18+
Нур-Султан
Сейчас
18
Завтра
16
USD
386.77
+1.35
EUR
427.26
+2.68
RUB
6
0.00

Сколько стоит Казахстану статус космической державы?

2038

2 июня космодром «Байконур» отметил 64-ю годовщину со дня своего образования. В прошлом году часть комплекса была передана Казахстану. Однако в ожидании перспективных российских носителей казахстанская площадка так и не отправила ни одной ракеты. Более того, наши космонавты за участие в пилотируемых полетах вынуждены «платить» двигателями. А перед венцом отечественной космонавтики — проектом «Байтерек» — замаячила перспектива закрытия.

Байконур

На вопросы медиапортала 365info ответил главный редактор, издатель журнала «Космические исследования и технологии» Нурлан Аселкан.

Сколько стоил «бесплатный» полет

– Что на сегодняшний день представляет собой космическая отрасль Казахстана? Чего здесь больше: имиджа государства, коммерции, развития научно-технического потенциала, либо наследия советской эпохи?

– Сегодняшняя космическая отрасль в РК представляет собой сочетание сразу нескольких «комплексов». Советское наследие – это космодром «Байконур», самый большой и универсальный в мире, сеть наблюдательных обсерваторий, находящихся недалеко от Алматы, и объекты на полигоне Сарышаган.

Из нового: создано агентство «Казкосмос», системы дистанционного зондирования Земли и космической связи, два центра управления, а также развернуты две спутниковые группировки. На территории Казахстана размещены десятки станций, уточняющих навигационный сигнал системы GPS и Глонасс.

Я считаю, отрасль развивается достаточно органично.

К имиджевым проектам можно отнести участие казахстанских космонавтов в пилотируемых полетах

Честно говоря, в практическом и технологическом плане эти полеты дали крайне мало.

Более того, один из них, объявленный бесплатным подарком со стороны «Роскосмоса», обошелся достаточно дорого.

Место было оплачено путем вывоза ракетных двигателей, находящихся на хранении на космодроме «Байконур»

Хотя мы могли бы найти лучшее применение этому оборудованию в рамках своей национальной программы. А по факту, космонавты приземлялись, получали награды, выступали на различных форумах и получали подарки.

Я не хочу принизить их мужество и профессионализм, однако значение их полетов для развития отрасли очень небольшое.

Теперь немного об оборудовании, вывезенном с космодрома. В собственности Казахстана находилось несколько комплектов тяжелого ракетоносителя «Энергия», оставшегося с советских времен.

«Энергия» состоит из центрального блока и четырех боковых ускорителей, представляющих собой первую ступень ракеты «Зенит». Россияне вспомнили о них, когда стали участвовать в проекте «Морской старт», он предусматривал пуски носителей «Зенит» с экватора.

По просьбе российской стороны Казахстан передал им 14 двигателей РД-170, технологический макет носителя и другое оборудование. Казахстанская сторона могла бы получить долю участия в «Морском старте», но предпочла просто оплатить полет своего космонавта.

Казахстан может упустить время

– С чем, по вашему мнению, связано сокращение расходов на развитие космической отрасли РК стразу на 38,4% – с 11,7 млрд тенге в 2018 году до 7,2 млрд в 2019?

– Думаю, что сокращение расходов носит ситуативный характер. В прошлые годы Казахстан развертывал спутниковые группировки, нес большие расходы. Создавались наземные центры управления.

Параллельно под Нур-Султаном строился сборочный-испытательный комплекс космических аппаратов, куда входит специализированное конструкторское бюро и комплекс по сборке. Для этого комплекса, принадлежащего «Қазақстан Ғарыш Сапары», закупались уникальные испытательные камеры, стенды. В настоящее время объект проходит тестирование перед запуском. Поскольку работы закончены, естественно, уменьшено финансирование.

Ну, и второй момент: сейчас более тяжелое финансовое положение, нежели пять лет назад, когда мы могли позволить себе большее.

Я считаю, что казахстанская космонавтика нуждается в серьезных и долгосрочных вливаниях

Потому что есть много «узких мест», которые необходимо закрывать. Экономя сегодня на финансах, мы можем упустить самый главный фактор – время.

Уже сейчас стоит задача по смене казахстанских спутников на орбите. Работы, стоит отметить, ведутся, но хотелось бы ускорения.

Хотелось бы иметь на орбите не два, а три-четыре спутника в каждой группировке. Чтобы у нас были дополнительные аппараты и большее количество людей проходили бы подготовку.

Зарабатывать, а не осваивать

– Может ли Казахстан зарабатывать на освоении космоса? Что для этого необходимо?

– Казахстан должен по большому счету не осваивать космос, а зарабатывать на применении космических технологий. В экономике, жизни, сельском хозяйстве – в прикладных аспектах.

В спейсмаркете перед Казахстаном стоят две задачи. Первая — использовать уникальные возможности, которые дают спутниковые данные. Это предсказание катаклизмов, информация о процессах, происходящих в земной коре, вопросы безопасности и т. д.

И вторая — необходимо максимально внедрить космические сервисы в отечественную систему передачи данных, в цифровую экономику.

Нужно научиться закрывать собственные потребности своими спутниками, инфраструктурой и программными продуктами,

чтобы зарабатывать и оставлять деньги здесь.

Также необходимо максимально использовать систему дистанционного зондирования Земли. Это поможет возродить нашу геологию и сельское хозяйство. Не забывать о навигационных возможностях.

