Нур-Султан
Сейчас
-20
Завтра
-8
USD
423
-1.62
EUR
504
-1.13
RUB
5.6
+0.01

Украинский выбор уже сделан?

3922

В данном случае все как раз очевидно. Голосование за артиста, не имеющего политического опыта, является классическим проявлением протестных настроений в обществе, направленных против местного истеблишмента. Из последних примеров обычно вспоминают итальянского комика Беппо Грилло, создавшего движение «Пять звезд», которое сегодня входит в правящую коалицию Италии.

Как заметил украинский министр внутренних дел Арсен Аваков,

те, кто за Зеленского, по сути, голосуют против всех

Естественно, что это отражает серьезное недовольство истеблишментом в украинским обществе. Это также говорит об общем разочаровании в стране, которое во многом связано с результатами тех перемен, особенно в экономике, происходивших с 2014 года.

Тем не менее эти президентские выборы все же будут проходить в более спокойной обстановке, чем пять лет назад. На них меньше будет влиять тяжелый эмоциональный фон от произошедшего в 2014 году конфликта с Россией из-за Крыма и событий в Донбассе. Следовательно, эти

выборы могут быть интересны с точки зрения того, в каком направлении развивается украинское государство и общество

Потому что суть происходящего в этой стране за последние 4-5 лет все-таки заключается не столько в ее конфликте с Россией, сколько в предпринимаемой попытке реформирования старой советской системы управления. Поэтому всем наблюдателям за пределами Украины это очень интересно. Каждый такой пример весьма любопытен.

К власти очень много вопросов

Хотя очевидно, что ситуация остается сложной, конфликт на востоке Украины продолжается, часто звучит весьма жесткая риторика с обеих сторон. Тем не менее время все-таки прошло и

сегодня украинское общество явно больше беспокоят внутренние проблемы, чем внешнеполитическая ситуация

В целом напряжение, конечно, никуда не делось, но все же несколько отошло на второй план в списке приоритетов.

А вот внутри страны у украинцев накопилось очень много вопросов к власти. Самые главные из них как раз связаны с проводимыми реформами, некоторые из которых стали причиной роста стоимости жизни для простого населения.

Многие сегодня даже считают, что их экономическое положение стало хуже, чем было до событий 2013-2014 годов. И это понятно, потому что реформы, которые проводит официальный Киев, в обществе достаточно непопулярны.

В качестве примера можно привести отказ от системы дотаций со стороны государства, в частности цен на газ для населения, что является одним из требований кредиторов Украины из МВФ. Такая же ситуация с дотациями для убыточных производств. В прежние времена государство дотировало, к примеру, убыточные шахты, как в том же Донбассе.

Весьма непопулярна также реформа системы медицинского обслуживания населения. Власти пытаются приблизить ее к условной европейской модели, где будут несколько уровней организации — от семейных врачей до узких специалистов. Одним из последствий реформы уже стало закрытие фельдшерских пунктов во многих сельских населенных пунктах, что не может понравиться местному населению.

Между прочим, сегодня на Украине разгорелся скандал вокруг и. о. министра здравоохранения Ульяны Супрун, которую суд отстранил от занимаемой должности. Непопулярность среди электората, особенно в сельской местности, делает ее своего рода «токсичным активом» для действующих властей. Считается, что решение суда как раз связано с тем, чтобы дистанцироваться от непопулярного министра. В то же время сама Супрун приехала на Украину из Европы. И ее, естественно, поддерживают европейские чиновники, которые продвигают реформу здравоохранения. Уже 13 февраля Супрун вернулась на работу министром.

Перемены есть, но не для обычных жителей

Для Европы реформирование Украины связано с желанием повысить эффективность ее государственных институтов, а это автоматически означает отказ от старой советской модели, доставшейся от плановой экономики СССР. Понятно, что это очень болезненный процесс и многие страны предпочитают оставить все как есть, нежели идти на крайне непопулярные меры.

