18+
Нур-Султан
Сейчас
2
Завтра
9
USD
377.11
-2.18
EUR
424.21
-2.19
RUB
5.91
-0.02

Как строили гостиницу «Казахстан» и другие архитектурные жемчужины Алма-Аты

Кто создавал образ Алматы 20 века? Какие истории и факты были доселе неизвестны истории? Архивариус Владимир Печерских раскрывает личный фонд архитектора Юрия Ратушного.

— Сегодня у нас разговор об архитектуре и архитекторах. Алматы имеет уникальный вид, сохранилось даже деревянное зодчество П. Гурдэ. Неоклассику мы вспоминаем, когда видим Оперный театр, Каздраму — этот архитектурный ансамбль был построен в первой половине 20 века. Наш гость Владимир Печерских принес в студию личный фонд архитектора Юрия Григорьевича Ратушного. Почему именно о его работах у нас пойдет разговор?

— Две жемчужины нашего замечательного города – Дворец Республики и гостиница «Казахстан» – это плод творчества архитектора Ратушного. Юрий Григорьевич – коренной алматинец. В 1953 году, когда он окончил среднюю школу, по рекомендации своих родителей поступил в Казахский государственный сельскохозяйственный институт на гидрогеологический факультет. Проучился там 3 года и после этого сделал резкий скачок совершенно в другую сторону. Дело в том, что он неплохо рисовал с детства.

Юрий поступил на первый курс Новосибирского инженерно-строительного института, успешно его окончил, а в 1962 году возвращается в Алма-Ату. С этого года и начался его большой трудовой путь в проектном институте «Казгорстройпроект». Он работал там до последних дней своей жизни.

Владимир Печерских , архивариус

В КазССР в те времена сложилась когорта талантливейших архитекторов: М. Мендыкулов, Т. Басенов, В. Кацев, Н. Рипинский (учитель Ратушного). Именно они создали то, что сегодня называется Алма-Атой XX века.

Как гостиницу «Казахстан» проверяли искусственным землетрясением?

Высокие награды

— Вы принесли из архива уникальные документы. Расскажите о них подробнее. 

— В 1999 году семья Ратушного передала нам все материалы, из которых мы сформировали фонд личного происхождения Юрия Григорьевича, лауреата госпремии СССР. Это высочайшая награда, сопоставимая с Героем Социалистического труда.

На оборотной стороне этого документа мы можем прочитать: «За Дворец имени В. И. Ленина в городе Алма-Ате. Данный диплом выдан Ратушному Юрию Григорьевичу». Сам документ утвержден постановлением Центрального комитета КПСС и Совета министров СССР от 5 ноября 1971 года.

В 1970 году архитектурный объект был сдан к 100-летию Ленина, в 1971 присуждена государственная премия, в том числе именной диплом. Над проектом работала целая группа архитекторов, конструкторов, строителей, их заслуги все отмечены здесь, но диплом выдан Юрию Григорьевичу.

Вручение государственной премии СССР в Москве, председатель комиссии — Николай Васильевич Тихонов.

Слишком часто КазССР получает награды

— Диплом государственной премии Казахской ССР имени Ч. Валиханова был вручен группе авторов: Ратушному, Ухоботову, Дееву, Матвейцу, Татыгулову, Абдульдиновой, Краснянскому за высотное здание гостиницы «Казахстан». Но в архитектурном плане она значимее, нежели Дворец Ленина, хотя бы тем, что высотка была построена в сейсмической зоне, в городе, который был дважды разрушен до основания мощнейшими землетрясениями.

— Знаете, на мой взгляд действительно произошла уникальная ситуация. Дело в том, что, как я уже озвучил, в 1971 году был вручен диплом лауреата государственной премии за Дворец Ленина, а гостиница «Казахстан» сдана в 1978. То есть прошло менее 10 лет с момента сдачи одного объекта и второго.

Гостиница — объект для того времени действительно фантастический, поскольку при его сооружении применялись конструктивные новшества. В том числе единственная скользящая монолитная опалубка, воздвигающая стены, единое железобетонное ядро, создающее сейсмоустойчивость.

«Казахстан» был изначально представлен на Ленинскую премию, очень высокой награде, а спустя некоторое время — и на госпремию СССР. Коллектив был почти тот же, «казгоровцы». Однако члены госкомиссии СССР посчитали, что нашей республике слишком часто вручаются такие награды. Однако не отметить уникальность гостиницы было невозможно,

поэтому пришлось «довольствоваться республиканской государственной премией»

Скромность украшает

— Вряд ли Ратушный и другие архитекторы обиделись, не те были люди. Говорят, что Ратушный был очень деликатный и тактичный.

— Да, сохранилось воспоминание его непосредственного руководителя, директора «Казгорстройпроекта» А. Татыгулова, который рассказал одну любопытную историю.

Семья Ратушного жила на проспекте Ленина (ныне проспект Достык) в доме на 11 этаже. Архитектор жаловаться не любил, был очень скромным, хотя к тому времени имел высокие награды и был лично знаком с первым секретарем ЦК Компартии Казахстана Димашем Ахмедовичем Кунаевым.

