Если вы, персы, как птицы, не улетите в небо; или, как мыши, не зароетесь в землю; или, как лягушки, не поскачете в болото, пораженные этими стрелами, назад не вернетесь».

Но Дарий не внял словам Гобрия и поплатился за это. В конце концов, оставив на произвол судьбы большое количество раненых воинов и не предупредив их об отступлений, глубокой ночью он обратился в бегство.

Ымдау и Абай

В книге «Сөз тапқанға қолқа жоқ» (Умному не возразишь) описан случай из жизни великого поэта и мыслителя Абая:

«Современник поэта по имени Есентай Тулебайулы позвал к себе старшего сына Дуанбека, дал ему хурджун, в два отсека положил уздечки для жеребят и сказал: «Отвези Абаю это специальное послание». Дуанбек приехал в аул поэта, вошел в его юрту и поздоровался.

Беседуя с гостем, Абай спросил:

«Дуанбек, скажи, не передал ли мне что-либо твой отец?».

Дуанбек ответил:

«Отец мне наказал, если Абай ага не спросит, привезешь послание обратно. А раз вы спросили — вот что передал отец».

И показал хурджун.

Абай повелел открыть его, чтобы посмотреть, что же находится в суме. Когда высыпали содержимое, все увидели множество уздечек для жеребят. Тогда Абай с горечью произнес:

«Да, Есентай, друг мой, когда-нибудь и тебя земля заберет в свои объятия».

Потом он позвал своего младшего брата Оспана. Когда тот пришел, Абай спросил:

«Ты знаешь, что говорит этот хурджун»?

Оспан сразу понял в чем дело и с грустью ответил:

«Табуны Есентая постиг джут (падеж)».

Абай сказал:

«Ты прав. Теперь пригони столько кобылиц с жеребятами, сколько здесь уздечек. Прибавь к ним одного айгыра-жеребца и коня. Айгыра, как главу табуна, я выделяю для Есентая, коня дай Дуанбеку, а джигиту, что пришел с ним, выдели кобылицу с жеребенком».

И современная речь казахов изобилует намеками. Если сегодня кто-то не понимает сути разговора, говорят: «Ымды түсінбеген дымды түсінбейді» (Кто не понимает намека, тот не понимает ничего).

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter