18+
Астана
Сейчас
-6
Завтра
-5
USD
377.62
0.00
EUR
426.03
0.00
RUB
5.67
0.00

Эксперт нашел «слабое звено» Казахстана в борьбе с терроризмом

Казахстан находится в орбите интересов международных террористических организаций. Об этом недавно заявил Нургали Билисбеков, зампредседателя КНБ. В связи с этим в республике необходимо пересмотреть политику безопасности, считает Анна Гусарова, директор Центральноазиатского института стратегических исследований.

По словам эксперта, госорганы страны в целом эффективно борются с терроризмом, законодательство развивается, отвечая на современные вызовы. Но один из важнейших элементов реагирования — стратегические коммуникации — по сей день отработаны слабо.

— Террористическая угроза в Казахстане невысока. Власти страны пересмотрели законы, повысили эффективность процедур безопасности.

Однако отсутствие взаимодействия и порой недопонимания между службами безопасности и общественностью — это проблема, которая требует самого пристального внимания, — говорит Гусарова.

КНБ раскрыло цели задержанных в Алматы террористов

Важные инструменты в борьбе с терроризмом

— Вспомните теракты в Актобе и Алматы. Казахстанцы тогда не знали, как себя вести и что делать в случае террористической атаки.

Анна Гусарова

Только через два дня после нападения в Актобе антитеррористический центр КНБ представил трехцветную систему предупреждения терроризма. В ней содержатся рекомендации для граждан в случае террористической угрозы.

В то же время о проведении антитеррористической операции в соцсетях и СМИ было много запутанных и противоречащих друг другу публикаций.

— Несмотря на оперативное взаимодействие между МВД и КНБ, пресс-службы этих ведомств сообщали разную и порой противоречивую информацию, которую затем же и опровергали. Чтобы получить первое официальное заявление министерства внутренних дел, жители Актобе ждали полдня.

Это время существенно повлияло на процесс распространения слухов, фейковых новостей и паники

Основная проблема заключалась в том, что общественность не имела никакого опыта в области фактчекинга, граждане не знали, где найти достоверную информацию и кому верить.

Опять же, во время теракта в Алматы, несмотря на то что были задействованы предупреждения и система оповещения, жители все равно оказались в растерянности.

Алматинские силовые структуры и СМИ использовали разные термины, называя стрелка «подозреваемым», «экстремистом», «террористом» и «нападавшим». Общей лексики и терминологии при освещении событий не существовало ни у правительственных учреждений, ни у СМИ.

Эта фундаментальная проблема отражает текущее состояние дел в области борьбы с терроризмом в стране

И важным элементом в этой борьбе являются стратегические коммуникации как внутри госучреждений, так и за их пределами, взаимодействие и информирование общественности, — считает эксперт.

Ни интернета, ни новостей

Большая проблема возникла из-за сбоя работы интернета в дни терактов как в Актобе, так и в Алматы. СМИ молчали: госорганы не задействовали ни телевидение, ни радио, ни социальные сети.

— Вместо этого  СЦК провела несколько пресс-брифингов с министром внутренних дел и пресс-секретарем МВД для столичных журналистов. Но не в Алматы и Актобе. Глава КНБ РК не присутствовал в информационном поле ни во время терактов, ни после них.

Местных новостей было крайне мало. В публичном поле активно работали только локальные медиакомпании —

Instagram в Актобе и Facebook в Алматы, — замечает Гусарова. — Почему же поставщики услуг безопасности и информации предпочли сосредоточиться на действиях и реакции, а не на взаимодействии с общественностью?

Необходим пересмотр законов

Почти 20 лет прошло со дня принятия в Казахстане закона «О противодействии террористической деятельности». И за это время, как отмечает Гусарова,

в стране так и не смогли выработать общий лексикон по экстремизму и терроризму

— Несмотря на то что в закон несколько раз вносились поправки, в основном они охватывали расширение возможностей служб безопасности и «разделение труда» в борьбе с терроризмом между госучреждениями.

Тем не менее в законе нет ни единого слова о «коммуникации» и «предупреждении». Термин «взаимодействие» используется госучреждениями исключительно в своих целях, оставляя население без информации.

Из закона следует, что о террористических угрозах следует ставить в известность только президента и правительство

А службы безопасности для противодействия религиозному экстремизму и терроризму в Казахстане должны сотрудничать и взаимодействовать только между собой, — замечает эксперт Центральноазиатского института исследований.

Такие же пробелы наблюдаются и в разделе «О противодействии экстремизму» (2005 год). В документе невозможно найти слова «коммуникация», «предупреждение», «сотрудничество».

Однако законодательство не стоит на месте. В недавно принятой Национальной программе по противодействию религиозному экстремизму и терроризму до 2022 года говорится, что одна из ее целей — создание антитеррористического сознания и иммунитета к радикальной идеологии.

КНБ планирует улучшить систему реагирования, а также минимизировать и устранить последствия возможного теракта

Это планируется сделать путем проведения антитеррористических учений, подготовки сил безопасности. Предусмотрено и материальное стимулирование граждан, предоставивших информацию, способную предотвратить теракт.

Чтобы избежать паники

В настоящее время для населения разработаны три документа с рекомендациями в случае террористического нападения.

Это:

  1. Правила поведения населения при угрозе совершения (совершении) актов терроризма, которые разработал КНБ.
  2. Меморандум, разработанный Комитетом по чрезвычайным ситуациям МВД РК.
  3. Система предупреждения Анитеррористического центра.

— Все эти документы должны дополнять друг друга и помогать людям правильно действовать в случае теракта или его угрозы, — говорит эксперт.

По словам Гусаровой, для контроля над ситуацией необходим единый информационный центр, который будет распространять достоверные и проверенные данные между силами безопасности, госслужащими, СМИ и гражданами страны.