18+
Нур-Султан
Сейчас
14
Завтра
5
USD
385.96
-0.74
EUR
423.78
-3.37
RUB
6.03
-0.03

Встреча в связи с тяжелой утратой — традиция Көрісу

1372

У казахского народа немало традиций, связанных с кончиной человека. Одна из них называется көрісу (свидеться).

bigasia.ru

Когда люди получают известие, что кто-либо из родственников умер, все собираются вместе, чтобы поддержать семью и близких. В прежние времена мужчины, подъезжая к аулу усопшего, скакали, раскачиваясь на коне, раскинув руки в обе стороны с горестными криками.

Если умер старик, возгласы звучали так: «Асқар тауым-ай!» (Моя гора!); «Бәйтерегім-ай!» (Мое высокое дерево). Так сообщали, что они потеряли опору. Если же покойник был современником, восклицали: «Замандасым-ай!» (Ровесник мой!)»; «Ақылшым-ай!» (Советник мой)» и др. В случае, если умирали дети, причитали: «Құлыным-ай!» (Жеребеночек мой); «Атбайларым-ай!» (Привязывающий коня!)» и тому подобное.

Ритуал спешивания с коня

Подъехав, люди спешивались с помощью джигитов. Ученый Багдан Момынов пишет, что этот ритуал совершался в трех случаях:

«Первое — когда приезжает уважаемый гость. Второе не менее важно — встречают и помогают спешиться, поддерживая под руки, представителей великого степного искусства салов и серэ. И третье –джигиты помогают слезть с коней тем, кто приезжает поддержать родственников и близких умершего».

После этого джигиты ведут прибывших в дом, где сидят старейшины и близкие родственники. В это время совершается традиция көрісу (свидеться).

Это происходит так: приезжий в первую очередь приветствуют тех, кто стоит в один ряд, оперевшись на белые посохи. Далее соболезнующий входит в дом, подходит к каждому родственнику усопшего и обнимает. Все это время причитают «Атам-ай!», (дорогой дедушка!); «Әжем-ай!» (бабушка бесценная!); «Апам-ай» (сестра моя); Ағама-ай (брат мой) и высказывают другие слова.

В день похорон көрісу совершается два раза. Первый, когда соболезнующие приезжают в дом усопшего. Второй — когда мужчины возвращаются с кладбища, после того как предадут тело земле.

Ученый Халел Аргынбайулы в своей книге «Қазақ отбасы» приводит свидетельство ученого и большого знатока казахских традиций Абубакира Диваева (1855-1933):

«В древности после похорон люди скакали в сторону аула с вогласами: «Ой, бауырым!» (О, мой родич!). Подъехав, они слезали с коней и совершали көрісу с женщинами. При этом, плача, они приговаривали «Иең қайда?» (Где ваша опора).

Второе көрісу происходило с женщинами. По казахским поверьям им не разрешалось присутствовать на похоронах. Таким образом женщин оберегали от потрясения, ведь они дают жизнь. Это правило существует и поныне.

Традиция в литературе

Вот как описывает эту древнюю казахскую традицию Мухтар Ауэзов в главе «По предгорьям» в романе-эпопее «Путь Абая».

«Целая толпа ловких быстрых жигитов выбежала навстречу приехавшим; они помогали верховым спешиться, привязывали коней и под руки отводили гостей для корису к старшинам аула. Вместо приветствий приехавшие обнимали хозяев и плакали с ними. Увидев, как рыдает Байдалы, Байсал и другие старейшины, Абай не выдержал. Сходя с коня, он разразился искренними слезами.

Приезжих, рыдавших и причитавших, уводили под руки для корису в большую юрту. Там раздавались неумолкаемые вопли. Большая юрта была полна женщин. Они сидели рядами от двери до переднего места и вели похоронный плач, раскачиваясь и упираясь руками в бедра.

В самом центре причитала в голос байбише Божея. На ее голову была наброшена черная шаль. Из глаз градом катились слезы неподдельного безутешнего горя. Несколько дальше сидели пять девушек и тоже громко причитали. Купол большой юрты, казалось, не мог вместить стонов и заунывного воя.

Мужчины, входя в юрту, становились на колени перед сидящими женщинами, обнимали их, совершая корису, и плакали вместе с ними.

Абай шел за Кудайберды и поочередно обнимал всех, к кому тот подходил. Обойти с плачем и печальными приветствиями всех женщин, наполнявших юрту, было просто невозможно. И Кудайберды со слезами направился прямо к байбише Божея, а  когда она освободилась от предыдущего, с кем совершила корису, с громкими рыданиями обнял ее.

– Ага-экем, родной мой! – причитал он.

Абай тоже начал корису, потом направился к девушкам, сидевшим несколько дальше. Наконец, после того как свершился всеобщий корису, долгий общий плач закончился. И все сели, образуя круг.

Мужчины и большинство женщин еще продолжали тихо плакать. Только байбише Божея продолжала причитать и пять девушек сопровождали ее слова громкими рыданиями. Байбише оплакивала невыносимую утрату и жаловалась на судьбу, которая так жестоко наказала ее. Все сидевшие в юрте были растроганы».