Конечно, все обычно поддерживают идею борьбы с коррупцией и связанные с этим меры. Поэтому на Украине были согласны с созданием новой полиции по примеру Грузии, где, как известно, реформа правоохранительной системы считается одной из самых эффективных.

В принципе в Тбилиси смогли добиться ликвидации обычной полицейской коррупции, типичной для постсоветского пространства. Сложно сказать, насколько получилась реформа полиции на Украине, пока трудно говорить о результатах, по крайней мере, таких, как в Грузии. Хотя и реформаторов-грузинов в украинской власти уже почти не осталось.

Тем не менее, перемены идут, создана антикоррупционная полиция. Кроме того, продолжается реформа судебной системы. Критики утверждают, что по американской модели и с американским участием.

Но для обычных граждан это все не так заметно и важно.

Для них имеет значение рост расходов на фоне сокращения доходов, а также вопрос о качестве услуг населению

И вот здесь возникают самые большие вопросы, потому что власти на Украине должны проводить крайне непопулярные реформы в коммунальной сфере и упомянутом выше медицинском обслуживании.

Проблемы отопления и энергоснабжения

Естественно, что интересы населения напрямую затрагивает рост цен на коммунальные услуги. Здесь стоит отметить, что на Украине, как и в других постсоветских государствах, существует достаточно затратная система тепло- и энергоснабжения.

И дело не только в том, что она сильно изношена, поскольку редко где ремонтировалась в достаточном объеме с момента распада СССР. Другое обстоятельство, что довольно затратна сама концепция снабжения большого города из одного распределительного центра (ТЭЦ) через систему труб. К тому же к ним обычно нет постоянного доступа ремонтных бригад, потому что трубы закопаны в землю. К тому же проходят под автомобильными магистралями.

В результате потери тепла и воды неизбежны, а любой ремонт требует масштабных земляных работ. Естественно, что во времена СССР на стоимость поддержания такой системы в рабочем состоянии никто не обращал внимания. Потому что любая цена в плановой экономике носила достаточно условный характер. Поэтому и для населения платежи за коммунальные услуги не были обременительными.

После распада СССР каждая страна решала проблему самостоятельно. К примеру, в Прибалтике цены на комуслуги сразу же стали формироваться, исходя из рыночных условий. То есть

цены зависели от стоимости топлива и потерь при его транспортировке. Итоговая сумма стала шоком для населения

Другая ситуация была в странах, испытавших внутриполитические конфликты, вроде Грузии — там часто просто не было отопления и электроэнергии. Но в таких странах, как Россия, Казахстан, Украина после сложного периода в 1990-х годах ситуация с отоплением и энергоснабжением в городах постепенно выровнялась.

Но у этого была своя цена. И она заключалась в том, что власти в этих странах, так или иначе, но все же дотировали систему коммунальных платежей для населения. Естественно, что таким странам, как Россия и Казахстан, сделать это было проще. Они обладают большими запасами углеводородов – нефти, газа, угля и могут регулировать основные тарифы на рынке коммунальных платежей, в том числе нерыночными способами.

К примеру, в Казахстане цена на газ для населения существенно ниже мировой цены. В 2019 году в Алматы и области оптовая цена тысячи кубометров будет стоить 19,5 тыс. тенге ($51), что на 17% ниже, чем годом ранее. В то время как в Актюбинской области тысяча кубометров стоит всего 5,5 тыс. тенге ($14,5). При этом розничная цена в Алматы в 2018 году была 31 тыс. тенге ($82) за тысячу кубометров, в 2019 году будет ниже процентов на десять.

Характерно, что в ходе недавней дискуссии между Москвой и Минском белорусская сторона говорила о том, что ей газ поставляют из России по цене 130 долларов за тысячу кубометров. В то время как в соседнем с Беларусью Смоленске цена газа для россиян всего 70 долларов за ту же тысячу кубометров.

Для сравнения: в Украине сегодня газ в рознице стоит 8,5 тысяч гривен ($314) за тысячу кубометров. А в 2019 еще вырастет — до 9,7 тысяч гривен ($359).

На повышении настаивает МВФ с тем, чтобы цена опиралась на рыночные основания

При этом для украинской промышленности цена газа в 2018 году составляла 15,5 тысяч гривен ($574) за тысячу кубометров.

На чем зиждилась политика до 2014 года?

Естественно, что такие цены самым серьезным образом сказываются и на расходах простых украинцев, и на себестоимости украинской продукции. Ранее государство приобретало газ у России (до 52 млрд кубов в год), но продавало его и населению, и промышленности с большой скидкой, таким образом их поддерживая.

В ответ промышленность могла конкурировать на внешних рынках, а также поддерживать занятость практически в прежних советских количествах и выплачивать зарплату. Население имело работу и обеспечивало электоральную поддержку правительству.

То есть

именно энергоносители, газ из России и уголь с Донбасса были основой существования экономической модели Украины

Они также обеспечивали устойчивость самой важной ее экспортной отрасли – металлургии. С одной стороны, Украина дотировала производство угля на Донбассе, чтобы поддержать производство и получить поддержку избирателей. К примеру, соседние с украинским Донбассом угледобывающие районы России, в частности в городе Шахты Ростовской области, давно остановили добычу угля из-за ее нерентабельности.

С другой стороны, Киев дотировал цену на газ. В том числе для того чтобы иметь относительно комфортные условия и для промышленности, и по коммунальным платежам для населения, чтобы получить в ответ его электоральную поддержку.

Но ключевым элементом в этой конструкции была все же возможность получения достаточных объемов газа из России. Вокруг этого в основном и строилась украинская политика до 2014 года. Потому что очень важно было получать газ как можно дешевле, тогда приходилось меньше тратить на дотации.

Собственно и известное дело против Юлии Тимошенко, которое привело ее в тюрьму при прежнем президенте Викторе Януковиче, было связано с тем, что, подписав с Москвой невыгодное соглашение о покупке почти 50 млрд кубометров газа в год, она существенно осложнила ситуацию для управления ситуацией.

Тем более, что соглашение было подписано по правилу take-or-pay, которое предусматривало необходимость оплаты всего оговоренного ранее объема, даже если ты его весь не использовал. Для украинской власти при Януковиче это означало резкое ухудшение ситуации, связанной с сокращением возможностей для политического маневра как в отношениях с Россией, так и при проведении политики внутри страны.

«Политические самоубийцы»

После 2014 года прежняя модель перестала работать. Украина потеряла Донбасс, а значит и большую часть угля, и в конце концов отказалась от приобретения газа из России. Хотя взамен ей пришлось покупать уголь из ЮАР и из мятежных республик. Кроме того, Киев покупал тот же российский газ, но на этот раз транзитом через Европу. Понятно, что

это обходилось существенно дороже. Но ситуация объяснялась необходимостью избавиться от зависимости от России

Однако оставался такой важный вопрос как дотации промышленности и населению через коммунальные платежи. В связи с ростом зависимости от финансовой помощи со стороны международных организаций их мнение было в данном вопросе решающим. Киев должен был отказаться от прежней системы дотаций, хотя некоторое время украинским властям их все же предоставили.

И вот в этот момент начался реальный процесс отказа от старой советской модели. Естественно, что происходящее стало настоящим шоком для населения, которое столкнулось с ростом цен на коммунальные платежи и перспективой дальнейшего продолжения этого процесса.

Понятно, что те власти в Киеве, которые стояли за данными реформами (напомним, что еще проводится реформа здравоохранения), неизбежно должны были потерять электоральную поддержку в обществе. Собственно, и президент Петр Порошенко, и работавшие с ним премьеры Арсений Яценюк и Владимир Гройсман становились своего рода «политическими самоубийцами».

