Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
385
0.00
EUR
428
0.00
RUB
6.04
0.00

Астанинский процесс: договоренности в кабинетах исполняются через прицелы оружия

524
фото с сайта rusvesna.su

2 августа гаранты астанинского формата Иран, Россия и Турция сделали совместное заявление. За 13 раундов проведенных переговоров этот документ, пожалуй, стал самым содержательным. В нем гарантирована приверженность суверенитету и территориальной целостности Сирии. Заявлено о необходимости дальнейшей деэскалации и освобождения заложников.

Страны-гаранты подтвердили решимость продолжить сотрудничество в интересах окончательной ликвидации ИГИЛ, «Джабхат ан Нусры» и всех других лиц, групп, предприятий и организаций, связанных с «Аль-Каидой» или ИГИЛ.

14-й раунд переговоров пройдет в столице Казахстана в октябре 2019 года.

Приблизилась ли Сирия к мирному урегулированию конфликта, нам рассказал заместитель директора Казахстанского института стратегических исследований при президенте Казахстана Санат Кушкумбаев.

Осторожный оптимизм

— Санат Кайрслямович, не считаете, что итоговое заявление Ирана, России и Турции — самое содержательное за все время переговоров? Это говорит о конкретном результате проделанной работы? 

— Это определенный прогресс. Это и признание сторон, участвующих в переговорах. Есть определенные политические развязки, точки соприкосновения. Или даже тот нескрываемый оптимизм, с которым оценил это заявление представитель официального Дамаска.

На переговорах он прямо сказал, что определенные практические аспекты для реализации договоренностей есть

И платформа, которая объединила стороны, в частности, по противодействию террористическим организациям. Это и раньше было, но то, что страны-гаранты готовы единым фронтом бороться, это прогресс.

— Речь идет о совместной ликвидации этих террористических организаций?

— Это большой плюс. Само заявление важную роль будет играть с точки зрения консультаций по будущей конституции Сирии и по политическому устройству. Все стороны конфликта и внешние страны-гаранты придерживаются позиции единой, неделимой, нефрагментируемой Сирии. Это важный аспект.

Санат Кушкумбаев, фото с сайта kisi.kz

Для сирийцев это принципиально важно. Они должны себя ощущать и чувствовать представителями одной страны, пусть даже находящейся вот в такой полярной, конфронтационной ситуации. Этот итоговый документ как раз показывает, что они готовы вести политические дебаты в диалоговом формате.

На каждый небольшой шаг переговоров нужно смотреть с осторожным оптимизмом

Нередко, к сожалению, договоренности срываются. Потому что в полевых условиях ситуация меняется стремительно. Достаточно вспомнить заявление правительства Турции о третьей военной операции на севере Сирии, сделанное на днях. Это тоже все влияет на ситуацию. Понятно, что она изменчива.

Почему документ прогрессивен? Многие вопросы прописаны детально. В том числе связанные с заложниками, с гуманитарными коридорами.

Освобождение заложников

— Последнее освобождение заложников, судя по документу, случилось как раз благодаря астанинскому переговорному процессу? Много людей было благодаря ему освобождено?

— Цифру не назову и не могу утверждать, что освобождение заложников — достижение именно астанинского процесса. Очень много факторов действует внутри. Каждая страна — те же Турция, Иран, Саудовская Аравия — имеют выходы на своих контрпартнеров или агентов влияния в самой Сирии. Это тоже отражается на ситуации в ту или иную сторону.

Поэтому чьи усилия — группы стран, или отдельных политиков, или влиятельных лиц, или в целом процесса — сказать не просто

Процесс в целом такой несколько хаотичный характер носит.

— За последнее время много казахстанцев вернулось домой из Сирии. Это и женщины, и дети, в том числе. Как быть с тем, чтобы на людей уже здесь не навесили статей об участии в террористической деятельности?

— Не думаю, что здесь следует смешивать астанинский процесс сам по себе и операцию «Жусан» по освобождению заложников. Это имеет косвенную корреляцию. Речь идет о том, что взаимодействие идет на уровне специальных служб и договаривающихся сторон вне зависимости от астанинского процесса. Там есть и американская сторона, и турецкая, и сирийская противоборствующая в том числе.

В курдских лагерях, если прямо говорить, люди оказывались после того, как были захвачены или освобождены остатки разбитых террористических группировок ИГИЛ на востоке Сирии. Вот эти и есть те женщины и дети, являвшиеся заложниками в руках террористов.

Миссия «Жусан» — это политическое решение. Не все страны намерены были проводить такие операции

Многие люди из разных стран, и Европы в том числе, находятся в Сирии в похожей ситуации.

Казахстан и ряд других стран готовы последовательно вывозить своих соотечественников. Тем самым они вносят свой вклад в сирийское урегулирование. Ну и, конечно, в качестве превентивной меры чтобы эти люди, не будучи озлобленными, не использовались в дальнейшем в сирийском конфликте.

В кабинете и на поле

— Ситуация там меняется постоянно, а кто чаще склонен нарушать достигнутые договоренности?

— Это необычный процесс. Одно дело — решать проблему за столом переговоров в удобной и комфортной атмосфере. Другое дело — когда полевые командиры смотрят друг на друга через прицелы пулеметов. Нервы не всегда выдерживают.

Неформальных группировок очень много, которые могут быть объединены условно какой-то идеей. Они имеют близкие только тактические идеи, а в целом могут отличаться стратегией и действиями

Если, допустим какие-то действия происходят со стороны группировки численностью от 20 до 500 боевиков, условно говоря, то это уже нарушение договоренностей. А вот правительственные части более однообразны, но при этом тоже далеки от монолита. Есть ведь и ливанские, и иранские группировки и так далее. Многие озлоблены, и не все готовы принять условия. Это вопрос времени.

В таких гражданских конфликтах всегда тяжело сказать, кто начал первый. Один выстрел, и уже начинается каскад взаимных обвинений. Казалось бы, на карте разграничить зону деэскалации просто, а на земле — не всегда получается.

Близко и далеко

— 14-й раз собираются заседать в октябре 2019 года. Какой будет повестка?

— Если по результатам 13-го раунда будут выполняться договоренности, их могут переподтвердить. Дальше расширят зону деэскалации, чтобы отодвигать все эти экстремистские группировки дальше. Это поэтапный дипломатический процесс. И это не быстро. На 13-м раунде, примечательно, участвовали наблюдателями Ирак и Ливан, чего раньше не было. Это объяснимо — страны тоже вовлечены в процесс.

— Как долго стороны переговорного процесса намерены ликвидировать террористические группировки, о чем заявили?

— Нужно быть готовыми к тому, что в подобного рода документах зачастую некоторые пункты и элементы носят емкий и обтекаемый смысл.

Невозможно сказать по времени, когда ликвидируют террористов, так как проблема терроризма вообще является глобальной для всего человечества

Так что в обозримой перспективе не думаю, что это реализуемо. Можно выдавить их, инфраструктуру разгромить, но невозможно решить проблему чисто силовым способом.

Была «Аль-Каида», трансформировалась в ИГИЛ, ИГИЛ разгромлен. И он плавно трансформируется в другие структуры. Они могут мимикрировать, изменяться, приобретать другие названия. Само по себе террористическое явление, особенно на ближнем востоке, — не решение ближайших лет.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter