18+
Нур-Султан
Сейчас
27
Завтра
17
USD
386.82
0.00
EUR
428.67
0.00
RUB
5.86
0.00

Чем школы Америки отличаются от школ Казахстана?

Шынгыс Мукан — болашаковец, выпускник Гарвардского университета. Во время учебы он старался перенимать лучшие американские образовательные практики для внедрения на родине.

Шынгыс Мукан. Фото из открытых источников

Об отличительных чертах учебы в Америке Шынгыс Мукан рассказывает у себя на страничке в Instagram.

Приветливый директор

Когда сыну пришло время идти в первый класс, семья уже жила в США. Шынгыс решил отдать мальчика в одну из бостонских государственных школ. Он заметил, что американские дети более раскованные и уверенные в себе. Причина? Образование.

За первый год Шынгыс пришел к такому выводу:

«Американские средние школы укрепляют в умах детей четыре основополагающие ценности: самоуважение, патриотизм, умение фантазировать и заботливость»

«Занятия начинались в 8 утра и продолжались до 14:30, — рассказывает Шынгыс Мукан. — Я отвозил сына за 10-15 минут до начала. Учеников у входа встречал высокий седоволосый мужчина средних лет, директор школы Урен Блэр. Он здоровался со всеми, зная практически всех поименно. Также он успевал пообщаться и с их родителями».

Высшее образование в Германии и Казахстане глазами простого студента

Далее учеников в классе ждала классный руководитель.

Она также в обнимку встречала каждого и здоровалась так, будто не видела их долгое время

Автор признается, что был обескуражен таким приветствием.

Разговор с директором

«Откуда в них столько любви к детям?» — вопрошал он. И предположил, что встреча учеников у входа, возможно, входит в их обязанности. С этим вопросом он решил зайти к директору.

Маленький кабинет площадью примерно 10 кв. м находился прямо у входной двери в школу. От будки охранника его отличал рабочий стол и маленький круглый столик для переговоров. «Слишком заурядно для директора», — подумал Шынгыс и постучал в открытую дверь, которая была открыта весь учебный год.

Шынгыс поинтересовался у мистера Блэра: «Почему вы всегда встречаете учеников? Это обязательное требование для директоров?» Он ответил, что это никакое не требование, а его личное почтение.

«Почтение взрослых придает уверенность детям, учит их ценить себя»,

— ответил директор школы.

Шынгыс Мукан с сыном. Фото из открытых источников

Равные: учителя и ученики

Далее Шынгыс взял разрешение у классного руководителя сына, Джоанны Лиеберман, поприсутствовать на занятиях. Ему было интересно взаимодействие американских учителей и учеников, а также система обучения.

«Во-первых, учитель не пренебрегает учениками, — рассказывает Шынгыс. — Мисс Лиеберман разговаривала с детьми не как с первоклашками, а как со своими сверстниками. Нет эдакого «Я — учитель, а вы ученики, дети еще».

Шынгыс привел пример, когда учительница сама играла роль первоклашки и интересовалась знаниями своих учеников.

Трудное детство постсоветских детей помогает поступить в университеты США — казСМИ

«Один из учеников в окружении сверстников показал свою картину, написанную маслом. Затем он обратился ко всем и поинтересовался, нет ли к нему вопросов. Три-четыре ученика, в том числе и учитель, подняли руки. Ученик решил сначала ответить на вопросы одноклассников. Учительница дождалась своей очереди в самом конце, ответом на ее вопрос ученица закончила свое представление картины», — рассказывает Шынгыс Мукан.

Мисс Лиеберман, используя слова «пожалуйста», «спасибо», «не позволите ли…» показывала свое почтение к ученикам.

«Детьми нельзя пренебрегать, к ним нужно относиться с уважением и почтением. Равное отношение позволит им мыслить свободно», — поделилась она.

Шынгыс отметил, что детей с ранних лет учат выражать свои мысли свободно. Поэтому тут

несогласие с учителем, сомнение в информации, переспрашивание нормальное явление

«В несогласии и споре рождается истина, перемены ведут к новым достижениям», — приводит слова учительницы Шынгыс.

Работают на имя

Шынгыс заметил, что в школе особое значение уделяют именам детей, их работам, в том числе творческим, и дням рождения.

«Как-то я привез сына в школу пораньше. У входа ждали учительницу. На дверях были приклеены работы-аппликаций учеников, все были подписаны. Алаш удивился, что среди них нет его творения. Оказывается, его аппликация отклеилась. Когда пришла мисс Лиеберман, Алаш указал ей, чтобы его рисунок выделили красным цветом, потому что красный его любимый. Так и было сделано», — отметил он.

«Не приезжайте сюда в розовых очках» — казахстанец рассказал о жизни в Америке

По словам Шынгыса, американцы хорошо усвоили метод влияния с помощью имен. Влияния в позитивном ключе. Так, он заметил, что в школе имена детей пишут куда только можно — на входные двери, на шкафы, в коридорах, а также стараются вывешивать их фотографии.

«В классе имя каждого ученика встречается 21 (!) раз

Они даже вписаны в звездочки, что висят на потолке, — рассказывает автор. — В календарях с датами рождения, в приклеенных на стену научных работах, на каждой парте, на стульчике… Представьте, как это поднимает эго ученика?»

Дни рождения как воспитание уверенности

Шынгыс рассказывает, что в Америке дням рождения воспитанников уделяется особое внимание. Именинника поздравляют всем классом, говорят ему теплые слова, рассказывают о его хороших качествах и дарят сделанные собственноручно подарки.

А чтобы ребенок адаптировался к социальной жизни,

классного руководителя меняют каждый год, а одноклассников перетасовывают

После окончания первого класса сын сказал отцу, что мисс Лиеберман теперь его друг. Так накануне сказала учительница.

У нас к детям не хватает почтения

Автор отметил, что воспитательная работа в американских школах основана на понятии «самоуважение».

Директор, встречающий у входа. Учительница, не пренебрегающая учениками. Класс с именами и фотографиями учеников… все это воспитывает в учениках уверенность в себе и чувство собственного достоинства

«Мы любим своих детей, но часто пренебрегаем их чувствами. Чтобы они осознавали себя значимыми, им мало родительской любви, им нужно уважение и почтение. Именно это сделало бы их более ответственными», — поделился Шынгыс Мукан.