Во многом именно с этим связан и высокий антирейтинг Порошенко

В борьбе за голоса избирателей

В условиях конкурентной политической среды с помощью голосования на выборах население может выразить свое неудовольствие сложившейся ситуацией, за которую отвечают действующие власти. Во время президентских выборов у недовольных украинцев будет такая возможность.

В этой связи весьма характерно, что один из наиболее вероятных кандидатов на победу на предстоящих выборах

Юлия Тимошенко обещает своим избирателям снизить цену на газ в 2 раза. Но она не говорит, как этого добьется

Понятно, что с ее стороны это явно популистский ход. Однако Тимошенко, вольно или нет, но четко формулирует ситуацию стратегического выбора для Украины. Так уж получилось, что он связан с вопросом о цене на газ.

Тимошенко пытается использовать ностальгию населения по прежним временам и обещает к ним вернуться. Если, конечно, не считать, что это просто такой предвыборный ход, который не будет иметь последствий в случае ее победы. Тогда, по сути, она говорит о продолжении политики государственных дотаций.

То есть неважно по какой цене мы купим газ и у кого — вам, потребителям, он достанется дешево и все остальные услуги тоже. Пусть население не беспокоит, как Тимошенко будет договариваться с МВФ или Россией. Она намекает, что вполне сможет это сделать.

С циничной точки зрения в борьбе за голоса избирателей в конкурентной среде это вполне может произвести впечатление на ту часть электората, которую шокировало резкое ухудшение условий жизни. Естественно, что они хотели бы вернуться в более комфортное прошлое, когда цены были ниже и гривна дороже. Но в то же время они все-таки относятся к проукраинскому и проевропейскому избирателю.

Соответственно, они не хотели бы голосовать за основного пророссийского кандидата на этих выборах – Юрия Бойко, даже в знак протеста. Понятно, что стратегия Бойко и его избирателей как раз и связана с возвращением к прежней модели. То есть, к налаживанию отношений с Россией, что позволит получить доступ к более дешевому газу и в том числе даст возможность возобновит систему дотаций.

Но для проукраинской и прозападной части избирателей поддержать стратегию Бойко означало бы признать свою неправоту

в связи с событиями последних пяти лет. Поэтому им ближе позиция Тимошенко.

Тимошенко для Москвы лучше, чем Бойко

При всей прозападной риторике (в феврале она говорила о необходимости вступления Украины в НАТО) Тимошенко воспринимается как прямая альтернатива Порошенко. При этом подразумевается, что она сможет договориться даже с Россией. Так сказать, не поступившись «чистотой мундира». Вообще ее электорат может думать, почему бы ей не договориться одновременно и с Россией, и с Европой.

Очевидно, что для Москвы это могло обеспечить хорошие перспективы

Весь опыт прошлой политической жизни Тимошенко говорит, что с ней теоретически вполне можно договориться. Тем более, что она относится к узкому кругу тех людей, кто когда-то имел отношение к бизнесу вокруг газа.

Если, к примеру, ценой вопроса переговоров с Россией станет сохранение транзита российского газа через Украину (цена вопроса 3 млрд долларов в год дохода для украинского бюджета), а также его приобретение по приемлемой цене, это позволит той же Тимошенко снизить цены для населения и занести это себе в актив.

В каком-то смысле Тимошенко – своего рода аналог американского президента Дональда Трампа

Он также все время ищет большую сделку, будь то Северная Корея, Россия или Китай. Как бизнесмену ему нужен быстрый успех, надо заключить договор. Собственно, в России и ждут такого украинского политика, с кем можно было бы договориться. По большому счету это означало бы изменить стратегический выбор Украины. Не только в том смысле, что Киев стал бы ориентироваться больше на Москву, как это было во времена Януковича. И даже не в том, что тогда можно было бы начать процедуру урегулирования отношений с Европой, снять некоторые санкции.

