18+
Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
9
USD
378.01
-1.00
EUR
420.88
-2.36
RUB
5.84
-0.06

Прокуратура может оставить без квартиры 81-летнюю старушку и ее дочь-инвалида

Вмешательство прокуратуры в спор о квартире вызывает много вопросов у адвоката.

Зинаида Кравченко и ее дочь Лариса

Прокуратура на защите

Казахстанская судебная практика пестрит делами, в которых сделки, совершенные стариками, часто отменяются спустя годы. Зачастую наследники пытаются выставить своих великовозрастных родственников невменяемыми или обманутыми.

Примерно так произошло и в этой истории. На кону интересы 81-летней старушки и ее 54-летней немощной дочери, страдающей склеродермией после инсульта. Женщины купили квартиру 6 лет назад у другой пожилой женщины, но… На их беду, через несколько лет после этого продавщица была признана невменяемой. И на этом основании квартиру пытаются отобрать… несмотря на 6-летнюю разницу между этими событиями.

Зинаида Кравченко и ее дочь-инвалид Лариса

Хронология

  • 3-комнатную квартиру Анна Клешнина, которой на днях исполнится 79 лет, доверила продать своей родственнице по доверенности в 2012 году;
  • Родственница передоверила продажу квартиры другой женщине;
  • В 2013 году квартиру купила 76-летняя Зинаида Кравченко;
  • В 2016-м, то есть спустя 4 года с момента выдачи первой доверенности, Клешнина подала в суд о признании всех сделок с квартирой недействительными;
  • Алмалинский районный суд в том же 2016-м отказывает в иске — все действия с жильем признаны законными;
  • Алматинский городской суд оставляет решение в силе. На этом судебное разбирательство прекращается.

В ноябре 2018-го года, то есть спустя 6 лет после первичных сделок в суде оказывается новый иск по той же квартире и с теми же участниками спора. Но уже от имени прокурора Алмалинского района Елдоса Килымжанова. Как мы знаем, прокуратура по закону защищает или государство, или немощных с юридической точки зрения лиц — детей, инвалидов, невменяемых людей.

Вот и прокурор, действуя в интересах семьи Клешниных, подал весьма любопытный иск.

Невменяема, я сказал

— Во-первых, под его защиту попала Анна Николаевна Клешнина, которую блюститель законности зачем-то обозвал невменяемой, — рассказал адвокат Александр Пак. — Во-вторых, ее сын Сергей Клешнин, который действительно невменяемый, по приговору суда с 2005 года находится в психиатрической клинике в Актасе. Любопытно то, что к своему иску об отмене сделок и невменяемости Анны Николаевны прокурор приложил заключение судебно-психиатрической экспертизы. В нем

эксперты пишут, что установить вменяемость Клешниной на момент совершения сделки в 2012 году не представляется возможным

У экспертов не было никакой соответствующей медицинской документации, чтобы написать обратное. То есть юридически факт ее недееспособности не установлен. Следовательно, она была дееспособна. Значит, у прокурора вообще не было никаких оснований вступать в это дело. Тем не менее он пишет, что права Анны Николаевны и ее сына Сергея нарушены еще и потому, что при продаже жилья не учтено волеизъявление последнего. Парадокс да и только! Ведь, повторим,  Сергей Клешнин невменяем с 2005 года по приговору суда.

Прокурор руководствовался тем фактом, что Анна Николаевна с 1983 года состоит на диспансерном учете в Центре психического здоровья

Но в юриспруденции сделкоспособность определяется не текущим диагнозом человека, а его способностью отвечать за свои действия. То есть вменяемостью.

Врач-психиатр, которого мы попросили поделиться алгоритмом определения вменяемости, так и сказал нашему журналисту, что не все люди с деменцией невменяемы. И что болезнь имеет свойство прогрессировать. И что 6 лет разбега между сделками со стороны пациента и экспертизой на его вменяемость — большой срок. За это время состояние здоровья могло сильно ухудшиться.

Опасный прецедент

— Мы понимаем, бабушка преклонного возраста, а единственный сын невменяем и изолирован, — говорит адвокат Пак. — И тут узнаем, что

все эти иски инициированы не самой Клешниной, а ее дальним внуком. Иначе кто бы оплачивал работу трех адвокатов?

Еще с 2015 года он написал в Алмалинский РУВД заявление по факту мошенничества с квартирой. То есть предпринимает любые попытки вернуть недвижимость.

Первые суды они проиграли, потому что сделки были нотариально удостоверены как положено, а сроки исковой давности истекли

Полагаю, что невменяемость Клешниной была единственной зацепкой отменить ранее вынесенные судебные решения. А у прокуратуры для этого достаточно сильный административный ресурс. Тем более, прокурор сам сказал в суде, что этот процесс согласован с Генеральной прокуратурой. Ни тот самый внук, ни Анна Николаевна Клешнина, в чьих интересах действует прокурор Килымжанов, в суды не приходили. Повторную экспертизу на вменяемость продавца квартиры никто не проводил. Сроки исковой давности по делу давно прошли. Уголовное дело о мошенничестве 4-й год расследуется абы как.

Тем не менее в марте 2019 года другой судья Алмалинского районного суда полностью удовлетворил иск прокурора. И теперь покупательница спорной квартиры, 81-летняя Зинаида Кравченко и ее дочь-инвалид I группы Лариса, вот-вот останутся на улице.

В целом это дело может иметь весьма опасный прецедент для всего общества. Психические заболевания бывают разными, страдают ими многие. И при этом не все они недееспособны. Дееспособность устанавливает экспертиза, а не прокурор, не имеющий специального образования. Но если это правило нарушается, при желании пересмотреть можно будет любое решение любого казахстанца.