18+
Астана
Сейчас
-10
Завтра
-12
USD
375.9
-2.61
EUR
426.65
-1.82
RUB
5.82
+0.02

Казахстан и Россия: отношения в условиях новой эпохи (часть 1)

1592

Каково современное состояние сотрудничества России и Казахстана? В чем заключаются основные проблемы во взаимоотношениях двух стран и какие факторы их улучшают?

silkroadnews.org

Предлагаем вашему вниманию сокращенный обзор экспертов ИА REGNUM. Он базируется на анализе различных аспектов: политического, экономического, военного, медийного, культурного и др.

Казахстан и Россия являются территориально и экономически самыми большими странами СНГ

Однако в научной среде за последние годы их двухстороннему сотрудничеству уделяется мало внимания. В результате в описании российско-казахстанских отношений преобладает малоинформативная официальная риторика или эмоциональные статьи и передачи. Анализ взаимных связей в публичном поле практически не производится.

Предлагаемый обзор — попытка обобщить систематические исследования группы авторов — Марата Шибутова, Юрия Солозобова и Натальи Малярчук — за несколько последних лет, представить общественности принципиально новую и как можно более полную картину российско-казахстанских отношений.

Правовая база взаимоотношений

В настоящее время между Казахстаном и Россией существует следующая правовая база основных договоров о сотрудничестве:

  1. Договор между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о совместных усилиях в охране внешних границ 1993 года.
  2. Договор между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о казахстанско-российской государственной границе 2005 года.
  3. Договор между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о добрососедстве и союзничестве в XXI веке 2013 года.
  4. Договор между Республикой Казахстан и Российской Федерацией о военно-техническом сотрудничестве 2015 года.
  5. Программа долгосрочного экономического сотрудничества между Правительством Республики Казахстан и Правительством Российской Федерации (до 2020 года).

Объем правовой базы

охватывает все основные сферы взаимодействия и находится на самом высоком уровне — использованы договоры,

а не соглашения и другие форматы. Всего договорно-правовая база собственно казахстанско-российских отношений составляет более 240 документов. Помимо этого есть еще соглашения в рамках СНГ, ОДКБ, ЕАЭС, ТС и ЕЭП, которые также затрагивают отношения двух стран.

Политика Казахстана

Лучше всего отношение одного государства к другому сформулировано в базовых официальных документах, а точнее — в Концепциях внешней политики.

Казахстанская Концепция внешней политики (Концепция внешней политики Республики Казахстан на 2014−2020 годы. Утверждена указом президента Республики Казахстан от 21 января 2014 №741) относительно отношений с Россией гласит следующее:

В главе «Страновые и региональные приоритеты» отмечено, что

«Республика Казахстан продолжит укрепление отношений с Российской Федерацией во всех сферах

политического, торгово-экономического и культурно-гуманитарного сотрудничества на основе Договора о добрососедстве и союзничестве в XXI веке».

В целом Казахстан рассматривает сотрудничество с Россией как напрямую, так и через различные интеграционные объединения как один из самых важных приоритетов своей внешней политики.

Политика России

Российская Концепция внешней политики менее сосредоточена на отношениях с Казахстаном. Фактически для России нет отдельных приоритетных отношений с Казахстаном — они существуют лишь как часть взаимоотношений со странами СНГ (исключая Украину), то есть их политический вес очень мал.

Российские коллеги отмечают, что Концепция внешней политики неработающая и неиспользуемая при подготовке внешней политики.

Российская внешнеполитическая позиция является некодифицированной, неструктурированной и существует только в головах нескольких лиц, принимающих решения в области внешней политики. Причем они могут не иметь официальных должностей, что делает их политику еще менее предсказуемой.

Соответственно,

внешнеполитическая позиция России является абсолютно субъективной и даже порой спонтанной;

она не учитывает ни реальные интересы России, ни союзнические интересы стран-партнеров.

В целом о внешней политике РФ по отношению к Казахстану, за исключением официальной риторики на протокольных мероприятиях, можно говорить лишь как о серии не связанных друг с другом ответных рефлексивных реакций на какие-то действия Казахстана, российских лоббистов, внешней среды и даже на ряд случайных событий.

Такая непредсказуемость внешней политики России создает для Казахстана определенные проблемы

Поверхностный анализ

Политический анализ и регионоведение в вопросе изучения Казахстана имеют сегодня существенный методологический дефект (Ю. Солозобов, М. Шибутов. Конфликты и риски в Средней Азии: новый взгляд).

В исследованиях делается постоянный упор на анализ рисков и связанные с ними негативные сценарии развития. Понятно, что апокалиптический сценарий хорошо продается СМИ и начальству, однако он мало что объясняет.

Относительно Казахстана и вообще региона негативные прогнозы транслируются с 1991, но ни один из них полностью не сбылся

Доминирующая концепция представляет Казахстан и Среднюю Азию как пять «станов». Основная

причина такого поверхностного анализа — традиционное стремление рассматривать страны региона как площадку для «Большой игры»,

а также опыт изучения постколониальных стран Африки и Азии, где действительно все возможные алармистские прогнозы имели обыкновения сбываться.

Регион обычно подают как объект, где осуществляют свою политику те или иные нерегиональные силы (Россия, США, ЕС, Китай, Турция и др.). Соответственно,

немногие исследователи рассматривают внутреннюю динамику развития стран Туркестана. Или просто мало знают о ней

При типовом анализе рисков делается стандартный вывод, что ключевыми мерами против большинства угроз является парламентская демократия, гражданское общество и вхождение в глобальные институты вроде ВТО.

Однако

последовавший этому пути Кыргызстан, некогда витрина для МВФ и ВТО, совсем не демонстрирует успехов

Сегодня это типичное failed state, где власть меняется в результате переворотов, правительство ничего не контролирует, экономика живет за счет трудовых мигрантов, а регионами правит криминал. В целом там ситуация ненамного лучше, чем у пережившего гражданскую войну Таджикистана.

Факторы успеха в регионе

На взгляд авторов, изучать надо не только риски, но и факторы, способствующие стабилизации ситуации, что в свою очередь помогает осуществлять постепенную модернизацию. А в случае Казахстана — эволюционную, но последовательную либерализацию.

Этих факторов не так мало, но обычно о них мало говорят.

1. Политические факторы

Странно думать, что члены правительств стран региона не знакомы с прогнозами и оценкой рисков. Как правило, эти работы они в основном и заказывают, а затем предпринимают всевозможные усилия, чтобы снизить риски.

Представители элит региона удерживать власть умеют очень хорошо. К примеру, Узбекистан построил железную дорогу «Ангрен-Пап», которая позволяет ему не пользоваться железнодорожным транзитом через территорию Таджикистана и таким образом иметь двойной транспортный коридор в Ферганскую долину.

По дороге «Ангрен-Пап» перебрасываются не только грузы хозяйственного назначения, но и войска, вне зависимости от сезона. Таким образом,

Узбекистан снизил основную угрозу своей безопасности — «дестабилизацию Ферганской долины» — как минимум в два раза

И таких действий по снижению рисков у каждой страны можно найти достаточно.

Разнообразный этнический состав

Что касается вопроса толерантности, регион изначально был крайне разнообразен по своему этническому и конфессиональному составу. Его жители постоянно общались с представителями как минимум 5−7 народов и представителями нескольких конфессий.

К примеру, в той же Бухаре проживали одновременно узбеки, таджики, персы, индусы, русские, арабы, бухарские евреи, евреи ашкенази, казахи, туркмены, армяне, уйгуры и др.

Сформирован большой опыт сосуществования различных культур, что исключает ксенофобию и неумение выстраивать отношения

с другими этническими или религиозными группами. Только за ХХ век регион пережил как минимум пять волн миграции, различных по составу и назначению. Пример: сознательная работа государства с диаспорами, выработка новой национальной политики. Создание Ассамблеи народа Казахстана и возможность выбора от этнических групп в парламент.

Работа над чужими ошибками и модернизация

По вопросу модернизации две крупные страны региона из пяти —

Казахстан и Узбекистан — имеют системные программы по реиндустриализации и модернизации общества

Это выливается в масштабные индустриальные и инфраструктурные проекты, позволяющие выйти за экономическую матрицу, заложенную СССР. При этом надо различать неолиберальную модернизацию Казахстана и чисто технократическую модернизацию Узбекистана.

У остальных государств региона это устремление выражено меньше, но и они что-то стараются делать.

Сотрудничество с Китаем

Так как Китай кровным образом заинтересован в стабильности граничащих с СУАР стран, он не просто торгует с ними, но и осуществляет масштабные экономические проекты на их территории.

Система газопроводов «Средняя Азия — Китай» не только доставляет газ в Поднебесную, но и обеспечивает им южные районы Казахстана. Такой продуманный подход заставляет кооперативно сотрудничать друг с другом все страны региона.

То же самое можно сказать относительно транспортных инициатив КНР. Все инфраструктурные проекты с китайским участием находятся под дипломатическим прикрытием Китая и его мощных спецслужб, что обеспечивает дополнительную стабилизацию обстановки в регионе.

Необходимость в компромиссе

Пониманию элитами необходимости компромисса, а также извлечения уроков из своих ошибок послужила их национализация в каждой из стран в 90-е годы. Это резко сплотило политику стран региона по отношению к внешним силам и повысило их желание своими силами сохранить суверенитет.

Для этого были созданы публичные и непубличные инструменты влияния (СМИ, силовая и пропагандистская машины, системы работы с НПО и политическими партиями).

Разработка программ транзита власти

Она сейчас полным ходом идет через коллективные неформальные органы и элитную систему сдержек и противовесов. При этом нет персонализации преемников и заранее объявленных «наследников и принцев». Пока это видно в Казахстане, Узбекистане и Таджикистане.

Где-то это происходит в виде либерализации, распределении баланса сил, разработки стратегических программ планирования, где-то — в виде насыщения элиты родственниками. Но тем не менее эта работа ведется.

Надо отметить, что

даже суперавторитарная Туркмения не впала в политический кризис после внезапной смерти Сапармурата Ниязова

Такой же пример продемонстрировал и Узбекистан после смерти Ислама Каримова. Исключением на этом фоне выглядит Кыргызстан, но о его специфике было сказано выше.

Совместная работа Казахстана и Узбекистана

В масс-медиа эти страны и их руководство постоянно подаются как непримиримые враги, что является стереотипом еще с советских времен.

В реальности идет постоянное сотрудничество по блокированию и отчасти сдерживанию проблемной политики

со стороны Таджикистана и Кыргызстана с целью недопущения дестабилизации всего региона. Это уже не раз проявлялось как в случае кыргызских переворотов, так и в случае водно-энергетических споров.


Продолжение следует