Более важно, чтобы Украина вернулась бы к прежней модели своего развития, что делает ее точной копией России, но без газа и нефти

Такая Украина в любом случае сохранила бы зависимость от России даже при наличии риторики о западной ориентации и вступлении в НАТО. В этом смысле проукраинская Тимошенко для Москвы даже лучше, чем пророссийский Бойко.

Тем более, что в Украине после потери Крыма и восточных районов Донбасса сократилось количество избирателей, придерживающихся скорее простаросоветской, чем даже пророссийской ориентации. Так что электоральным путем провести во власть более приемлемого для нее кандидата Москва уже не может. Отсюда для нее логично следует вывод, что надо договариваться, вопрос только с кем. Тимошенко в этом смысле вполне приемлемый вариант.

За сближение с Европой

Но в то же время за последние пять лет многое изменилось. Хотя падение уровня жизни стало шоком для многих украинцев и многие из них ностальгируют о прошлом — как о советском, так и о совсем недавнем, которое было до майдана 2013 года, все же этого недостаточно для того, чтобы вернуть украинский корабль на прежний фарватер.

Конечно, большую роль в этом играют патриотические настроения самой разной степени их выражения – от очень радикальных до довольно умеренных. Для многих, особенно молодежи, несомненно, имеет значение вопрос модернизации страны, ее приближение к европейской модели. А это подразумевает отход от российской модели государственного и политического устройства с ее доминирующей властью центральной бюрократии.

Причем ориентированный на модернизацию патриотизм, свойственен и украиноязычной, и русскоязычной частей украинского общества. Собственно, об этом как раз и говорят высокие рейтинги Владимира Зеленского, который все-таки больше русскоязычный, но сегодня все больше говорит на украинском языке. При этом этот выходец из Кривого Рога в бывшей Днепропетровской области поддерживал майдан и украинских военных в ходе войны в Донбассе.

Многие русскоязычные граждане Украины, особенно из центральной ее части, идентифицируют себя именно как украинцы, хотя и не используют украинский язык в каждодневном общении.

Для радикально настроенных представителей патриотического движения это повод не считать их украинцами или по крайней мере рассматривать их как не совсем правильных украинцев. Но очевидно, что их украинская самоидентификация только укрепилась после событий 2014 года.

В самом общем смысле

они не только за Украину, но и за ее модернизацию, повышение эффективности государства, сближение с Европой

В этой категории населения более четко выражена ориентация на Европу и европейские ценности. Этим они отличаются от тех граждан Украины, которые тоже считают себя украинцами, но больше ориентированы на сильное государство с его патернализмом. Пример такого государства они видят именно в России, их было много на востоке Украины.

Зеленский как символ

Для жителей центральной Украины, особенно городских, Зеленский это не только пример личного успеха, это человек, который сделал себя сам. В его пользу сразу несколько моментов. Во-первых, он дает возможность выразить протест против профессиональной политической элиты Украины, которая, по мнению общества, преследует свои интересы и вообще плохо работает. Во-вторых, для многих он свой. Зеленский не из условной Галичины и в то же время не из не менее условного Донбасса. В-третьих, он современный, успешный. В-четвертых, он символ перехода от прежней Украины к новой, более современной стране.

То есть если раньше в Украине было много отдельных групп — «западники», русскоязычные горожане, жители Донбасса, Крыма и многие другие с разными интересами, теперь можно говорить о гораздо более однородном обществе.

Это общество однозначно ориентирует себя именно с Украиной, кто был не согласен с этим, ее покинули. К примеру, жители Крыма и восточных районов Донбасса, или те, кто переехал в Россию. Хотя не все так однозначно: различия, безусловно, сохраняются.

По большому счету Зеленский отражает общественные надежды определенной части населения.

Но для большой политики надежда — понятие слишком романтичное

Именно поэтому он вряд ли станет президентом Украины. Романтик у власти это было бы чересчур, особенно в момент перелома сознания и общественных ценностей.