Юрий Григорьевич мог позволить себе личные просьбы, но никогда своим положением не пользовался

И вот как-то в частном разговоре с Татыгуловым Ратушный рассказал, что его супруге, особенно в момент отключения лифта, с трудом приходится подниматься на 11 этаж. Рассказал да забыл. Но не его директор, который где-то — видимо в разговоре — передал эту информацию наверх. И вскоре семья Ратушного получила квартиру уже с более приемлемыми условиями — на улице, которая, по интересному стечению обстоятельств, ныне носит имя Кунаева.

Я отвечаю за свое детище

— Известно, что гостиница «Казахстан» не должна была быть 25-этажной.

— Действительно, Госстрой разрешил 12 этажей, потом добавил еще 2 и сказал: «Стройте ее вширь от проспекта Ленина до улицы «8 марта», занимайте весь квадрат земли». Однако именно Кунаев поддержал Жунусова, Деева, Матвейца и Татыгулова, которые доказали, что метод ядра удержит 25 этажей.

Что интересно, Москва побоялась участвовать в испытаниях, на которых настоял Жунусов, тогда руководитель сейсмослужбы Казахстана.

Вертолетом на крышу гостиницы доставили специальные машины, которые были скреплены с каркасом и раскачивали объект, создавая 8-10-балльное землетрясение. Жунусов залез на крышу и сказал: «Я отвечаю за свое детище».

— Вот такие были ребята, не зря их Кунаев поддержал. Сегодня мы имеем красавицу с короной на голове, которая вскоре после сдачи в эксплуатацию испытала реальное землетрясение.

— Сама природа провела испытание. Как раз в момент торжественного банкета, который проводился в ресторане на 25-м этаже, произошло естественное землетрясение. Тряхануло, надо сказать, тогда не слабо, возникла паника. По воспоминаниям,

Юрий Григорьевич проявил чудеса стойкости и сказал: «Вам нечего переживать»

Алматинцам землетрясение нипочем

— По словам архитекторов, паника возникла среди иностранцев, которые, как только задребезжали стекла, кинулись в свои номера. Наши-то все уже были навеселе. 

— Алматинцы вообще привычные к таким толчкам, мы их не замечаем, 3-4 балла для нас ничто. Хочу процитировать мнение члена королевского общества британских архитекторов Грейфилда Вейнза, который в 1970 посетил Дворец Ленина и оставил такой отзыв:

«Я много раз бывал в Королевском фестивальном зале (Лондон), Линкольнском центре (Нью-Йорк), Мьюзик-центре (Лос-Анджелес) и твердо могу сказать, что Дворец имени Ленина может занять почетное место рядом с этими прекрасными архитектурными сооружениями. Это настоящий шедевр архитектуры, который воодушевляет. Воспоминание о вашем Дворце – одно из самых ярких».

— Высокая оценка. Огюст Перре как-то заметил: «Инженерами становятся, архитекторами рождаются», а Ратушный добавил к этому изречению свое.

— Да, он продолжил это изречение: «А умирая, музыка застывает и в камне».

Архитектурные жемчужины

— Алматинский Дом офицеров Краснознаменного среднеазиатского военного округа был одним из лучших на всей территории Советского Союза. Известно, что проект был другим.

— Вот одна из фотографий 1978 года, взята она из фонда Ю. Г. Ратушного. Изначально проектировалось, что Дом офицеров должен соседствовать с Центральным театром оперетты. Вот так он должен был выглядеть, вот вход в театр.

Эскиз Дома офицеров и Театра оперетты

Проект не был реализован, поскольку строительство было передано в минобороны. Возможно, у военных строителей не было должной квалификации для возведения театра оперетты. Все-таки это разные объекты по акустике, убранству, украшениям и материалам.

— Давайте перечислим еще ряд зданий, к которым, будучи в Алматы, наши гости обязательно должны подойти и сфотографироваться.

— Под руководством Ратушного был построен санаторий «Алатау». Насколько я знаю, Строился он как санаторий ЦК КПСС, но впоследствии приобрел другое название. Проектировался на базе термальных лечебных источников.

Вот фотография Ратушного на фоне этого объекта.

Другое интересное и уникальное здание и первый объект такого рода — это первая гостиница международного класса «Достык», Дом приемов, гостиница ЦК компартии Казахстана.

Следующий объект — Государственный музей (1972 год). Вот так он выглядел изначально.

Чтобы помнили

— А что у вас за диплом на иностранном языке?

— Дело в том, что Юрий Григорьевич Ратушный в 1993 году был избран действительным членом Международной академии архитектуры стран Востока. Перед вами оригинальный документ.


— Давайте подытожим нашу беседу. Какая память о Ю. Г. Ратушном должна остаться в сердцах наших потомков?

— Прежде всего он долен запомниться своими объектами, которые построил в нашем городе. После его раннего ухода акимат Алматы принял решение об увековечивании памяти архитектора. Памятная доска висит на стене дома, где он жил последние годы. Его имя носит одна из улиц Алматы.

Хочу показать еще одну фотографию, надгробный памятник, который сооружен на могиле Юрия Григорьевича. Автор — его супруга Лариса Николаевна. Вечная память.

Полную версию беседы смотрите здесь.