18+
Нур-Султан
Сейчас
25
Завтра
13
USD
386.91
+0.11
EUR
428.81
-0.46
RUB
5.79
+0.01

Интернет в Таджикистане: жесткая цензура и монополия

Таджикистан занимает одно из последних мест в мире по скорости интернета. Причиной тому, судя по всему, жесткая цензура со стороны властей и их финансовая заинтересованность.

rferl.org

В начале 2019 в Таджикистане произошло то, что даже самые заядлые пессимисты едва ли могли себе представить. Интернет стал работать еще медленнее, скорость падает, а власти продолжают усиливать цензуру в интернете, лишая пользователей доступа к их любимым сайтам, сообщает Еurasianet.org.

Время от времени

блокируется доступ к социальным сетям, YouTube и местным новостным сайтам «Азия-Плюс» и «Авеста»

Технически продвинутые пользователи пытаются обойти блокировку при помощи VPN-приложений. Однако специалисты, ответственные за осуществление цензуры, научились отключать и их. Скорость настолько низкая, что просмотр страниц практически невозможен даже при использовании VPN-сервисов.

Блокируют даже WhatsApp

Среди других популярных ресурсов, которые, как правило, невозможно использовать, приложения для обмена сообщениями WhatsApp, Viber и Signal. В большинстве случаев дозвониться с их помощью и нормально поговорить можно только поздней ночью.

Частные поставщики интернет-услуг в недоумении, что происходит с этими приложениями. Некоторые предполагают, что они тоже блокируются.

Одна из возможных основных причин кроется в озвученном в январе призыве главы налогового комитета Нусратуллы Давлатзоды взимать плату за голосовые звонки, сделанные с помощью приложений.

Непонятно, как это будет работать на практике, так как большую часть звонков с помощью таких сервисов, как WhatsApp, подключенные к интернету могут осуществлять бесплатно. Один из предполагаемых способов – каким-то образом рассчитать объем потребляемого трафика при совершении исходящих и входящих звонков и на этой основе определить размер оплаты.

По словам Давлатзоды,  возглавляемое им ведомство представило по этому вопросу предложение в парламент. Отвечая на вопросы журналистов, как будет рассчитываться размер платы, он ответил, что все прояснится со временем. Но, добавил он, только после принятия закона.

Давление на частные компании

Самый большой бич этой сферы – госслужба связи. Этот орган регулирования и надзора не похож ни на один другой в мире. Помимо разработки законов и обеспечения их исполнения он также управляет госоператором связи «Точиктелеком». Эта компания владеет центром обработки данных – Единым коммутационным центром (ЕКЦ), через который идет весь интернет-трафик между страной и внешним миром.

Внесенные в начале 2018 в законодательство изменения значительно расширили для «Точиктелекома» возможности получения прибыли. Ссылаясь на некие проблемы с безопасностью,

власти запретили местным операторам фиксированной и мобильной связи приобретать интернет-трафик у соседних стран

Теперь интернет-провайдеры должны покупать интернет у «Точиктелекома». Благодаря этому у компании появился серьезный рычаг давления на конкурирующие с ней частные компании.

Все, с кем удалось поговорить Eurasianet.org во время написания статьи, давали комментарии на условиях анонимности, опасаясь преследования. Менеджер одной местной компании, предоставляющей интернет-услуги, сказал, что с начала 2019 «Точиктелеком» вынуждает провайдеров покупать большие пакеты данных. Для компании-монополиста это не составляет труда.

«Они оказывают на нас давление, снижая скорость интернета, блокируя веб-сайты и некоторые ресурсы»,

– сказал менеджер.

Другой источник, представитель мобильной компании, сказал, что «Точиктелеком» установил цену, в два-три раза превышающую плату за интернет-трафик, которую раньше взимали партнеры из Кыргызстана и Узбекистана.

Рай для Сабура

«Точиктелеком» отказался предоставить информацию по этому вопросу, сославшись на необходимость соблюдения коммерческой тайны. Ответственность за все происходящее практически полностью лежит на главе службы связи Бег Сабуре (до смены фамилии известен как Бег Зухуров).

