Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
386
+0.58
EUR
427
-0.55
RUB
6.05
+0.01

Минсельхоз рискует провалить новую программу развития сельского хозяйства — эксперт

2780
Гани Калиев

По данным академии, в 2017 году производительность труда в казахстанской сельхозке была на уровне 7,5-8 тысяч долларов. Для сравнения, в развитых странах этот показатель составляет 40-50 тысяч долларов. Почему так мало? Потому что в нашей стране характерно мелкоземельное производство.

Импорт прокормит

— 40% крестьянских хозяйств имеют площади земель менее 10 га, 64% от оставшихся — до 50 га. На таких площадях труд малопроизводительный и малодоходный, — говорит Гани Калиев. — При этом 56% всего скота и птицы в Казахстане сосредоточены именно в мелких личных подсобных хозяйствах. И именно на них приходится 48,4% стоимости валовой продукции сельского хозяйства. То есть почти половина. Какой мы видим выход?

Кооперация. Ситуацию спасут укрупнение сельхозпроизводства и трансформация мелких хозяйств

Но это невозможно без определенных условий. Это и оптимальные размеры земельных участков, и производственная инфраструктура, и жилье, и сельхозтехника, и льготные кредиты, и субсидии.

Делать это нужно хотя бы для того, чтобы обеспечить стране продовольственную безопасность. По данным Академии сельскохозяйственных наук Казахстана, несмотря на все прилагаемые государством усилия, мы в состоянии накормить себя только на 80-85%. Это в среднем. А кое-какие показатели у нас менее 50%. Приведем конкретные примеры:

  • хлебопродукты — 100%;
  • картофель — 95%;
  • овощи свежие — 86%;
  • мясо — 83%;
  • фрукты — 30%;
  • мясо птицы — 43,2%;
  • колбасы — 55,7%;
  • молочные продукты — 50-60%;
  • консервированные фрукты и овощи — 3-5%.

Переработка урожая вообще в удручающем положении. Мясо перерабатывать мы научились только на 24% от общего объема производства, молока — на 30%, зерна — на 27%, плодов и овощей — на 7%.

Сомнительные ориентиры

Академик Калиев видит выход из положения в кооперации мелких фермеров. Но анализ этой кооперации показал, что отдельные хозяйства без собственных земель и поголовья скота объединились только ради получения льготных кредитов от государства по 3-6 млн тенге под 6% годовых. Какие итоги они показали, уже понятно.

А ведь именно на такие мелкие хозяйства минсельхоз и делает упор в своих планах.

— Ориентир нужен на кооперацию мелких и средних крестьянских хозяйств, имеющих возможность совместного производства сельхозпродукции путем эффективного использования имеющегося ресурсного потенциала, — говорит Гани Калиев. — У этих фермеров есть и техника, и опыт в производстве, и трудовые ресурсы.

Если их объединить, эффективность возрастет в 1,5-2 раза. Но, как всегда, мы пошли не в ту сторону

— Вы говорите, что мы не в состоянии сами себя пока прокормить той же колбасой. А как же наши колбасные заводы, знаменитые марки?

— Между нами говоря, у нас феодальное сельхозпроизводство. В свое время, когда колхозы и совхозы с советской диктатурой распустили, я предлагал все их превратить в коллективные хозяйства. И пусть руководителей они выбирают сами. Также будут сами определять, что сеять и кого выращивать. А государство должно было обеспечивать им заказ как менеджер, который владеет ситуацией с продовольствием. Ничего этого не стало, колхозы распустили. Государство умыло руки, земли ушли крупным землевладельцам. Они, особенно в северных областях, активны только во время посевной и уборки урожая. Больше их ничего не интересует.

Земля и наука едины

— Минсельхоз регулярно запускает программы по субсидированию различных сфер — то тепличное хозяйство, то закуп скота. Что имеем в итоге? Дорогое мясо и огурцы по 1 200 за килограмм.

— У нас архаичный нецивилизованный рынок, государство должно осуществлять планирование, ценовую политику.

— Госпрограмма развития АПК на 2017-2021 годы предусматривает увеличение производительности в сельском хозяйстве в 2,5 раза. При нынешнем положении дел это реально?

— Нереально. Поэтому мы и говорим, что для укрупнения производства и реализации нужна кооперация мелких сельских товаропроизводителей. Они не хотят объединяться, каждый боится, что останется без ничего, помнят советские времена. Плюс ранее существовавшая кооперация была корявой.

Когда один из членов кооператива оформлял на себя кредит, сам его выплачивал и, следовательно, основную часть прибыли забирал себе

Хотя кредит брал государственный. Фермеры в селах устали от подобной практики, поэтому не хотят объединяться. Такая кооперация не дает кооперативу никакого развития.

Гани Калиев неоднократно выступал со своей позицией относительно мер поддержки сельского хозяйства со стороны профильного ведомства. Но ничего не меняется. Страна по-прежнему закупает элитный скот с высокими надоями где-то за рубежом. Но в условиях казахстанской кормежки и климата он не дает желаемых показателей.

По рекомендациям Международного академического совета, доля расходов на науку в развивающихся странах должна быть около 1-1,5% ВВП

В Казахстане же аграрная наука съедает 0,12% ВВП. Поэтому на селекцию у ученых денег нет — теперь научные институты не финансируются государством.

Они стали обычными товариществами с ограниченной ответственностью. Выживают за счет случайных грантов на коллективные исследования. С таким подходом, конечно, о выведении эффективных сортов сельхозкультур и скота говорить не приходится. За счет чего минсельхоз собрался к 2021 году в 2,5 раза повысить производительность отрасли? Разве что нужные цифры в отчетах нарисовать. В этом мы мастера.

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter