18+
Астана
Сейчас
4
Завтра
0
USD
378.17
0.00
EUR
429.11
0.00
RUB
5.88
0.00

Намерены ли США бороться с Россией за перевооружение Центральной Азии? 

Даже при тесной активизации сотрудничества Центральной Азии со странами НАТО доля американского вооружения существенно не изменится, считает Анна Гусарова, директор центральноазиатского института стратегических исследований (ЦАИСИ).

aftershock.news

Заявление главы ВС США Джозефа Вотела вызвало большой шум. Генерал отметил, что США стремятся «увести страны Центральной Азии в сторону от военных закупок из России. Однако

высокие цены на американские системы будут и дальше представлять проблему для таких стран, как Казахстан

Узбекистан выразил интерес в диверсификации своих военных поставок и предоставил список американских систем и оборудования, в покупке которых они заинтересованы. Это представляет уникальную возможность увести Узбекистан в сторону от военных закупок из России и углубить наши отношения.

Мы продолжаем выстраивать отношения в военной сфере с Таджикистаном, несмотря на то что Москва усиливает свое влияние и наращивает военное присутствие на базе в окрестностях столицы страны», — заявил американский генерал.

Не стоит впадать в истерику

Что значат эти слова представителя американского военного командования? Как может отреагировать Москва? Об этом Sayasat.org поговорил с основателем и директором центральноазиатского института стратегических исследований (ЦАИСИ), экспертом в области международных отношений и безопасности Анной Гусаровой.

— В чем вы видите опасения США в связи с наличием в регионе российского оружия?

— О каких опасениях может идти речь, если 80% военно-технических закупок Казахстана импортируется из России? Логично же, что в этих условиях даже при тесной активизации сотрудничества по этой линии со странами НАТО – Францией, Германией, Испанией, Турцией и др. – доля американского вооружения существенно не изменится. Плюс не стоит забывать установки на импортозамещение в рамках ЕАЭС и договоренности в рамках ОДКБ.

Не все так просто. И

не нужно переоценивать заявления американских генералов или политических деятелей и вдаваться в истерику

Что, собственно, произошло в российском спутнике. Давайте разберемся, что на самом деле сказал генерал ЦЕНТКОМа и на что сделали акцент российские медиа. А он сказал:

«В то время как мы ожидаем, что страны Центральной Азии будут отдаляться от российского оборонного оборудования, более высокая цена на американские системы останется проблемой для стран ЦА».

Анна Гусарова. Фото: vzglyad.az

Логично же, что США не будут намеренно снижать стоимость своих технологий и вооружений, чтобы «переобуть» на 100% Казахстан или Узбекистан. Есть возможность наращивания сотрудничества между США и РК в этой сфере. И нужно предметно обсуждать, о каких контрактах и поставках может идти речь.

А так по большому счету нам только российской истерики не хватало. Которую активно подхватили и даже не уподобились уточнить, что это заявление было сделано в ходе слушаний Комитета по делам Вооруженных сил Сената Конгресса США больше недели назад по ЦЕНТКОМу.

Трамп не очень заинтересован в ЦА

— Говорит ли это заявление о том, что США по-прежнему воспринимают ЦА как поле противостояния с Россией?

— Еще раз повторюсь, это заявление было вырвано из контекста. Скорее,

некоторые страны ЦА вынуждены находиться в зоне информационного и иного противостояния между США и Россией

Плюс не стоит унифицировать весь регион и обобщать, поскольку в реальном военном сотрудничестве США делают ставку на две страны – Казахстан и Узбекистан. Причем последний в меньшей степени подвержен противостоянию РФ и США, чем Казахстан.

— Регион ЦА воспринимается все еще как стратегически важный или же интерес к нему на Западе падает?

— США традиционно имели политические интересы и интересы, связанные с вопросами обеспечения безопасности в Центральной Азии после терактов 9/11. На поддержку своих военных действий в Афганистане они выделили значительные средства.

В этом смысле Вашингтон следует подходу России по «жесткой безопасности» (hard security) в регионе и инвестируют в программы. Например, в международную программу военного образования и подготовки (IMET).

США с 2001 по 2016 годы потратили на повышение военного потенциала $1,9 млрд

Сюда входит обучение персонала служб безопасности и улучшение местного потенциала по борьбе с наркотиками.

Хотя все пять стран Центральной Азии признают некоторые улучшения в возможностях своих служб безопасности, программа недостаточным образом учитывала незаконный оборот наркотиков из Афганистана.

Более того, финансирование программ в Центральной Азии в ближайшие годы, вероятно, будет сокращено. Дональд Трамп выглядит менее заинтересованным в регионе, чем его предшественник. Так, в 2018 году он более чем вдвое сократил расходы бюджета США на Кавказ и Центральную Азию. Особенно это затронуло Кыргызстан, основного получателя программ США. Почти полностью сокращены программы в Казахстане и Туркменистане.

