Нур-Султан
Сейчас
-5
Завтра
-14
USD
384
0.00
EUR
430
0.00
RUB
6.16
0.00

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 7)

1644
englishrussia.com

В 1971 году 22% советских овец и коз выращивалось в Казахстане. Но этого было недостаточно.

Огромная империя с населением более 250 млн человек испытывала хронический дефицит продовольствия

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 1)

В 1980 году СССР импортировал 821 тыс. тонн мяса и мясопродуктов. По официальным данным, это 8,3% от общего объема потребления этой продукции в стране. Пытаясь решить вопрос, Москва поставила перед руководством КазССР задачу довести количество овец и коз до 50 млн голов.

Но все было тщетно. В отличие от растениеводства, где хлеборобы в обычные годы все же сдавали государству заветный «миллиард пудов», количество овец не удалось довести даже до 40 млн голов.

Главной проблемой, не позволившей добиться исполнения планов, Кунаев считал недостаточность выделяемых средств

для строительства кошар в необходимом количестве, выращивания и заготовки кормов, обводнения пастбищ.

Обращаясь к Брежневу на одном из мероприятий в сентябре 1976, Кунаев, отметив, естественно, большую роль поддержки Центра, счел необходимым заявить:

«Вместе с тем мы могли бы сделать больше. Но для этого необходимо выделение дополнительных средств и материально-технических ресурсов. Об этом убедительно просят руководители областей и районов республики, хозяйств, сами животноводы».

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 2)

Этот практически безобидный на взгляд обывателя отрывок сигнализировал о довольно серьезном раздражении республиканского руководства. Но дело все же было не только в деньгах — крайне острой была кадровая проблема.

Авторитет чабана

В начале 70-х годов республике не хватало более 35 тысяч чабанов. Молодежь все больше уезжала в города, а остававшиеся в селе предпочитали выбирать другие профессии. Мало кого прельщала перспектива посвятить жизнь уходу за животными вдали от элементарных благ цивилизации.

Советская власть всячески старалась поднять престиж чабанской профессии

Знатные чабаны удостаивались звания Героев соцтруда, приобретали вне очереди машины и наделялись турпутевками в зарубежные соцстраны, недоступными для большинства. Им установили надбавки к зарплате, увеличили сроки отпусков. По заданию партии чабанский труд воспевали журналисты, писатели, поэты, художники, режиссеры и композиторы.

Советский агитплакат

Партия и комсомол вели широкую агитацию в стенах средних школ, убеждая старшеклассников после получения аттестата идти в чабаны. Желание продолжать образование порой прямо ограничивалось — от выпускников требовалось после школы несколько лет отработать в животноводстве.

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 3)

На этой почве возникало немало конфликтов. Требовался какой-то выход из ситуации. Тогда в 1971 году в Чубартауском районе Семипалатинской области около полусотни выпускников средних школ после доверительных бесед с представителями компартии и комсомола объявили о готовности создать комсомольско-молодежные овцеводческие бригады. Лозунгами служили «Овцеводство – дело рук молодых» и «50 миллионов – не предел!»

СМИ сразу же принялись на все лады воспевать мирный подвиг юных чубартауцев. Так началась новая и, необходимо признать, довольно успешная кампания по мобилизации казахской молодежи в овцеводство.

К 1976 году в КазССР было создано больше тысячи комсомольско-молодежных овцеводческих бригад. В них насчитывалось более 10 тысяч парней и девушек. Причем агитаторы не ограничивались сельскими районами. Под влиянием обкома партии на работу в овцеводство однажды отправился в полном составе выпускной класс единственной казахской средней школы Уральска.

Единственный профиль на все времена?

Но даже всесильная советская пропаганда в сочетании с неплохими материальными стимулами не могла решить кадровую проблему. Созданное в короткие сроки и в «добровольно-принудительном» порядке комсомольско-молодежное движение стало быстро угасать. Бригады халатно относились к своим обязанностям, распадались и допускали падеж скота.

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 4)

В отличие от животных, которых выращивали на личных подворьях, совхозный скот был тощим, неухоженным и больным. Случившийся в конце 70-х новый массовый падеж скота по большей части лежал на совести чабанов-комсомольцев.

Во многих совхозах и колхозах пасти скот отправляли проштрафившихся работников. В чабаны «ссылались» лишенные за пьянство прав шоферы или проворовавшиеся работники торговли. Другого выхода не было — в 1980-х республике не хватало более 12 тыс. чабанов.

Навязывание центром Казахстану роли центра овцеводства вызывало ощутимое раздражение национальной интеллигенции. Олег Квятковский передал слова казахского писателя Сейдахмета Бердикулова, сказанные в одном из откровенных разговоров:

«Почему казахская газета на отгоны не зовет? А вот прикинь:

50 млн овец да на 7 млн казахов. Что, всю нацию на чабанский отгон? Это нам не годится,

Олег, это нас не устраивает. Казахам ведь нужны ученые, врачи и космонавты. И разве овца для казаха единственный профиль на все времена?»

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 5)

Схожие настроения получили свое отражение в вызвавшей большой резонанс повести Жаппара Омирбекова «Қызыл су» (1975). Даже редко позволявший себе прямые нападки на писателей Кунаев, изменив обыкновению, обрушился на эту книгу в своем выступлении на XVI съезде компартии Казахстана:

«Издательство «Жалын» выпустило повесть «Красная вода». Там жизнь чабана показана безрадостной и по существу бессмысленной, а в адрес этой уважаемой профессии сыплются одни проклятия. Это, с позволения сказать, позиция совершенно непонятна в условиях, когда социальная значимость профессии животновода с каждым годом возрастает».

На словах ратуя за увеличение доли казахов в составе рабочего класса, на деле для значительной части этноса власть стремилась ограничить возможность профессиональной самореализации сферой сельского хозяйства.

