Нур-Султан
Сейчас
8
Завтра
6
USD
427
0.00
EUR
497
0.00
RUB
6.04
0.00

Герольд Бельгер — поэт, покоренный красотой казахского языка

674
tengrinews.kz

Герольд Бельгер не нуждается в особом представлении — лауреат Президентской премии мира и духовного согласия, заслуженный работник культуры Казахстана, кавалер орденов «Парасат» и «За заслуги перед Германией».

Он — единственный казахстанский немец, который в совершенстве владеет  казахским языком. Автор многочисленных книг, в числе которых — «Казахское слово», «Түік су» и многие другие.

Сын волжского спецпереселенца, мальчик, выросший в бедном казахском ауле, постигал незнакомый ему язык поначалу «из уст в уста», общаясь со своими сверстниками, затем за школьной партой.

Со временем казахский язык настолько околдовал будущего писателя, что Герольд Бельгер стал тонким знатоком казахского речестроя и переводчиком, умеющим передать глубинные подтексты оригинала.

Вряд ли найдется еще один такой человек в Казахстане, кто бы так хорошо знал и ощущал природу казахского «Я»

Уверены, что реализация госпрограммы по развитию языков, инициатором которой выступил первый президент Нурсултан Назарбаев,  истинному ценителю и радетелю казахского языка Герольду Бельгеру пришлась бы по душе. Хотя не обошлось бы и без критики — немец-аксакал считал, что не нужно растягивать это проект на 10 лет.

Приводим вашему вниманию тезисы мыслителя нашего времени о языке и его значимости.

Язык — это духовная субстанция человека

***

Знать язык — значит постичь душу народа. Я поддерживаю все наши благие намерения и программы. Радуюсь всем нашим успехам в развитии государственного языка. Но никак не восторгаюсь примитивным, элементарным знанием обиходной речи.

***

Воспринимать язык лишь как средство общения — это слишком узко. В качестве средства общения годится любой. Но только родной язык выражает духовную субстанцию человека, его сердце, его душу. И в этом, прежде всего, я вижу суть языка.

***

Языковая проблема ныне — одна из самых сложных во всем мире. Этой проблемой озабочены не только мы и наши соседи, но и все европейские страны. Везде жалуются, что исконный, свой, национальный язык теряется, засоряется англицизмами, молодежным сленгом и так далее.

Да и у нас в последние десятилетия не утихает языковая буря. Бушуют страсти. Ищут виновных в бедственном положении языка. В пылу спора незаслуженно достается и русскому языку как выразителю «имперского зла». Пишется огромное количество статей в защиту государственного языка (от кого, от чего?).

Сказать, что воз и ныне там, что реальных сдвигов нет, было бы неправильно. Совсем несправедливо. Несомненно,

есть позитивные результаты: в последние годы значительно расширилась аура казахского языка

На нем все больше и больше говорят. Растет его востребованность. Мне приятно, что даже известные, крупные личности за последние годы заметно укрепились в родном языке.

Идя медленно, ступай уверенно

***

Казахов на их земле, слава Аллаху, за стремление к родному языку никто не преследовал. В силу своего воспитания и профессии литератора-переводчика, по своей причастности к культуре коренных казахстанцев я давно и принципиально ратую за развитие и расцвет казахского языка, ибо глубоко сознаю, что он того достоин.

При этом я смотрю на языковую проблему радужнее многих, потому что за последние годы заложен совсем неплохой фундамент для достижения вожделенной цели, и полагаю, что если не упустить, не пригасить инерции возрождения, то со временем можно будет говорить о серьезных результатах на этом пути.

Только для этого

нужно методически, шаг за шагом, целеустремленно, изо дня в день, на всех уровнях добиваться желаемого

Абаевское кредо «ақырын жүріп, анық бас» — «идя медленно, ступай уверенно» в этом случае весьма кстати. Для этого есть все основания и все возможности. Об этом, на мой взгляд, красноречиво свидетельствует проект Государственной программы функционирования и развития языков на 2011-2020 годы. Я ее поддерживаю, но мне не по душе, что ее растянули на десять лет.