Приоритет другим странам

США продолжат взаимодействие со странами Центральной Азии в двустороннем формате. Учитывая недавние политические изменения в Узбекистане, Америка уже увеличила военное образование, обучение и техпомощь этой стране, а также расширяет сотрудничество с Казахстаном в области освоения космоса.

Формат C5+1 — основа для диалога между США и государствами Центральной Азии. Он также предназначен для решения проблем безопасности в регионе, таких как борьба с терроризмом. Но это недавняя инициатива, впервые представленная ​​в 2015 году, ее эффективность пока сложно оценивать.

Тем не менее под эгидой С5+1 реализуется несколько проектов по вопросам противодействия насильственному экстремизму и терроризму. Более того, Госдепартамент США с 2017 года отложил назначение помощника секретаря Бюро по делам Южной и Центральной Азии, которое курирует все страны Центральной Азии. Сегодня у исполняющего обязанности главы

прослеживается тенденция отдавать приоритет другим странам, таким как Пакистан и Индия

Первый зампомощника госсекретаря США по делам Южной и Центральной Азии Элис Уэллс имеет за спиной солидный опыт работы в Москве, Индии, Пакистане и Ближнем Востоке. 6 лет назад она была советником президента США по России и Центральной Азии.

Американская повестка пока не меняется

— Какие концепции в отношении Центральной Азии сейчас побеждают на Западе, есть ли что-то новое в оценках будущего региона?

— В принципе США не находятся в поиске новой модели отношений со странами Центральной Азии. Вашингтон работает традиционным способом – ставка на двусторонние отношения (сейчас по многим направлениям в приоритете однозначно Узбекистан) плюс параллельно региональное сотрудничество. Вместе с тем региональные проекты все теснее связывают Центральную Азию с Южной.

Эпизодически регион попадает в зону интересов США, но скорее косвенных –

с 2001 года Афганистан, плюс Россия в активной фазе противостояния и санкций.  Элис Уэллс в интервью не раз подчеркивала, что интересы и позиция США в каждой центральноазиатской стране и регионе сохраняются.

Важность территориальной целостности, независимости, поощрение экономического развития и регионального сотрудничества для разрешения ситуации в Афганистане, все это остается в американской повестке.

Стратегия ЕС

— Чем подход США к Центральной Азии отличается от подхода Европейского союза?

— ЕС планирует увеличить бюджет как на двусторонние, так и региональные проекты и программы в Центральной Азии до 2020 года. За исключением Казахстана, поскольку РК больше не развивающееся государство. Кроме того,

Брюссель дополнительно консолидировал 124 млн евро на имплементацию региональных проектов,

включая верховенство закона и региональное сотрудничество. В проекте «Укрепление отношений между ЕС и Центральной Азией» мы как раз и говорим о том, чем отличаются подходы США и ЕС в регионе. А также что нужно предпринять ЕС в более эффективной реализации новой стратегии Брюсселя в регионе (в июне ожидается новая стратегия ЕС в ЦА).

Помимо финансовой составляющей также важно отметить, что

Евросоюз никогда не старался закрепиться в регионе с военно-политической точки зрения

В отличие от России и США. Верховенство закона, политические реформы и демократизация, в том числе поощрение прав и свобод человека, хоть и являются общими ценностями, но их имплементация, поощрение и продвижение заметно отличаются.

Европейцы в своих действиях в принципе достаточно пассивны, осторожны и наблюдательны.

Новые зоны нестабильности

— Есть ли у США опасения, что власти Центральной Азии не справятся с обеспечением безопасности в регионе?

— Такие опасения не должны возникать. Обеспечением безопасности в регионе занимаются сами страны ЦА, которым на данном этапе мало кто представляет опасность (если говорить о рисках и вызовах безопасности).

Посмотрите рейтинг стран по терроризму, страны Центральной Азии даже не в первой половине. Военный конфликт с соседними странами исключается.

Не стоит забывать, что

Центральная Азия никогда не являлась приоритетным направлением внешнеполитической стратегии США,

в том числе с культурно-гуманитарной точки зрения. Многие аналитики пытаются проанализировать стратегию США в регионе – 2.0 или 3.0. Но, по сути, приоритеты остаются теми же.

Просто обстановка в мире ухудшается, возникают новые зоны нестабильности и турбулентности, а в тесной связке с Россией и в условиях информационных операций мы это ощущаем гораздо сильнее.

Следующий момент. В связи с возможным сокращением на 1000 человек американских военных в Афганистане начинаются спекуляции в медийном пространстве. Они аналогичны тем, которые активно муссировались во время администрации Обамы и как это негативно скажется на странах Центральной Азии. Не сказала бы, что сказалось негативно.