Сейчас в мире возник взрывообразный спрос на подобные вещи

Появляются фирмы, которые проводят анализ экономических и других показателей по данным дистанционного зондирования.

Например, от таких компаний начинает поступать информация о китайской экономике, которая не всегда доступна. Они анализируют данные по транспортным потокам, «активности» электростанций, количестве танкеров и кладут на «стол» очень интересные и объективные исследования.

Мы не полетим к Марсу

– Какие направления наиболее коммерчески привлекательны? Аренда космических площадок, производство спутников, связь, работа с космическими снимками?

– Нашей стране следует ориентироваться на коммерчески привлекательные сегменты развития космонавтики.

Перед нами не стоит задача отправить межпланетные аппараты к Марсу или Юпитеру

Создание орбитальных станций также находится на периферии наших возможностей.

Что же нам нужно? Необходимо вкладываться в сегменты, дающие высокий уровень компетенции. Традиционными сферами применения космических технологий является сфера коммуникаций. То есть передача данных, голосовая связь и интернет. Все это предоставляется геостационарными спутниками. Отмечу, что это очень «лакомые куски».

Казахстан имеет два рабочих спутника — KazSat 2 и KazSat 3. Сейчас определяется подрядчик для создания KazSat 2R. Проект, который испытывал трудности в начале, за годы существования

уже обеспечил поступление в госбюджет порядка 46-48 млрд тенге

Хотелось бы рассказать и об успешно работающей системе дистанционного зондирования Земли. Подчеркну, что аппараты, находящиеся в распоряжении РК, самые высокотехнологичные на постсоветском пространстве. Создана система приема и обработки данных, подготовлены кадры.

Но здесь мы упираемся в определенную проблему.

Возникают трудности с коммерческим использованием данных

– их используют государственные органы РК, но на безвозмездной основе. А, к примеру, «нефтянка» и крупные иностранные инвесторы пользуются данными европейской компании Airbus Defence and Space. Технологически мы уже можем предоставлять подобные услуги, но пока не можем конкурировать в маркетинговом плане.

Зарубежные фирмы с меньшими возможностями получат больше выгоды, чем мы

«Альфа» и «омега» мировой космонавтики – наличие мощной испытательной стендовой базы. Национальная отрасль такие мощности имеет. Сборочный цех, расположенный недалеко от столицы, задумывался и как полигон для создания собственных аппаратов, и для тестирования иностранных.

Сможет ли взлететь «Байтерек»?

– Многие отечественные специалисты полагают, что запуск комплекса «Байтерек» позволит выйти на новый технологический уровень. Мы начнем зарабатывать «деньги» на коммерческих запусках. Насколько ожидания совпадают с реальными возможностями?

– «Байтерек» – долгоиграющий «продукт» космической отрасли Казахстана. Де-факто он начал свою «жизнь» в 2004 году, когда президенты Назарбаев и Путин приняли решение о создании новых ракетоносителей, способных заменить «Протон».

Правительство РК выделило специальный кредит — порядка 223 млн долларов. В основу этого проекта должна была лечь разрабатываемая Российской Федерацией ракета «Ангара».

Что же произошло дальше? Возникло серьезное недофинансирование. Плюс к этому, я полагаю, проявились очевидные проектные ошибки у разработчиков ракеты. В итоге вместо того чтобы начать работу в 2008-2009 году, первые запуски начались только в 2014. И опять все остановилось. Носитель отправлен на доработку, перспективы его неясны.

К этому времени часть средств уже освоили, по сути, проект застыл на месте

Позже было несколько инициатив по переходу «Байтерека» на другие носители — украинский «Зенит», легкие российские ракеты. Позднее РФ предложила для проекта носитель «Феникс», который для успокоения казахстанской стороны назвали «Сункар». В ноябре 2018 года ракета получила новое название — «Иртыш».

Однако по факту готового носителя для «Байтерека» пока нет

У моря погоды…

Мне кажется, что Казахстан должен не ждать окончания работ по доводке российского «изделия». Это может длиться бесконечно.

Мы должны максимально использовать переданную на наш баланс часть «Байконура». В 2018 году в рамках соглашения в собственность Казахстана из аренды выведен стартовый, технический и монтажно-испытательный комплексы под ракетоноситель «Зенит».

Для использования на нем новой, еще не созданной российской ракеты, мы должны потратить около 300 млн долларов сначала для демонтажа имеющего стартового комплекса, а затем для строительства нового.

Все это время «правый фланг» «Байконура» будет простаивать

Скоро налогоплательщики начнут задавать вопросы — сколько денег тратится на содержание, почему РК содержит простаивающий комплекс? Стоит ли игра свеч?

Сегодня на базе готового стартового комплекса «Зенит» мы могли бы уже заняться коммерческими запусками. Если будет принято политическое решение, это можно будет сделать уже в конце текущего года.

Проект можно было реализовать, не мешая перспективным программам национальной космонавтики. Возможно, необходимость использования «Союза 5» для нас отпала бы сама собой. Отмечу, что по мнению специалистов, украинская ракета «Зенит» считается одной из лучших в мире.

Проблема «Байтерека» заключается в том, что наш

российский партнер все время втягивает нас в какие-то игры со своими «перспективными» ракетоносителями

Мы можем, «задрав штаны», переделать стартовый комплекс, дожидаясь окончания работ по их ракете, и останемся не удел. А можем воспользоваться возможностями, которые предоставляет нам реальная ситуация.