Тактический ход Порошенко

Но свою небольшую роль Зеленский уже сыграл. Он облегчил нынешнему президенту Порошенко стратегию ведения предвыборной кампании. Теперь Порошенко надо обойти Тимошенко и занять второе место после Зеленского.

Если бы Зеленского вдруг на этих выборах не было, Порошенко пришлось бы сражаться за второе место после Тимошенко с целой группой конкурентов.

Среди них были бы не только Бойко с его пророссийским электоратом, но также и бывший министр обороны Анатолий Гриценко, который действует на одном поле с Порошенко, а также некоторыми другими кандидатами.

И не факт, что нынешний украинский президент смог бы выйти на второе место

Стоит упомянуть еще одно важное обстоятельство, связанное с тем, что как раз накануне выборов раскололся достаточно активный пророссийский блок. Его представители в итоге пошли на выборы по отдельности. Кроме Бойко, кандидатом стал его бывший соратник Александр Вилкул. В случае выдвижения единого кандидата от пророссийских сил раньше он мог бы теоретически пройти во второй тур, сейчас же это маловероятно.

Похоже, что это некий тактический ход и, скорее всего, он сделан администрацией украинского президента

В конце концов, у Рината Ахметова (утверждают, что он стоит за Вилкулом) может быть своя позиция по внутриукраинской проблематике, отличная от тех, кто поддерживает Бойко. И даже если Вилкул наберет только пару-тройку процентов, он отнимет их у Бойко.

Так что в первом туре 31 марта главная борьба скорее всего развернется за второе место. И здесь у Порошенко появляются неплохие шансы. И это очень неожиданно. Потому что политик с таким высоким антирейтингом (более 50% заявляют, что не будут за него голосовать), который ответственен за весьма непопулярные реформы, не мог в принципе рассчитывать на электоральный успех. К тому же до начала предвыборной кампании по всем опросам он набирал только от 5-6 до 8-9 % голосов избирателей.

И вот в феврале уже можно наблюдать, что у Порошенко твердое третье место

Более того, по некоторым опросам он даже немного обошел Тимошенко, что еще недавно казалось невозможным. При том, что предвыборная кампания только началась. И вот здесь будут иметь значение детали, которые раньше считались не слишком существенными.

Кто «поможет» действующему президенту?

Конечно, в Украине административный ресурс не имеет такого значения, как, скажем, в России, но все же его следует учитывать. Для массы представителей государства на местах, многие из которых играли активную роль и при Януковиче, Порошенко вполне понятен и предсказуем. С их точки зрения того же нельзя утверждать про Зеленского, что делает его для чиновников не слишком удобной фигурой.

А мнение влиятельных местных управленцев может иметь значение. Обычно приводят в качестве примера мэра Одессы Геннадия Труханова. Безусловно, он не сможет повлиять на мнение многих жителей, с учетом специфики этого города, но какие-то голоса он Порошенко все же обеспечит. В борьбе же за второе место 31 марта будет важен каждый процент.

Стоит также подчеркнуть значение избирателей из сельской местности. Они традиционно голосуют за власть. Причем голосуют за того, на кого им укажет местная власть. И здесь у Порошенко могут быть неплохие позиции.

Кроме того,

ставка Порошенко на патриотические настроения в контексте выборов может быть тактически верным ходом

Это обеспечивает ему пусть изначально небольшой, но зато твердый электорат, для которого не так важен, к примеру, рост цен и который готов простить нынешнему президенту издержки его политики. Для этих людей имеет значение и получение автокефалии украинской православной церковью, и патриотические лозунги, и противостояние с Россией.

Так что Порошенко на выборах в марте вполне может обойти Тимошенко и выйти во второй тур вместе с Зеленским

Тем более, что у Тимошенко также высокий антирейтинг, как и у Порошенко. В целом она вряд ли сможет увеличить свою поддержку в ходе кампании, в отличие от своего оппонента в борьбе за второе место.