Сабур занимает эту должность с 2011, значительно упрочив свои позиции в 2015 году, когда его сын Рамза женился на одной из дочерей президента Эмомали Рахмона Замире. С тех пор он продвинулся далеко вперед.

Именно в декабре того же года возник ЕКЦ. В своем описании системы таджикские официальные лица дают понять, что она некоторым образом напоминает российскую СОРМ – мощный механизм фильтрации данных. Он используется службами безопасности в нескольких постсоветских странах для отслеживания онлайн-контента и обмена информацией между пользователями.

Не имеет значения, в действительности ли Таджикистан располагает этой ультрасовременной системой мониторинга данных. Заявление о ее существовании позволило службе связи взимать с мобильных компаний абонентскую плату в размере 20 дирхамов (0,02 доллара США) за каждый входящий и исходящий международный вызов.

Учитывая, что сотни тысяч таджиков работают за границей, а телефон – единственный способ поддерживать связь с семьей на родине, это составляет уже кругленькую сумму. А вырученные деньги якобы используются для обслуживания системы.

Другие ограничения оказались не менее выгодными для бизнесменов, находящихся в особо благоприятном положении. В 2018 году Сабур распорядился проверить Wi-Fi роутеры в общественных местах — кафе и ресторанах. Возглавляемая им организация объяснила, что проверка вызвана желанием защитить здоровье населения.

«Время от времени мы сталкиваемся с использованием китайских роутеров, которые наносят вред здоровью людей

Наша обязанность предотвратить это», – заявил местным СМИ представитель службы связи, имя которого не называется.

Позднее выяснилось, что компании, предлагающие общедоступные сети Wi-Fi, заставили приобретать интернет у провайдера под названием «Ошно-Групп». Эта же структура организовала платные точки беспроводного доступа по всему Душанбе. Кстати, «Ошно-Групп» принадлежит одному из пяти сыновей Сабура – Сиевушу Зухурову.

Но для других дела в отношении этой отрасли обстоят не так радужно. По данным принадлежащего Сабуру агентства, общий объем доходов в секторе упал до $275 млн в 2018 по сравнению с $550 млн в 2013 году.

Просвета в конце тоннеля нет

Согласно подсчетам Международного союза электросвязи при ООН, общая пропускная способность в Таджикистане в 2015 составляла около 10 гигабайт в секунду. К 2017 она снизилась до 4,15 ГБ/сек. Во всех странах Центральной Азии наблюдается обратная тенденция.

Замруководителя службы связи Илхомжон Атоев ничего подобного слышать не хочет. На пресс-конференции 28 января он сказал, что с марта пропускная способность в Таджикистане будет увеличена с 20 до 50 ГБ/сек. Для убедительности Атоев добавил, что за 2018 год она удвоилась.

Однако любой пользователь интернета в Таджикистане знает, что это полнейшая ерунда. В январе одна

аналитическая компания оценила скорость мобильного интернета в Таджикистане как самую медленную в мире

Эксперты предупреждают, что в ближайшее время улучшения ожидать не стоит. Один аналитик в сфере телекоммуникаций, хорошо знакомый с деятельностью службы связи, сказал Eurasianet.org, что особого стимула что-то менять ни у кого в правительстве нет.

«ЕКЦ появился и функционирует уже более года. Доходы продолжают падать. Теперь вдобавок ко всему интернет работает медленнее, а объем и качество услуг снижается», – сказал аналитик.

Предполагалось, что регулирующим органом с широкими полномочиями станет совет по наблюдению за телекоммуникациями при президентской администрации.

«Еще в 2011 году совет провел два заседания под председательством самого президента Таджикистана. Обсуждались актуальные вопросы, касающиеся плана действий по развитию отрасли. Эксперты высказали свое мнение по различным вопросам, – сказал аналитик. – Но с 2012 года совет не проводил никаких совещаний. И это несмотря на то что ситуация в отрасли постоянно ухудшается».