Сокращение национального рабочего класса

В дореволюционное время большинство рабочих на промышленных предприятиях Казахстана были казахами. Даже после нескольких волн массовых переселений в предвоенное время их доля среди рабочих в промышленности составляла 43%. Рабочие коренной национальности преобладали на многих индустриальных объектах. Так, среди нефтяников — 73,8%, среди угольщиков – 63,9%. В 1936 году  высококвалифицированных и квалифицированных рабочих-казахов в Казахстане было 56,1%.

С 1940-х годов процент казахов, занятых в промышленности, постоянно снижался. В 1960 их доля составила 19, 3%, в 1975 – 18,9%. Только к концу 1980-х доля коренного населения несколько увеличилась — до 20,1%. При этом в угольной промышленности казахи составили 2,2%, в черной металлургии – 8,6%, в машиностроении и металлообработке – 12,6%. Это был самый низкий показатель среди коренных национальностей союзных республик.

Для сравнения: в 1987 году доля представителей коренной национальности в Киргизской ССР среди работников промышленности составляла 25%,

  • в Латвийской ССР – 38%,
  • в Узбекской ССР – 53%,
  • в Азербайджанской ССР – 69%,
  • в Белорусской ССР – 78%.

Впоследствии, после событий 1986, это стало основанием для  обвинения Кунаева

«Руководящие органы республики устранились от целенаправленного формирования национальных кадров рабочего класса – основного носителя и проводника идей интернационализма.

Сократился удельный вес казахов среди рабочих промышленности, особенно в угольной и металлургической отраслях», – отмечалось в специальном постановлении ЦК КПСС, посвященном оценке работы компартии Казахстана в кунаевский период.

Но сменивший Кунаева Геннадий Колбин, первое время также публично критиковавший предшественника за малый процент казахов среди рабочих, через некоторое время вдруг заметил:

«Казахи ныне составляют 52 процента от общего числа работающих в сельском хозяйстве республики. Но кадров там хронически не хватает. В то же время такие отрасли, как черная и цветная металлургия, угольная промышленность в полной мере укомплектованы кадрами.

Есть ли смысл в такой обстановке организовывать «перекачку» людей из села в индустрию только для того, чтобы увеличить соответствующие показатели для социологов? Формирование национального рабочего класса – важная задача. Но подходить к ее решению надо с учетом всего комплекса факторов. Так, чтобы форма не взяла верх над содержанием».

Супнаборы для простых граждан

Кадровые и все прочие проблемы являлись лишь отражением специфических особенностей советской плановой экономики. С одной стороны, действительно огромными усилиями советская власть сумела создать в Казахстане впечатляющее поголовье скота, насчитывавшее к концу 80-х более 36 млн овец и коз, почти 10 млн голов КРС, более 1 млн лошадей и почти 150 тыс. верблюдов.

Но эти результаты были достигнуты путем колоссальных и экономически нецелесообразных затрат.

Даже по информации советских органов, более половины совхозов и колхозов в Казахстане в 80-х годах были убыточны

Широкое распространение в период развитого социализма имели так называемые приписки. К примеру, ставший в 1982 году первым секретарем Семипалатинского обкома компартии Сагидулла Кубашев неожиданно обнаружил, что в области недостает 330 тыс. голов скота. Такие же случаи имели место и в других регионах. В 1985 году глава правительства Казахской ССР Нурсултан Назарбаев дважды предпринимал попытку инициировать пересчет скота в республике, но получал категорический отказ.

Как экономика повлияла на всю историю Казахстана (часть 6)

И самое главное, от наличия тучных советских табунов и отар обычные казахстанцы кроме «чувства законной гордости» больше ничего не испытывали. Руководители и чабаны получали награды, а большая часть казахстанского мяса уходила в союзный фонд. Откуда перераспределялась в другие республики и военные округи.

В свободной продаже обычное мясо и мясные изделия появлялись крайне редко

Большинство простых граждан довольствовались в повседневной жизни разве что супнаборами, представлявшими собой комплект костей с небольшими кусками мяса, и ливерной колбасой.

Овцы съели землю

Вряд ли ситуация могла измениться к лучшему для казахстанских потребителей, даже если бы поголовье овец достигло 50 млн голов. Более того, даже 35 млн овец и коз наносили существенный ущерб природной среде. Наибольший был связан с деятельностью гигантских овцеводческих хозяйств.

Интенсивное использование под выпас полупустынных и пустынных районов вело к выбиванию растительности и появлению незакрепленных голых песков. Почвы уплотнялись, возрастала их засоленность. Острые копыта овец и коз, в отличие от лошадей, верблюдов или КРС, разбивали почву и вытаптывали травы.

«Всеядность» мелкого рогатого скота, не пренебрегающего почти никакой растительностью (в отличие от лошадей и крупнорогатого скота), особенность устройства челюсти, позволяющая овцам срезать траву под самый корень, практически не позволяло пастбищам восстанавливаться.

«Овцы съели людей», – так описал Томас Мор процесс обезземеливания крестьян в Англии XVI века. Можно сказать, что в Казахстане XX века овцы съели землю.

Перевыпас овец привел к деградации 55 млн из 180 млн га пастбищ, имевшихся в наличии

Распад СССР и сопутствовавший этому процессу экономический кризис нанесли колоссальный удар по сельскому хозяйству Казахстана. И особенно по животноводству.


Окончание следует

Со списком используемой литературы вы можете ознакомиться в редакции

© «365 Info», 2014–2019 [email protected], +7 (727) 350-61-36
050013, Республика Казахстан г. Алматы, мкр. Керемет, дом 7, корпус 39, оф. 472
Заметили ошибку в тексте? Выделите ее и нажмите Ctrl+Enter