Претенденты разных весовых категорий

Если же во втором туре сойдутся Зеленский и Порошенко, ситуация станет еще интересней. По опросам, которые были сделаны до начала избирательной кампании, Порошенко проигрывал во втором туре всем другим значительным кандидатам, кроме Бойко. В том числе и Зеленскому.

Но это отражало ситуацию с общим недовольством украинского общественного мнения политикой государства в целом. В то время как ко второму туру выборов это недовольство несколько отойдет в сторону.

На первый план выйдут общие проблемы государственного развития в целом

Несомненно, цены на коммунальные услуги, проблемы реформы здравоохранения для общества будут по-прежнему важны. Но большую актуальность приобретут вопросы отношений с Россией, языка, армии, европейского вектора развития, автокефальной церкви.

Если бы Порошенко столкнулся с Тимошенко, это было бы сражение примерно равных по силе бойцов на одном поле. В то время как Порошенко и Зеленский из разных весовых категорий. И задача команды Порошенко будет доказывать, что если выберут Зеленского, это означает потерю важнейших завоеваний последнего времени.

Сам Зеленский, будучи не очень опытным политиком, уже допустил ошибку, когда заявил на встрече с послами европейских стран, что в случае победы сядет за стол переговоров с российским президентом по вопросу о Донбассе. Здесь важно не то, что он вообще готов к переговорам, почему бы нет. Ошибка была в том, что все выглядело так, что неопытный Зеленский, артист юмористического жанра по профессии, пойдет на встречу с чрезвычайно опытным политиком Владимиром Путиным.

Естественно, что это выглядит не очень хорошо для Украины и ее государственных интересов. В конце концов, можно быть весьма недовольным собственным истеблишментом и в знак протеста выбрать пусть даже артиста, как проголосовали за партию Беппе Грилло в Италии.

Но представить, что страну на переговорах с Россией с ее весьма жестким президентом будет представлять неопытный актер-юморист, это уже слишком

для любого вменяемого человека. И дело не только в том, что Путин просто «съест» Зеленского. Проблема в том, что появление Зеленского на международной арене будет выглядеть не очень серьезно. Что плохо для имиджа страны. Тем более это актуально для современной Украины.

Победа за Порошенко?

К тому же в пользу Порошенко может сыграть то обстоятельство, что сегодня значительная часть украинцев работает в Европе, особенно в Польше. Если не они сами, то их родственники не захотят, чтобы им как-то помешали продолжать работать за границей.

Между прочим, европейцам достаточно немного поэксплуатировать тему возможного отказа от безвизового режима для Украины и многие сделают соответствующие выводы. При этом та часть украинских рабочих, которые работают в России, не смогут проголосовать, потому что там не будет избирательных участков.

Поэтому во втором туре, если Порошенко туда попадет, кроме его «ядерного» электората, скорее всего, за него в своем большинстве проголосуют избиратели Тимошенко, Гриценко, Олега Ляшко, Андрея Садового. Зеленский же может рассчитывать на большую часть голосов Бойко и Вилкула.

За Порошенко будут в основном области Западной Украины, за Зеленского в большей степени Восточной и частично Центральной. Логика поддержки в данном случае будет основываться на концепции «меньшего зла».

Поэтому можно допустить, что во втором туре выиграет нынешний президент Порошенко

Хотя понятно, что это только предположение. Но так получилось, что вероятность такого варианта становится очень высока.

В  любом случае очень интересно, как будут развиваться процессы реформирования Украины в ближайшее время. Особенно это любопытно с позиции российского общества. Потому что впервые в истории два государства и два народа, бывшие когда-то частью единого целого, реализуют разные, альтернативные друг другу модели развития.


Редакция 365 Info.kz благодарит Институт азиатских исследований за предоставленный материал

© «365 Info», 2014–2020 info@365info.kz, +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter