18+
Астана
Сейчас
-2
Завтра
1
USD
378.17
0.00
EUR
429.11
0.00
RUB
5.88
0.00

«Авгиевы конюшни» Нацбанка придется чистить еще долго

Особых успехов за время правления в Нацбанке Данияра Акишева достигнуто не было. Такой вывод можно сделать из заявления руководителя президентской администрации Асета Исекешева во время представления нового главы Нацбанка и его слов о том, что все задачи, стоящие перед регулятором, остаются прежними.

Претензии вслух

На расширенном заседании ушедшего в отставку правительства претензии в адрес теперь уже экс-председателя Нацбанка были высказаны прямо и ясно. Президент отметил, что из-за несогласованности действий финрегулятора и правительства не хватает инвестиций в реальный сектор:

— За последние три года количество предприятий, находящихся на стадии банкротства, выросло почти в два раза… Малый бизнес закредитован… Банковский долг несостоятельного бизнеса увеличился в 3,5 раза, дополнительный кредит только усугубил проблему несостоятельности…

Тогда же г-ну Акишеву было дано поручение, причем с весьма жестко сформулированной резюмирующей частью:

— Надо следить за тем, что пока работает банк, чтобы акционеры не выводили деньги… Данияр, головой отвечаешь.

Перемены, которые не наступили

Тем не менее даже при такой ультимативной постановке кадрового вопроса весь февраль до отставки г-на Акишева Нацбанк занимался чем угодно, только не поручением Акорды. Оздоровление финансового сектора, внедрение риск-ориентированного надзора, разработка системы автокредитования по аналогии с программой «7-20-25» в жилищной сфере – таковы были основные тезисы выступления г-на Акишева на заседании правительства, прошедшем через неделю после «разбора полетов» в Акорде.

И это вопреки тому, что Нацбанком израсходованы огромные средства на поддержку банков второго уровня, владельцы которых красуются в списках миллиардеров и мультимиллионеров, новое жилье еще не построено для участников программы «7-20-25», банкиры и страховщики бьют тревогу по поводу субъективности так называемого «мотивированного суждения», используемого в риск-ориентированном надзоре.

Если же вернуться к назначению г-на Акишева председателем Нацбанка в начале ноября 2015 года, главой государства ему и тогда была ясно поставлена задача:

«Сейчас снижено доверие к Нацбанку и национальной валюте тенге. Этого допустить нельзя. В стране ощущается дефицит тенговой ликвидности, снижается объем кредитования экономики. Это плохие показатели, над их исправлением необходимо работать».

Увы, как теперь стало окончательно понятно, «воз» проблем Нацбанка, банковского сектора и финансовой системы остался на том же месте.

Вывод ликвидности с рынка

Вместо того чтобы пустить живительную ликвидность в реальный сектор экономики, поступавшую в значительной степени и по каналам господдержки, Нацбанк вывел ее с рынка более чем на 3,5 трлн тенге. Взамен банкам второго уровня предложили высокую доходность по своим ценным бумагам – нотам. Для повышения доверия к тенге использовались нерыночные подходы в виде резкого снижения ставок по инвалютным депозитам, в том числе до нуля, по депозитам самого Нацбанка. В ответ

крупные корпоративные клиенты отечественных банков начали выводить средства в зарубежные банки, чем, кстати, занимается и Нацбанк,

размещая за границей в банковские долларовые вклады пенсионные активы ЕНПФ. Резкие же и зачастую необъяснимые так называемыми фундаментальными факторами колебания обменного курса тенге к доллару периодически вызывали ажиотаж на валютном рынке, не говоря уже о снижении доверия к Нацбанку и казахстанской валюте. Итогом этой непродуманной политики дедолларизации стала по-прежнему высокая доля инвалютных вкладов – 49,3% у юридических лиц и 47,4% у физических.

Роль банков в экономике уменьшается

Стагнирует и кредитование экономики, поскольку банки сейчас лишены «длинных» денег. Как результат — в своей деятельности они в основном опираются на срочные депозиты как базу фондирования.

К тому же заемные деньги остаются довольно дорогими. Средневзвешенная ставка вознаграждения по тенговым кредитам, выданным небанковским юридическим лицам, в декабре 2018 года была на уровне 11,7%, физическим лицам – 17,2%.

В 2018 году при относительно благоприятных ценах на нефть отношение совокупного ссудного портфеля банковского сектора к ВВП снизилось с 25,6% на его начало до 23,6% к концу. Да и в целом роль банковского сектора в экономике уменьшилась, если судить по отношению его активов к ВВП (снижение с 45,5% до 43,3%) и вкладов клиентов к ВВП (с 31,4% до 29,3%).

Забытые задачи

Добавим также, что неисполненными остались и другие поручения главы государства. К примеру, в Нацбанке так и не взялись за расширение его мандата, включающего ответственность совместно с правительством не только за инфляцию, но и за экономический рост.

Кстати, последнее вместе с акиматами внесло немалый вклад в снижение инфляции за последнее время, бдительно следя за ценами и тарифами. Не говоря уже о мощном импульсе, который дал глава государства, потребовавший умерить аппетиты монополистов. В стороне остался и контроль за «бомбой» потребительского кредитования, объем которого только в прошлом году вырос на 18,7%, тогда как доля потребительских займов в ссудном портфеле банков увеличилась с 21,7% до 25,5%.

Так что остается лишь согласиться с мнением экспертов о необходимости перезагрузить финансовую систему Казахстана, в которой банки фактически перестают быть эффективным источником кредитования экономики и ее надежным двигателем. Большей частью, как признают сами банкиры, теперь их функция сводится к распределению денег, выделенных государством на поддержку экономики, поскольку

ряды качественных заемщиков тают. И это весьма опасная ситуация

в канун завершения 5-летнего переходного периода с момента вступления Казахстана в ВТО. Ведь уже в 2020 году иностранные банки и страховщики получат возможность беспрепятственного доступа на внутренний финансовый рынок нашей страны через свои филиалы.