***

Мухтар Кул-Мухаммед уверяет, что через 10 лет 95% казахстанцев будут говорить на государственном языке. Мед ему в уста! Я, старый скептик, признаться, несколько сомневаюсь. Боюсь, что через 10 лет программу пролонгируют еще на больший срок.

***

А говоря о программе, должен сказать, что ее главное достоинство в том, что она, не ущемляя множества языков в Казахстане, настроена на оказание поддержки казахскому языку, чтобы он мог в полной мере выполнять функции государственного.

Движение навстречу друг другу

***

То, что происходит в казахском социуме, все эти деления на партии, на кланы, языковая проблема — все это меня в сильной степени удручает. Условно говоря, я северный казах, но при этом я в свое время работал в Жамбылской области и неплохо знаю южную специфику, объездил многие регионы, бывал в самых разных местах, и меня всегда восхищали единство казахской ментальности и единство языка.

У казахов такая огромная страна, огромные пространства и при этом такой уровень единства в базовых моментах. Как человека западного происхождения меня это не может не восхищать и не удивлять. Это своего рода феномен.

***

Нужно объяснять русским, русскоязычным, что есть на самом деле большая казахская культура. Этого как раз таки не хватает. Нужно постоянно просвещать людей. Должно быть движение навстречу друг другу. В конце концов, все они — казахи, одно племя, один народ. Они должны друг друга понимать, а не разъединяться, когда одни обвиняют других в недостаточном патриотизме. Или в том, что кто-то, потеряв какие-то национальные корни, национальные чувства, возможно, потеряв свой родной язык, идет по ложному пути. Это абсолютно не так.

Надо найти общий язык

***

Я ратую за диалог, я об этом постоянно пишу и во всех моих книгах (а их герои, как правило, казахи и немцы), я ищу единые корни. Даже когда я писал одну из важнейших своих книг — «Гете и Абай» (хотя они жили в разное время), я опять-таки все время старался выявить какие-то единые корни, единую духовную суть, созвучие разносистемных, разноструктурных культур. Именно в этом я вижу единственно правильное направление.

***

Я знаю очень много казахов, которые живут в дальнем зарубежье и не очень хорошо владеют родным языком, но при этом стараются знать его. В душе они казахи, болеют за все казахское. Один маленький пример. Я три года не мог выпустить книжку «Казах даптерi» — она от начала до конца написана по-казахски и затрагивает широкий спектр языковых проблем. В разных издательствах она лежала, но никак не издавалась. Трудно сказать, по каким причинам. Об этой ситуации я рассказал в Интернете. И кто это услышал?

Услышал казах, живущий в Лондоне. Зовут его Чингис Кульжанов. Он позвонил мне оттуда и сказал, что готов издать эту книгу. Сделал он это тут же, выделив необходимую сумму. Более того, он еще выплатил мне гонорар на лечение и так далее. Вот такой казах, у которого есть национальное чувство. Для него было важно, что человек другой национальности вдруг говорит о казахском. Вот это и есть тот самый случай, когда люди ищут друг друга и находят.

***

Чтобы не было яблока раздора, надо знать суть проблемы. Невежество — это главная причина непонимания

От унификации языков не уйдешь

***

Сегодня все языки унифицируются, максимально сближаются. Если раньше было несколько тысяч языков, то сейчас с каждым годом их становится все меньше и меньше. Есть научный прогноз, что в будущем их вообще останется порядка 25. Я тоже за интеграцию языков. Рано или поздно мы придем к этому. В то же время

я очень хочу, чтобы каждый язык как можно дольше не приближал свой конец. Умереть они всегда успеют

Как немец сошлюсь на опыт немецкого языка. Его современная вариация — это просто какой-то кошмар по сравнению с языком Гете. Если бы он воскрес и услышал его, то минимум половины слов бы не уловил. Там сплошные англицизмы, молодежные сленги, американизмы и черт его знает какая мешанина.

***

Сегодня мы пришли к такой вехе, что многие не понимают Абая. У меня целая полка отведена книгам по абаеведению. Я постоянно слежу за этим. Многие современные исследователи читать Абая как следует уже не в состоянии, а потому знают его плохо. Я им занимаюсь много (написал четыре книги и еще шесть составил) и, уж поверьте, кое-что в этом кумекаю. Последние 20-30 лет о нем стали писать очень много, выпускается масса научных исследований, а я бы сказал так: «Абайды куртып келе жатырмыз».

Парадокс, да и только: вместо того, чтобы глубоко внедрить Абая в сознание казахского общества, мы, наоборот, как-то уходим от Абая. И не только от языка Абая. Мы уходим от Абая как феномена, как социально-философского явления. Кстати, это справедливо по отношению не только к казахам, но, пожалуй, и к немцам. Я не уверен, что они знают Гете…

Казахскому языку исчезновение не грозит. Пока

По мнению известного лингвиста Дуга Уоленна, постепенно из всех современных языков в будущем останутся в употреблении всего 5 процентов. Как подумаешь об этом, сердце щемит. Давайте посчитаем. На сегодня функционируют около 6 тысяч языков и диалектов. Ежегодно из употребления выпадают 25 языков. Выходит, что к концу 21 века будут позабыты 80 процентов всех языков.

Разве может быть трагедия, ужаснее этой? Это побочное действие процесса ускоренной глобализации. Но если, по меньшей мере, один миллион из численности народа говорит на родном языке, то у него все-таки есть хоть какая-то надежда сохраниться.

По данным ООН (на 2005 год),

  • на китайском говорит 844 млн людей,
  • на английском – 434 млн,
  • на хинди – 338 млн,
  • на испанском – 331 млн,
  • на русском – 291 млн,
  • на арабском – 192 млн,
  • на бенгальском – 181 млн,
  • на португальском – 171 млн,
  • на индонезийско-малайском – 138 млн,
  • на японском – 124 млн,
  • на французском – 119 млн,
  • на немецком – 118 млн.

Отсюда следует вывод: в наступившем веке этим языкам ничего не угрожает. Спасибо Всевышнему, казахскому языку скорое исчезновение пока не грозит. И все же надо быть начеку, чтобы ненароком не оказаться в вышеназванных 80 процентах безнадежных языков, которые сойдут с исторической арены в ближайшие 100 лет.

***

На память приходит судьба народности «убых»… В Дагестане убыхи жили до середины 20 века, они разговаривали на убыхском языке. Со временем говорящих на родном языке осталось только двое – отец с сыном, остальные забыли свой язык.

Потом эти двое уехали жить в Турцию. Лет 10-15 назад, достигнув возраста 102 года, старик покинул этот мир. Остался только его сын в возрасте 80 лет – единственный, который владеет убыхским языком. Не знаю, жив ли он еще сегодня. Вот так, исчез язык, исчез народ, погибла культура целого народа. Такова судьба малых народов. Умер язык – значит, умер и народ. Даже следа от него не осталось. Поэтому

надо задумываться над вопросом, «что будет с моим родным языком, если меня не будет?»

***

В газете «Известия-Казахстан» Аяган Сандыбаев отметил, точно указав на присущий современным казахам недостаток: «Мы, казахи, больше стремимся изучать иностранные языки, чем свой родной язык». Действительно, сегодня казахи охотнее и прилежнее изучают иностранные языки, чем свой родной язык.

***

В свое время великий Пушкин сказал о русском языке: «Он один останется неприкосновенной собственностью несчастного нашего отечества». Жаль, что сегодня не вдумываемся в смысл подобных размышлений.


При подготовке статьи были использованы материалы сайтов аbai.kz, zakon.kz, altyn-orda.kz.

 

© «365 Info», 2014–2021 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter